Европейская фарминдустрия ожидает действий ЕС

Европейская фармацевтическая промышленность по-прежнему ждет от Европейского Союза (ЕС) дальнейших действий, которые помогут ей оставаться конкурентоспособной на международном уровне и не сдавать свои позиции индустрии США. Ежегодная ассамблея Европейской федерации фармацевтических предприятий и ассоциаций (ЕФФПА), состоявшаяся в Люцерне 19–22 июня 2001 г., в очередной раз обратилась к ЕС с призывами занять более конструктивную позицию по всем вопросам — от ценообразования до защиты авторских прав, от стимулирования инноваций до укрупнения предприятий.

На протяжении более десятка лет суть воззвания ассамблеи остается неизменной: для того чтобы в развитии Европы должную роль играла промышленность, европейским политикам необходимо всерьез заботиться о судьбе ее активов (они не должны быть растрачены или перемещены в США). С одной стороны, ЕФФПА встревожена возрастающим на протяжении последнего десятилетия ростом участия США, с другой — расширение ЕС пугает фармацевтических производителей вероятными негативными последствиями.

При анализе состояния европейской фармацевтической промышленности неминуемо сопоставление ее с таковой в США. Жан-Франсуа Деге, президент и генеральный директор фармацевтической компании «Санофи-Синтелабо», считает, что в ближайшем будущем США станет крупнейшим рынком сбыта продукции его компании. Так, уже в 2001 г. этот рынок обеспечил около половины объема продаж и прибылей «Санофи-Синтелабо». Фармацевтический рынок США в меньшей степени подчинен политическим ограничениям, нежели европейский рынок, и представляется более привлекательным: «Цены выше, а большой единый рынок с применением одинакового для всех процесса выдачи торговой лицензии ускоряет доступ пациентов к новым препаратам». Г-н Деге не видит проблемы в том, что именно США играют основную роль в перераспределении затрат ЕС на научные изыскания и разработки (если в 1990 г. европейские исследовательские фирмы выделили на них в Европе 73% своего бюджета, то в 1999 г. этот показатель снизился до 59%).

Представители европейской фармацевтическиой промышленности заявляют, что она по-прежнему обладает значительной мощью: 540 тыс. штатных работников, 85 тыс. исследователей, создано 2 млн вспомогательных рабочих мест, 17 млрд евро в год вкладывается в исследования, а активный торговый баланс составляет 18 млрд евро (с учетом Швейцарии — 26 млрд евро). «В Европе налицо быстрый рост биотехнологического сектора», — уверен Эрнесто Бертарелли, президент новой группы биотехнологических компаний, сформированной ЕФФПА, и генеральный директор «Сероно» (Италия) — крупнейшего в мире биотехнологического предприятия.

Фармацевтическая промышленность становится жертвой политического безразличия или игнорирования: правила ЕС ставят ее в условия, которые могут подорвать ее силы. Увеличение объема продаж фармацевтической продукции в ЕС существенно отстает от такового в США: с 1990 г. — в среднем 10% в год (в США — 15%). За тот же период доля европейских стран в мировом фармацевтическом рынке (объем — 392 млрд евро) уменьшилась с 32 до 22%, тогда как доля США увеличилась с 31 до 43%. И хотя европейские инвестиции в исследования в течение последних 10 лет удвоились, это не идет в сравнение с увеличением инвестиций в США, составившем за этот период около 500%.

В ЧЕМ НУЖДАЕТСЯ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ?

Европейской фармацевтической промышленности не хватает многого, а именно: поддержки исследований со стороны ЕС; более широких возможностей для общения с пациентами (например, посредством прямой рекламы); гарантированной защиты права на интеллектуальную собственность; ускорения процедуры выдачи торговой лицензии; сбалансированности «игрового поля» для ведения бизнеса в странах — членах ЕС («Французские фирмы платят значительно более высокий налог на корпорации, чем британские», — отмечает г-н Деге). Промышленники продолжают высказывать недовольство правом стран — членов ЕС устанавливать собственные правила в определении цен на лекарственные средства (ЛС) и на то, какие препараты (и по какой цене) оплачиваются в рамках национального социального обеспечения. «Такое право в Европе не распространяется ни на одну другую отрасль промышленности, но сосуществует с доктриной ЕС о свободном движении товаров. В итоге посредники богатеют, покупая ЛС в странах со строгим ценовым контролем (таких, как Испания и Португалия) и продавая их в странах с более высокими ценами или в тех, где прямой ценовой контроль отсутствует вовсе (таких, как Германия или Великобритания). Необходимо положить конец царящей в Европе «неразберихе в правилах ценообразования и субсидирования». Производители в Великобритании жалуются, что доля такого параллельного импорта в отношении некоторых ЛС, пользующихся спросом, составляет сегодня около 80% объема продаж. По словам г-на Деге, «когда посредники получают такую колоссальную прибыль, компания-производитель не в состоянии нормально работать».

Ситуация несколько улучшилась после того, как в начале 2001 г. генеральный директор Европейских предприятий Эркки Лииканен и комиссар здравоохранения Дэвид Бирне создали группу ведущих специалистов по инновации ЛС. В ЕФФПА считают, что работа этой группы позволит обеспечить защиту права интеллектуальной собственности, ускорить лицензирование препарата и упростить процедуры, предшествующие его выходу на рынок. По мнению промышленников, на сегодняшний день у государств — членов ЕС отсутствует паритет в доступе к ЛС.

СОКРАЩЕНИЕ ФРАГМЕНТАЦИИ РЫНКА

Основное требование ЕФФПА к группе ведущих специалистов — сокращение «фрагментации европейского фармацевтического рынка» и обусловливающего ее параллельного импорта. Промышленность выживает, невзирая на парадокс: свободное движение товаров происходит в отсутствие свободного ценообразования. С точки зрения промышленников, это политический вопрос, в решение которого должны быть вовлечены парламент и Совет Министров, а не только Комиссия ЕС. «Мы не знаем, какие здесь возможны решения», — сообщает г-н Деге. Он предлагает искать некий дифференцированный подход, при котором наиболее незащищенные компании-производители получали бы льготы при приведении условий свободного движения товара в соответствие с фиксированным ценообразованием. И если именно новые препараты составляют большую часть ассортимента компаний и объема продаж, то предоставление производителю возможности назначать приемлемую стартовую цену на ЛС могло бы решить многие проблемы — хотя бы на тот период, пока государства — члены ЕС не прибегнут к принудительному кумулятивному снижению цены после выведения препарата на рынок.

Хорхе Галлардо, генеральный директор компании «Алмирал-Продесфарма» (Испания) и вице-президент ЕФФПА, предостерегает против долговременного воздействия параллельного импорта на прибыльность, и как следствие — на способность инвестировать в новые ЛС. Отрицательные последствия могут быть незаметны сегодня, но они скажутся в будущем. «Если сегодня, когда денежный оборот моей фирмы уменьшается по вине параллельного импорта, я закрою свой научно-исследовательский отдел — еще лет 10 фирма будет продолжать работать, как раньше, — говорит он. — Но я заинтересован в сохранении этого отдела не только в ближайшие 10, но и в последующие 20 и 30 лет — для моих детей и внуков». Г-н Галлардо признает, что многочисленные попытки добиться понимания со стороны ЕС оказались тщетными, но принятие решения на европейском уровне необходимо. Ведь на национальном уровне позиции правительств существенно разнятся: в Испании торговля лекарственными препаратами и инвестирование в их исследования не урегулированы между собой, а принятие правительством жестких мер против параллельного импорта представляется маловероятным.

Франс Хамер, генеральный директор компании «Хоффманн-Ля Рош», говорит, что проблему параллельного импорта нельзя замалчивать и производственники не должны прекращать бить тревогу — даже если не получается найти решение сразу. «В случае, если европейская промышленность в ближайшем будущем понесет серьезный урон, я не хочу дать политикам возможность сказать: «Мы не знали о происходившем!». По мнению г-на Хамера, государства — члены ЕС должны проявить общую готовность и одобрить систему свободного ценообразования на новейшие препараты, как это сегодня делают Великобритания, Германия и Швейцария. Он считает, что Испания, Италия и Нидерланды в последнее время демонстрируют определенную гибкость: им удалось существенно оптимизировать свои системы ценообразования и возмещения затрат.

Как подчеркивает Пьер Клессен, директор Бельгийской ассоциации фармацевтической промышленности, бельгийские государственные органы проявили дифференцированный подход, введя жесткие правила ценообразования и возмещения затрат в фармацевтической промышленности. Новая политика призвана обеспечить «значительное» (12%) увеличение общих бюджетных ассигнований на субсидирование фармацевтической промышленности. Новые правила субсидирования создаются с учетом мнения промышленников и приводятся в соответствие с требованиями ЕС.

ОПАСЕНИЯ ПО ПОВОДУ РАСШИРЕНИЯ

Расширение ЕС вызывает у многих европейских предпринимателей массу опасений. ЕФФПА предостерегает, что «без достаточной подготовки и соблюдения мер предосторожности расширение может превратиться из реальной угрозы в реальный кошмар для фармацевтических компаний». Ассамблея заявляет, что страны-кандидаты «прежде чем присоединяться к ЕС, должны неукоснительно выполнить все требования по защите права интеллектуальной собственности». Высказываются также опасения о том, что из-за расширения ЕС уже существующая фрагментация рынка «усугубится еще больше». Г-н Деге считает, что ЕС фокусирует внимание на вопросах интеллектуальной собственности лишь во время переговоров о вступлении, а на практике не сделал «вообще ничего для защиты промышленности от параллельного экспорта дешевой продукции из новоиспеченных государств-членов». Директор «Санофи-Синтелабо» не против снижения цен в этих странах: в штате завода компании в Венгрии состоит 2 тыс. сотрудников, а цены — на 40% ниже, чем на других заводах «Санофи-Синтелабо». Но экспорт низких цен (то есть то, что может получить единый рынок в результате расширения) — это уже «не ночной кошмар, а нонсенс». Свободное ценообразование — не выход для генерального директора «Санофи-Синтелабо», ибо оно будет означать лишь то, что цены в Германии будут снижены до уровня цен в Польше или в Румынии.

Хорхе Галлардо, чья фирма выдала лицензии на препараты компаниям в Польше и Венгрии, выражает опасение, что после расширения они могут хлынуть назад в Испанию по более низким ценам.

Франс Хамер также видит в низких ценах больше угроз, чем перспектив для развития европейской фармацевтической промышленности. Неминуем поток параллельного импорта патентованных препаратов, представленных на рынках государств — новых членов ЕС по низким ценам (речь идет об очень крупных суммах).

По мнению г-на Хамера, для появления процветающего среднего класса и для реализации всего потенциала рынка понадобится немало времени. И с учетом геополитической ситуации вполне можно ожидать, что в ближайшем будущем фармацевтическая промышленность понесет определенные потери «как дань европейской солидарности».

Подготовлено по материалам журнала «European report» от 27.07.2001 г.
Источник: Europe Information Service s.a.
Avenue Adolphe Lacomble, 66-B-1030 Brussels, Belgium

Deutsch


E-mail: marketing@eis.be
The reference source in European Union information

Комментарии

Нет комментариев к этому материалу. Прокомментируйте первым

Добавить свой

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Другие статьи раздела


Последние новости и статьи