Интервью с заместителем председателя тендерного комитета Василием Михальчуком

?

— Всегда ли тендерный комитет использует процедуру открытых торгов?

— С самого начала работы тендерного комитета было решено использовать только эту процедуру потому, что проведение открытых торгов — наиболее демократичный, прозрачный способ, когда на раскрытии предложений могут присутствовать все заинтересованные лица. По окончании процедуры все участники торгов подписываются под протоколом в том, что у них нет никаких замечаний, предложений, претензий, если таковых не было.

— Цены на противотуберкулезные препараты, которые указывались в тендерных предложениях, были значительно ниже рыночных. По некоторым позициям — примерно в два раза. Вы ожидали такого эффекта?

— Дело в том, что в этом и состоит цель тендеров: добиться максимального снижения цен и выбрать из всех предложений наиболее выгодное. Ценовые предложения комитет еще не проанализировал, но сопоставлять будет все условия без исключения. Дополнительные условия могут быть такими, что ценовая характеристика не будет решающей. И только после сопоставления всех предложений будет принято окончательное решение.

— Будут ли в ходе торгов применяться преференционные поправки?

— Отвечая на этот вопрос, я могу только сослаться на статьи Закона, в которых четко указано, до какой суммы торгов и для кого действует преференционная поправка. В данном случае ни один из поставщиков не подпадает под преференционную поправку.

— Как Вы относитесь к тому, что многие участники тендера не предоставили вовремя предгарантийное письмо банка в качестве обеспечения выполнения договора о закупке, ссылаясь на то, что в Законе такое требование применимо только к победителям тендера?

— От победителя тендера мы действительно будем требовать обеспечения выполнения договора о закупке. Это будут довольно значительные суммы — 15% от суммы контракта. Но на данном этапе мы требовали только предгарантийное письмо, что не предполагает материальных затрат. Это было сделано для того, чтобы заранее отсечь фиктивные фирмы, фирмы-банкроты и прочие недобросовестные компании. Так, если фирма является банкротом, то никакой банк не выдаст ей письмо об обеспечении в случае признания этой фирмы победителем тендера. Такое письмо является только подтверждением платежеспособности поставщика.

С помощью тендеров государство планирует решать серьезные социальные задачи, на эти цели выделяются весьма крупные суммы, поэтому комитет серьезно подошел к оценке поставщиков. Некоторым фирмам банк действительно отказывал в выдаче предгарантийных писем по причине неплатежеспособности.

Не все компании в пакете тендерной документации предоставили свой вариант контракта. Не было ли это связано с тем, что существовало два варианта инструкции оферентам?

— Согласно Закону за три дня до даты ракрытия тендерных предложений заказчик имеет право внести дополнения и изменения в инструкцию.

Но я вижу причину в невнимательности поставщиков, в незнании ими нормативной базы для проведения тендера. Возможно, оференты хотят схитрить. Так, выслушав все предложения, они могут подать свое, более выгодное. Нашей же задачей было не допустить изменения условий контракта пусть даже в более выгодную для нас сторону. То есть, таким образом мы пресекаем недобросовестную конкуренцию.

Дело в том, что в инструкции предъявлены требования, изложенные в Постановлении Кабинета министров № 694, которое действовало на момент составления инструкции. Тот, кто хочет участвовать в тендере, должен знать нормативную базу так же хорошо, как и тот, кто этот тендер организует. А если участники торгов будут читать до конца еще и инструкцию, то тогда противоречия не будут возникать.

— Не поставлены ли нерезиденты в более сложные условия по сравнению с резидентами требованием того, что цена товара выражена в гривнях?

— Торги проводятся на территории Украины, национальной валютой является гривня, так что здесь просто не существует предмета для обсуждения. Если это кому-то невыгодно, то его участие в тендере не обязательно.

— Василий Николаевич, вы хотели бы что-нибудь добавить к тому, что уже сказано?

— Да, я хочу, чтобы компании, которые участвуют в тендере знали, что они не только получат деньги за поставленную продукцию, но и помогут многим больным людям.

Тарас Махринский

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті