Превентивные методы защиты — разные взгляды на работу врача

Проблема соблюдения прав медицинских работников уже освещалась на страницах нашего издания. Сегодня мы хотели бы поговорить подробнее о видах ответственности врача, а также превентивных мерах по защите его прав.

ВИДЫ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Основными видами юридической ответственности врача за действия, совершенные в связи с профессиональной деятельностью, являются гражданско-правовая, криминальная, а также дисциплинарная и административная ответственность. Каждый из этих видов ответственности регулируется отдельным документом — Гражданским кодексом, Уголовным кодексом, Кодексом законов о труде и Кодексом Украины об административных правонарушениях соответственно.

Самым серьезным видом юридической ответственности является криминальная ответственность в соответствии с Уголовным кодексом. Действующий Уголовный кодекс содержит более 15 статей, по которым медицинский работник может быть привлечен к ответственности. Среди них несколько связано с ненадлежащим выполнением своих обязанностей (в том числе приведших к заражению ВИЧ (ст. 131)) вплоть до полного их невыполнения (ст. 139), с медицинской помощью детям (ст. 137), с несоблюдением конфиденциальности информации (ст. 132 и 145), с незаконной врачебной деятельностью (ст. 138), включая незаконное проведение абортов (ст. 134), с нарушением прав и свобод пациентов (ст. 141, 142, 151, 184), а также с незаконным оборотом наркотических средств (ст. 319).

Наступление гражданско-правовой ответственности связано с причинением вреда здоровью пациента. При этом нанесенный ущерб может быть материальным (деньги, потраченные на дополнительное лечение, неполученный за время болезни доход и др.), что определяется ст. 1166 Гражданского кодекса, или моральным (ст. 1167 и 1168 Гражданского кодекса). Согласно Гражданскому кодексу понятие морального ущерба включает физическую боль и душевные страдания, ухудшение качества жизни, утрату радости жизни и др. Ответственность прежде всего лежит на лечебно-профилактическом учреждении (ЛПУ), в котором работает врач. В свою очередь ЛПУ может в порядке регрессии стребовать возмещение ущерба с врача.

И если случаи уголовного преследования врачей достаточно редки, то количество гражданских исков стремительно увеличивается. При этом причиненный ущерб может оцениваться вплоть до десятков тысяч гривен, и уже зафиксированы случаи профессионального сутяжничества, когда пациент специально обращается за медицинской помощью (часто стоматологической), чтобы затем подать в суд и требовать возмещения ущерба.

КАК ВРАЧУ ЗАЩИТИТЬ СВОИ ПРАВА

Первый и основной способ превентивной защиты каждого врача — это добросовестное исполнение своих обязанностей и также добросовестное документирование всех своих действий, назначений и контактов с пациентом. К сожалению, есть множество вопросов как по первому, так и по второму пункту. Для того чтобы оценить, насколько правильно врач поступил в том или ином случае, необходимо иметь, во-первых, стандарт для сравнения (в Украине нет медицинских стандартов, обязательных для исполнения), во-вторых, независимый экспертный орган (судебно-медицинская экспертиза не всегда соответствует этому требованию). На практике получается, что даже если врач поступал правильно, то его можно признать виновным в ошибке, или же оправдать другого врача, который совершил серьезную ошибку.

Что касается документации, то тут также возникают вопросы. С одной стороны, МЗ Украины утвержден список форм, которые необходимо вести на бумажных носителях (приказ МЗ Украины от 5.07.2005 г. № 330). В этом списке и карта амбулаторного больного, и карта стационарного больного и др. Однако нет четко прописанных инструкций о степени детализации информации в этих документах.

Юристы настойчиво рекомендуют максимально подробно описывать разговор с пациентом, все действия доктора и назначения, а также просить пациента поставить свою подпись под всей полученной информацией. Действительно, согласно ст. 15 Закона Украины «О защите прав потребителей» (а ведь именно он регулирует взаимоотношения врача и пациента) потребитель (в данном контексте — пациент) имеет право на получение полной информации о предоставляемой услуге, а также на получение полного перечня предостережений. То есть фактически назначая больному, например, анализ крови из вены, 2 лекарственных средства в виде таблеток и 2 вида инъекций, доктор, чтобы полноценно защитить себя, должен перечислить в письменном виде все возможные побочные действия препаратов и возможные неблагоприятные последствия процедур, включая вероятность формирования абсцесса в месте инъекции или внесения инфекции при введении лекарственного средства в вену; затем обсудить все это с больным, ответить на его вопросы, дать ему прочитать эту информацию и попросить поставить свою подпись.

Это, наверное, правильно с точки зрения юриста, возможно, правильно с точки зрения пациента и абсолютно нереально с точки зрения врача. Необходимо помнить, что по существующим нормативам у доктора, ведущего амбулаторный прием в государственной поликлинике, есть только 15 мин на общение с одним больным, включая и опрос, и осмотр, и обсуждение, и ведение документов. Поэтому должна быть какая-то стандартизация процедур ведения документации и степени детализации информации, которая была бы согласована с другими параметрами системы здравоохранения, такими как количество больных на одного врача, количество времени на один прием и т.д.

В связи с этим наиболее надежным методом превентивной защиты врачей может стать страхование их гражданской ответственности. В случае претензий со стороны пациента страховая компания возмещает ему моральный и материальный ущерб. Именно страховая компания, а в частности ее специализированный юридический отдел, в таком случае будет отстаивать права врача и ЛПУ. Хотя и работа страховых компаний будет существенно проще и согласованней, если законодательно будут урегулированы вышеперечисленные вопросы — стандартизация медицинской помощи и обновленные требования к ведению медицинской документации с учетом прав пациентов как потребителей медицинских услуг. Несмотря на перспективность этого направления правовой защиты медицинских работников и возрастающее количество предложений страховых компаний, страхование гражданской ответственности медицинского персонала еще не получило широкого распространения в нашей стране.

В вопросах защиты прав врачей не последнюю роль играет и информированность всех сторон потенциального конфликта. И здесь проходит интересная грань. С одной стороны, пациенты априори владеют меньшим количеством информации о своей болезни и способах ее лечения, чем врачи. Именно поэтому такое внимание уделяют юристы необходимости создания и подписания форм информированного согласия. С другой стороны, все чаще возникает ситуация, когда пациенты, подающие иск против врача или ЛПУ, гораздо более подкованы в правовых вопросах, чем медицинские работники. Такая необразованность, а в некоторых случаях грубая невежественность врачей не играет им на руку и не помогает в защите своих законных интересов. Однако в последнее время наметился определенный прогресс — все больше и больше врачей, а также студентов-медиков склоняются к необходимости повышения уровня своей правовой образованности. Косвенным свидетельством этого может быть интерес, который проявляется в интернет-ресурсах. Так, портал www.likar.org.ua существует уже более двух лет, его задачей является обеспечение взаимопомощи для врачей разных специальностей и студентов медицинских вузов. Ресурс www.vrach.in.ua , созданный в рамках программы «Всеукраинский проект по защите прав врачей», предлагает анализ исторических, экономических и юридических аспектов проблемы защиты прав врачей, тематические статьи, юридические консультации, а также обсуждение актуальных вопросов на форумах. Интересным является также вопрос защиты прав врачей не только в рутинной врачебной практике, но и в других ситуациях, например при проведении клинических исследований. Правовые вопросы в этой области пробует освещать недавно созданный интернет-проект «Клинические исследования в Украине» (www.trials.in.ua ).

СПОСОБ ЗАЩИТЫ — ДОГОВОР ОБ ОКАЗАНИИ МЕДИЦИНСКИХ УСЛУГ

Ирина Венедиктова
Ирина Венедиктова

О вопросах превентивных методов защиты прав врачей и состоянии медицинского права в регионах (в частности Харькове) корреспондент «Еженедельника АПТЕКА» побеседовала с Ириной Венедиктовой, кандидатом юридических наук, доцентом, заведующей кафедрой гражданско-правовых дисциплин Харьковского национального университета имени В.Н. Каразина.

— Расскажите, пожалуйста, об успехах и достижениях харьковских юристов в сфере медицинского права.

— Мы начали заниматься медицинским правом недавно, всего полтора года назад; решили сконцентрироваться на защите прав именно медицинских работников и фармацевтов, потому что сейчас уже создано много организаций, которые целенаправленно занимаются защитой прав пациентов, а вот медицинским работникам порой некуда обратится за качественной юридической консультацией. На данном этапе создана секция медицинского права на базе Харьковского медицинского общества. В рамках работы этой секции сейчас мы решаем определенные юридические задачи, к нам приходят медики со своими вопросами. Также была введена и успешно читается учебная дисциплина «Правовое регулирование медицинской деятельности» для выпускных курсов факультета фундаментальной медицины Харьковского национального университета имени В.Н. Каразина. Раньше юридическое образование студентов-медиков ограничивалось только курсом правоведения. Последние вопросы, которыми мы занимались, — мониторинг незаконного оборота наркотических и психотропных препаратов, правовое регулирование контроля качества лекарственных средств, передающихся в аптеки. Еще одним очень интересным вопросом является ответственность провизора и права потребителей, которые получают услуги в аптеке, поскольку сейчас непонятно, что стоит за советом провизора, будет ли наступать юридическая ответственность и какого плана.

— Расскажите, как работает юридическая секция Харьковского медицинского общества? Проводите ли вы заседания или ограничиваетесь только отдельными консультациями?

— Дело в том, что фактически мы только открылись и богатого опыта ведения заседаний пока нет. Сейчас наша секция занимается в основном консультированием медицинских работников, хотя, конечно, у нас много планов на будущее. Нашей следующей целью является проведение различного рода практических семинаров для работников сферы здравоохранения, своего рода правовой ликбез. В дальнейшем мы видим работу общества в виде организации периодических круглых столов различных правовых тематик. Консультации, в общем-то, должны остаться за пределами этого общества. При одном из факультетов нашего университета работает юридическая клиника, где студенты и преподаватели дают бесплатные консультации. На базе этой клиники мы и будем консультировать медицинских работников. А общество медицинского права будет заниматься сугубо научными проблемами.

— Существует ли в Харькове какой-нибудь судебный опыт медицинских исков?

— На самом деле такого опыта немного, а в плане фармацевтического права его вообще нет. Адвокаты не очень охотно берутся за дела о защите прав пациентов, особенно когда дело доходит до суда. Достаточно тяжело доказать причинно-следственную связь между тем, что произошло с пациентом, и тем, что делал врач, проблему составляет отсутствие независимой врачебной экспертизы. Сегодня права пациентов регулируются Основами законодательства Украины о здравоохранении, которые уже достаточно устарели, и Законом «О защите прав потребителей». Но можем ли мы говорить о том, что права пациентов и потребителей должны быть уравнены? На мой взгляд, должен быть отдельный закон о защите прав пациентов, ведь нельзя сравнивать услуги, которые вы получаете, скажем, в парикмахерской с услугами стоматологического кабинета. Должны быть абсолютно разные законы.

— Какие Вы могли бы предложить превентивные меры по защите прав врачей и/или пациентов? Может быть, нужно разработать какие-то типичные договора или принять другие меры?

— Первый, самый простой и самый действенный способ — это иметь качественный договор об оказании медицинских услуг, подписанный пациентом. Если речь идет о государственной больнице или договор не подписан по другой причине, пациент должен быть обязательно ознакомлен со своей историей болезни, поставить подпись под всеми назначениями и письменным изложением всех предостережений и возможных негативных последствий при приеме препаратов. Ставя свою подпись, пациент подтверждает, что он ознакомлен с этой информацией. Только в этом случае можно говорить о том, что врач себя достаточно обезопасил. Если такие документы не подписаны пациентом, он может сказать, что врач ему о чем-то не сообщил.

— Но как это осуществить практически? Ведь если больному назначено одновременно 5–7 препаратов, каждый из которых имеет целый список возможных побочных действий, то вся информация с предостережениями займет несколько листов, причем ее нужно создавать каждый раз отдельно для каждого пациента. Не может же врач уделять столько внимания и времени на разработку таких информационных листов?

— Вы знаете, должен. Либо врач, либо его помощник. Ведь только кажется, что это долго, сложно и вообще не нужно. Но когда дело доходит до суда, то такие записи оказываются очень полезными. Тем более, что по сути можно разработать типовые формы, затем их быстро комбинировать и распечатывать для каждого пациента. В общем, это займет лишние 10 мин, но зато сможет защитить впоследствии. Можно не перечислять все возможные последствия детально, но давать хотя бы основную информацию все равно необходимо. И второй очень важный и совсем не сложный момент — это страхование врачом своей ответственности, то есть если врач совершит ошибку, то все расходы, связанные с дополнительным лечением, пациенту возмещает страховая компания. Однако у нас такая практика не распространена.

— Возможно, это связано с тем, что для врачей такое страхование достаточно дорого?

— Но в противном случае ошибка может стоить гораздо дороже, и об этом не стоит забывать. Ведь наши врачи не привыкли к тому, что они могут быть наказаны за свои ошибки. Однако сейчас встречаются разные люди, разные пациенты. Некоторые из них специально обращаются в частные клиники, чтобы потом найти ошибки, подать в суд и получить компенсацию. Конечно, в Украине такая практика еще не распространена, но такой вариант никогда нельзя исключить, о нем нужно помнить.

— Насколько я понимаю, как правило, пациент подает иск против ЛПУ, но может ли он подать иск против конкретного врача? Защищает ли ЛПУ своих сотрудников в таком случае?

— Действительно, как правило, иски подаются против ЛПУ, а потом оно в порядке регрессии взыскивает за причиненный ущерб с конкретного врача. У врача, безусловно, есть персональная ответственность, его могут лишить лицензии, права на практику и т.д., но за возмещением материального ущерба обращаются в основном к ЛПУ, в котором работает врач. ЛПУ обращаются за помощью к штатному или работающему по трудовому соглашению юристу, который и защищает учреждение и врачей в таких случаях. Конечно, о профессионализме таких специалистов нужно судить отдельно в каждом случае и нельзя обобщать. Но нужно понимать, что юристы больниц выполняют множество совершенно разносторонних функций — они занимаются и административным правом, и договорным правом, а в дополнение к этому и отношениями ЛПУ с пациентами. За счет расширения спектра услуг, которые оказывает юрист ЛПУ, его профессионализм может быть несколько снижен. Всегда особо ценны узкие специалисты.

— В клинических исследованиях информационные материалы, которые необходимо предоставлять пациенту до начала лечения, называются информированным согласием, и  разработаны специальные, достаточно подробные инструкции и требования к его написанию. Есть ли необходимость в разработке подобных инструкций, рекомендаций по созданию форм информированных согласий для применения в клинической практике и  кто этим должен заниматься?

— В 2005 г. МЗ Украины издало инструкцию по заполнению первичной учетной документации «Информированное согласие на прохождение теста на ВИЧ», других типовых стандартов оформления информированных согласий нет. Мне кажется, что лучше пусть каждое ЛПУ разрабатывает такие документы для себя. Хотя для государственных учреждений, которых у нас очень много, возможно, и следует разработать такие стандарты на уровне министерства. А навязывать министерские стандарты остальным, негосударственным участникам рынка, наверное, нет смысла.

ДЕЙСТВЕННЫЙ МЕХАНИЗМ — СТРАХОВАНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Светлана Гурьянова
Светлана Гурьянова

Вопросы страхования профессиональной ответственности украинских врачей корреспондент «Еженедельника АПТЕКА» обсудила с директором департамента личного страхования ЗАО «Европейский страховой альянс» Светланой Гурьяновой.

— Как бы Вы оценили популярность страхования профессиональной ответственности медицинского персонала в Украине сегодня и  динамику развития этого вида страхования в нашей стране за последние 5 лет?

— К сожалению, в Украине этот вид страхования пока является малораспространенным и находится практически на нулевой отметке (хотя из года в год рост все же отмечают).

Объясняется это рядом причин:

– все ошибки врач стремится устранить на месте, и эта информация обычно не доходит даже до главврача, а уже тем более — до судебных разбирательств. Кроме того, если врач будет часто ошибаться, то его просто выгонят с работы;

– у государственных больниц, как правило, нет средств на такое страхование, а частные клиники страхуются редко. Считается, что они в состоянии самостоятельно урегулировать подобные проблемы с пациентами;

– несовершенство судебных разбирательств по претензиям пациентов (отсутствие необходимого опыта для принятия решений по судебным искам).

Одним из вариантов развития этого направления страхования могло бы стать введение обязательного страхования профессиональной ответственности, что позволило бы создать систему, когда пациент будет знать, что за каждой операцией и каждым действием врача стоит финансовая ответственность и гарантии страховых выплат.

— Какие врачи, по Вашему мнению, в  большей степени заинтересованы в страховании своей ответственности — частнопрактикующие, оперирующие хирурги, стоматологи, врачи поликлиник или другие специалисты?

— На данном этапе страховые компании в основном страхуют частную медицину. Особую активность в заключении договоров страхования профессиональной ответственности проявляют стоматологические клиники и клиники пластической хирургии, поскольку здесь ошибки врачей встречаются наиболее часто и они наиболее заметны. Также в страховые компании все чаще стали обращаться ЛПУ, оказывающие услуги в области высокорисковых видов медицинских услуг, таких как реаниматологии, гинекологии, хирургии, кардиологии.

Подходы к определению категории страхователей при заключении договора страхования могут быть различными. Например, договор заключается с указанием лимита ответственности в целом на все ЛПУ, без указания страховых сумм по каждому врачу. В этом случае покрывается вред, причиненный действиями любого медицинского работника (сотрудника страхователя или специалиста, привлеченного страхователем на основании договора) и не превышающий общую страховую сумму. Или — с указанием лимита ответственности на каждого специалиста, причем суммы могут быть разными в зависимости от степени риска по специализации врача. В этом случае будет застрахована ответственность ЛПУ, но за ошибки только тех специалистов, по которым установлены страховые суммы, и в пределах суммы, установленной для врача, допустившего ошибку.

— Какова примерная стоимость такой страховки для врача и какова максимальная сумма возмещения?

— Размер страховой суммы (лимита ответственности, в пределах которого страховая компания осуществляет страховые выплаты) устанавливается по согласованию между страховой компанией и врачом. Рекомендованная минимальная страховая сумма — 10 000 грн. Страховой платеж рассчитывается на основании тарифных ставок, размер которых колеблется от 0,6 до 1,5% той суммы, на которую застрахована ответственность. То есть если клиника страхует своих врачей на 10 тыс. дол. США каждого, цена полиса на каждого врача будет составлять от 60 до 100 дол. Размер конкретной тарифной ставки по страхованию профессиональной ответственности врачей зависит от их специализации и стажа работы по специальности, среднего количества пациентов в год, размера страховой суммы, размера франшизы, а также от наличия в прошлом претензий. Страховые тарифы устанавливаются индивидуально для каждого страхователя в зависимости от особенностей его деятельности, а также условий, на которых предлагается заключить договор страхования. Договор страхования заключается, как правило, сроком на один год, в течение которого подлежат удовлетворению или отклонению как необоснованные все претензии пациентов к медицинскому учреждению, общая сумма страховой выплаты страховщиком по всем претензиям и сопутствующим расходам не может быть больше установленного лимита ответственности (страховой суммы). По согласованию сторон договором может предусматриваться дополнительно расширенный срок предъявления претензии, то есть претензии по ошибке врача принимаются дополнительно в течение 1 года после окончания договора страхования при условии, что медицинская услуга была оказана в течение действия договора страхования.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о механизме выплат и об основных шагах, которые необходимо предпринять застрахованному врачу при наступлении страхового случая.

— Выплата страхового возмещения осуществляется страховщиком третьим лицам (то есть пациентам), жизни и здоровью которых причинен вред в результате осуществления медицинской деятельности страхователем (ЛПУ или отдельным врачом) в пределах страховой суммы. Факт наступления ответственности страхователя за нанесение имущественного вреда третьим лицам вследствие осуществления профессиональной деятельности должен быть признан судом.

Страховая выплата осуществляется на основании предоставленного страхователем (ЛПУ или врачом) пакета документов, в который входят: договора страхования; копии иска третьего лица; копии решения суда, которое вступило в законную силу, признающего вину медицинского учреждения или конкретного врача; выписного эпикриза или больничного листа; вывода медико-социальной комиссии о причинении вреда здоровью; свидетельства о смерти третьего лица с указанием причины смерти; других документов, необходимых для определения ответственности страхователя. Размер страховой выплаты определяется на основании решения суда, который ссылается на условия договора, исходя из суммы, взысканной согласно этому решению со страхователя. Урегулирование претензий возможно также и в досудебном порядке на основании решений независимых экспертов. В случае обоснованности претензии определяется денежная сумма, подлежащая выплате потерпевшему лицу в размере затрат на устранение последствий причиненного вреда.

ЗАСТРАХОВАТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ХОТЯТ НЕМНОГИЕ

Наталья Войченко
Наталья Войченко

Корреспондент «Еженедельника АПТЕКА» побеседовала также с заместителем начальника управления розничных продаж страховой компании АСК «ИНГО Украина» Натальей Войченко.

— Страховая компания «ИНГО Украина» предлагает страхование ответственности медицинского персонала. Пользуется ли популярностью этот вид страхования в Украине вообще и среди ваших клиентов в частности?

— Страхование профессиональной ответственности является относительно молодым видом страхования, особенно в Украине, поэтому обращений от потенциальных страхователей не так уж много. В своей практике я встречала один раз «массовое» желание застраховать ответственность врачей. Связано это было тем, что в тендерных условиях на медицинское страхование персонала обязательным пунктом включения медицинского учреждения в программу страхования было наличие действующего договора профессиональной ответственности врачей. От себя могу добавить, что потенциальный страхователь был нерезидентом Украины. Нами были проведены переговоры со многими медицинскими учреждениями. Желание застраховать свою ответственность выразили немногие.

— Каковы условия страховки для врача?

— Стоимость страхового покрытия зависит от множества факторов (стажа работы, ученой степени, лимита ответственности страховщика, количества пациентов в год и т.п.). После изучения всей информации и оценки риска страховщик предлагает условия страхования, обсуждается объем покрытия. Как правило, страховщик нацелен на заключение корпоративного договора страхования (страхование ответственности целого коллектива). В некоторых случаях страховая компания может принять на страхование одного врача, но это повлечет за собой увеличение страховой премии. Навскидку можно сказать, что минимальная страховая премия будет составлять сумму, эквивалентную не менее 3000 дол. в год на данном этапе развития рынка.

— Выплата компенсации страховой компанией пациенту возможна только по решению суда, или же есть механизм полюбовного решения конфликта, без судебных разбирательств?

— Как правило, страховым случаем признается событие после вступления в силу решения суда, но не исключен вариант урегулирования события путем проведения независимых медицинских обследований, цель которых установить, есть ли действительно вина страхователя.

— Есть ли минимальный рекомендуемый набор документов (касающихся пациента), который должен предоставить врач для того, чтобы страховая компания могла взять возмещение ущерба пациенту на себя?

— Перечень необходимых документов можно разделить на такие группы:

  • претензия от пострадавшего;
  • документы, подтверждающие вину страхователя (судебное решение, экспертное заключение);
  • документы, подтверждающие нанесение финансового ущерба пострадавшему, связанного со страховым событием.

ПЛОХАЯ КОРПОРАТИВНОСТЬ И КАЧЕСТВО МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ

Александр Лесовой
Александр Лесовой

Вопросы уголовной ответственности медицинского персонала корреспондент «Еженедельника АПТЕКА» обсудила с Александром Лесовым, заслуженным юристом АР Крым, директором юридической фирмы «Крымская юридическая компания».

— Скажите, пожалуйста, как часто возбуждаются врачебные уголовные дела и как часто они доходят до суда?

— Врачебные дела являются очень редкой категорией в судебной практике. Адвокат не может располагать такой статистикой, но прокуратуры и суды наверняка ведут статистику-учет по категориям дел (ст. 134, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145 Уголовного кодекса). На мой взгляд, статистика по АР Крым выглядит так: не более 3–4 дел в год такой категории, которые заканчиваются приговорами об условных мерах наказания (с испытательным сроком) и с лишением права заниматься врачебной деятельностью на срок до 3 лет. Мне неизвестны случаи, чтобы врачей приговаривали к реальному лишению свободы. Кроме статистики судебных дел, существует также статистика материалов об отказе в возбуждении уголовного дела, которая наверняка более многочисленна, чем реально возбужденные и доведенные до суда дела.

— По какой статье возбуждается больше всего уголовных дел против врачей?

— На мой взгляд, из небольшого количества уголовных дел против врачей чаще всего возбуждаются дела по ст. 139 Уголовного кодекса — неоказание без уважительных причин помощи больному. О делах относительно нарушения прав пациента (ст. 141 Уголовного кодекса), незаконных опытов над человеком (ст. 142 Уголовного кодекса) и других обвинениях в Крыму я не слышал за последние 10 лет.

— С какими проблемами чаще всего сталкиваются юристы, занимающиеся ведением медицинских дел?

— Редкость врачебных дел зависит от нескольких факторов, среди которых: а) нежелание, как правило, потерпевших или их родственников даже пытаться спорить с существующей системой; б) отсутствие у потерпевших, которые начали бороться, сил, терпения и средств, чтобы продолжать добиваться защиты своих прав в течение долгого времени; в) отсутствие профессионально подготовленных следователей, способных правильно организовать и провести расследование с первых часов после, например, смерти, начиная с безотлагательного изъятия медицинских документов, образцов, установления и допроса очевидцев, поэтому, скорее, нужно ожидать, что господин следователь явится для изымания истории болезни через 3–5 нед после факта смерти пациента и получит хорошо отредактированную документацию; г) сложность доказательства ошибки, небрежности, умысла в действиях врачей, так как любой врач субъективно оценивает состояние больного и симптомы и, вероятно, может добросовестно заблуждаться относительно тяжести или причины болезни из-за отсутствия опыта или специальных знаний; д) корпоративность врачей, администрации ЛПУ и судебно-медицинских экспертов, которые, очевидно, не заинтересованы выносить сор из избы, а в результате терпят в своих коллективах случайных и опасных коллег.

— Что бы Вы отнесли к обязательным превентивным мерам для защиты врачей?

— Считаю, что такие превентивные меры зависят в большой степени от отношения самих врачей (добросовестного и критического отношения) к качеству своей работы и к своим коллегам. Невозможно рассчитывать на превентивные меры, если недобросовестных или плохих врачей прикрывают, терпят, оправдывают, скрывают их ошибки, тем самым становясь невольными соучастниками нарушений, и, кроме того, рождая атмосферу безответственности и равнодушия. Нужно делать невозможной плохую работу, невозможной деятельность плохих врачей. А юристы (прокуроры, следователи, судьи, адвокаты) никогда не будут способны изменить качество медицинской работы. Ни одному юристу недоступен тот объем знаний и тот опыт, который позволяет профессиональным врачам замечать ошибки врачебной деятельности. Но, на мой взгляд, сегодня врачи считают плохим тоном критиковать коллег, напротив — корпоративность в подавляющем большинстве случаев ищет оправдания происходящим ошибкам или скрывает их. И это плохая корпоративность. Такая же плохая, как практика исправления, дополнения или даже переписывания историй болезни в случае летального исхода.

По моему мнению, улучшению качества врачебной помощи, качества организации работы и самой работы врачей серьезно способствовали бы такие нематериальные, идеологические условия, как повышение самоуважения, профессиональной чести и достоинства, неприятие в коллективе случайных людей (плохих специалистов, равнодушных, бездушных и т.п.). Так как именно существующая привычная терпимость к случайным представителям профессии, а также очевидно существующая профессиональная корпоративность создают благоприятную почву для плохой работы, для допускаемых ошибок (в том числе неисправимых), для амнистирования.

В каждой профессии есть хорошие и плохие работники и, по-моему, сами условия, сама среда должны были бы отторгать, выталкивать из себя отрицательных героев. Проблема плохой медицинской помощи, а значит, и проблема обвинений в нарушении профессиональных обязанностей долго будет существовать в том числе потому, что сами врачи сегодня не имеют, на мой взгляд, такого профессионального самосознания и такой профессиональной гордости (ведь врач исторически является особой профессией), которые бы определяли категорическое отношение к случайным людям и бескомпромиссное освобождение от них. В данном случае терпимость дает плохие результаты. n

Елена Руднева, фото Елены Старостенко и Павла Атика

Цікава інформація для Вас:

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті