Босс транснациональной компании ни разу не дрогнул

?

Когда в мае 1997 г. Фред Хассан стал президентом и главным исполнительным директором компании «Pharmacia & Upjohn», у него за плечами был 26-летний опыт успешной работы в фармацевтической промышленности. Однако группа компаний, которую он возглавил, представляла собой наглядный пример того, как нельзя проводить слияние. Объединение шведской и американской фармацевтических компаний в ноябре 1995 г. превратилось в настоящий кошмар: неожиданно заявил об отставке бывший исполнительный директор, стала наблюдаться «утечка мозгов» и более чем вдвое сократились доходы вновь созданной компании. Как позже объяснил свое решение Ф. Хассан, который к моменту перехода в корпорацию «Pharmacia & Upjohn» был исполнительным директором компании «American Home Products», «мне исполнился 51 год и я искал приключений».

Уже через три месяца новый исполнительный директор ликвидировал штаб-квартиры компании «Pharmacia & Upjohn» в Европе и США и перевел дирекцию компании из Лондона в штат Нью-Джерси, США. При нем была завершена программа реструктуризации компании, в ходе выполнения которой в течение почти 3 лет было израсходовано около 1 млн долларов резервных средств, закрыто около 20 предприятий и сокращено 4350 рабочих мест.

В 1998 г. Ф. Хассан отказался от производства питательных добавок и осуществил слияние биотехнологического отделения «Pharmacia Bio» с компанией «Amersham Life Science», в результате чего появилась «Amersham Biotech» — вторая в мире крупнейшая компания по производству биотехнологического оборудования. Корпорация «Pharmacia & Upjohn» владеет 45% акций «Amersham Biotech». Сосредоточив усилия на рынке лекарственных препаратов, Ф. Хассан на 50% увеличил штаты отдела сбыта в США — стране, потребляющей самое большое количество лекарственных средств. Благодаря этому доля продаж фармацевтической продукции компании «Pharmacia & Upjohn» в США увеличилась, достигнув в 1998 г. 38% (по сравнению с 33% в 1997 г.).

В 1998 г. прибыль компании также возросла, увеличился объем продаж лекарственных препаратов на 6%, составив 6,7 млрд долларов США.

Возрождение компании «Pharmacia & Upjohn», ведущего производителя аналога соматотропного гормона ГЕНОТРОПИНА (соматропин), стало возможным благодаря успешному продвижению на рынке других новейших лекарственных препаратов. Так, КСАЛАТАН (латанопрост), который впервые появился в 1996 г., является наиболее продаваемым в мире противоглаукомным лекарственным препаратом, ДЕТРОЛ/ДЕТРУЗИТОЛ (толтеродин) поступил в продажу в США в апреле 1998 г. и к концу года на его долю приходилось более 50% всех рецептов, выписанных на лекарственные средства, предназначенные для лечения пациентов с гиперрефлекторным мочевым пузырем. Противопаркинсонический лекарственный препарат МЕРАПЕКС (прамипексол) появился на фармацевтическом рынке США в середине 1997 г., а в следующем году объем его продаж практически удвоился.

В настоящее время «Pharmacia & Upjohn» входит в число 20 лучших фармацевтических компаний мира. Недавно журнал «Financial Times» вручил Ф. Хассану награду, ежегодно присуждаемую лучшему руководителю международной фармацевтической компании.


Выдержки из интервью, которое Ф. Хасcан дал корреспонденту газеты «Le Monde»

?

— Когда вы стали во главе компании «Pharmacia & Upjohn» в 1997 г., дела шли неважно. Ваше мнение о результатах деятельности компании.

—?Потребовалось не менее двух лет для того, чтобы поставить компанию на ноги. Объем продаж в 1998 г. увеличился на 6%. В течение первого полугодия 1999 г. он вырос на 14%, а доходы в расчете на одну акцию увеличились на 15%. Я удовлетворен этими результатами и объясняю их тем, что люди объединили свои усилия ради общего дела. Когда я стал работать в компании, то постарался сплотить высокопрофессиональную команду руководителей. Мы не шли на уступки и расстались с теми, кто отрицательно влиял на деятельность компании.

— В то время американская пресса окрестила вас «торнадо»…

—?Обычно, когда я начинаю руководить бизнесом, я даю себе 6 месяцев для того, чтобы изучить ситуацию, а затем перехожу к действиям. Но поскольку положение было отчаянным, я принял несколько важных решений очень быстро. Через три месяца после моего назначения я решил реорганизовать три штаб-квартиры, в Швеции, Италии и США, и создать компанию, действующую в мировом масштабе. Через 6 месяцев мы перевели главную контору из Лондона в Нью-Джерси. Возможно, эти действия способствовали тому, что меня назвали «торнадо». Однако я хотел бы, чтобы меня воспринимали как созидателя, способного сделать компанию «Pharmacia & Upjohn» инновационной, приносящей удовлетворение людям, которые в ней работают.

— Как вам удалось преодолеть национальные проблемы, связанные с трансатлантическим слиянием компаний?

—?Главной проблемой было не достижение взаимопонимания между людьми двух национальностей, а проблема двух разных культур. Консервативная культура американского Среднего Запада в компании «Upjohn» противостояла культуре компании «Pharmacia», находившейся в государственной собственности и являвшейся гордостью шведской фармацевтической промышленности. Я решил объединить всех вокруг общей цели. Мы сосредоточили все внимание на финансовых результатах, а в более широком смысле — на удовлетворении потребностей пациентов. Сейчас, когда нас уже не беспокоят проблемы выживания и мы можем заниматься перспективным планированием, моей первоочередной задачей является повышение корпоративной культуры. Это основа для эффективной деятельности любой компании.

— Поскольку «Pharmacia» ранее была европейской компанией, значительная часть продаж до сих пор приходится на Европу. Является ли это стратегическим подходом?

—?Мне бы хотелось, чтобы компания «Pharmacia & Upjohn» укрепила свое положение на американском рынке. В США объем рецептурных лекарственных средств компании увеличился на 26%. Это одна из причин нашего быстрого возрождения. Сегодня лекарственный препарат не будет пользоваться спросом, если не получит признание на рынке. Европа, как и США, имеет развитую экономику, ее население «стареет», поэтому появляется необходимость в инновационных лекарственных средствах. Однако в Европе имеются некоторые препятствия, связанные с регулированием рынка, например в виде контроля за ценами на лекарственные препараты. К сожалению, Европа, сто лет тому назад лидирующая в фармацевтической промышленности, сейчас отстает в научных исследованиях.

— В США планируют реформировать систему предоставления медицинской помощи людям пожилого возраста. Может ли это привести к сокращению расходов на лекарственные средства?

—?Администрация Президента Клинтона предложила обеспечивать людей в возрасте старше 65 лет рецептурными лекарственными препаратами, которые в настоящее время пациенты приобретают за собственные средства. Не думаю, что возможные изменения в системе здравоохранения в США приведут к введению государственного контроля за ценами или ужесточению регулирующих мер. Пациенты в этой стране понимают, что подобные меры приведут к сокращению научных исследований по разработке инновационных лекарственных препаратов.

— Что касается биотехнологии, то в июне этого года вы приобрели калифорнийскую компанию «Sugen», акции техасской компании «Sensus Drug» и заключили соглашение с французской фирмой «Genset» о совместном проведении научных исследований. Вы не боитесь, что полемика по поводу генетически модифицированных организмов (GMO) может воспрепятствовать их разработке?

—?В медицине благодаря использованию биотехнологий достигнут колоссальный прогресс. Лучшим примером этого может служить производимый нами препарат гормона роста — ГЕНОТРОПИН. Наряду с инсулином он стал одним из двух первых препаратов, разработанных с помощью генной инженерии. ГЕНОТРОПИН получают на основе рекомбинантных белков, в то время как ранее этот гормон получали методом экстракции из тканей человека с сопутствующим риском вирусного инфицирования. Биотехнологии вносят большой вклад в создание лекарственных средств.

— Многие компании вкладывали средства не только в производство лекарственных препаратов, но и в другие отрасли промышленности. Вы решили сосредоточить усилия на производстве фармацевтической продукции. Почему?

—?Я считаю, что для того, чтобы добиться успехов в фармацевтическом производстве, не обязательно проводить исследования в разных областях естественных наук. Интерес к созданию научных центров, в которых проводится широкий спектр исследований, основан на достижении эффекта синергии. Однако эффект взаимоусиления не распространяется на продукцию, которую можно предложить потребителям и на методы ее продажи.

— В 1995 г. в рейтинге компаний «Pharmacia & Upjohn» занимала 15-е место, а сейчас — 19-е. Необходимо ли еще одно слияние?

—?После слияния у компании был трудный период. Однако при таких благоприятных темпах роста, как в настоящее время, мы не испытываем необходимости в планировании еще одного слияния. Наше положение выгодно тем, что мы знаем, насколько слияние может расстроить деятельность компании, если оно неудачно проведено. Но это не означает, что мы не будем рассматривать такую возможность, если она представится.

— Какие инновационные препараты могут обеспечить дальнейшее развитие?

—?Новый антибиотик ЗИВОКС группы линезолидов, без сомнения, займет достойное место в ассортименте продукции компании. Я очень горжусь этим препаратом, так как в течение 30 лет не появлялось принципиально новых антибиотиков. В то время как в 80-х годах многие компании сворачивали научные исследования в области разработки и создания новых антибактериальных препаратов, считая, что уже все инфекционные заболевания можно контролировать, мы продолжали финансировать эти исследования. И сейчас, когда медицинская общественность во всем мире обеспокоена проблемой резистентности микроорганизмов к антибиотикам, мы можем предложить лекарственный препарат, который будет внедрен на рынок США в 2000 г., а в начале 2001 г. — появится в Европе. В целом, доля доходов от продажи новых лекарственных препаратов, которым менее 5 лет, увеличилась с 16% в 1997 г. до 22% в 1998 г. Наша цель — 30% в 2000 г.

— У вас огромный опыт работы в фармацевтической промышленности. Ваши прогнозы на будущее?

—?Составление карты генома человека, которое через два года будет завершено, вызовет революцию в области медицины и через 3–5 лет принесет практические плоды. Производство лекарственных препаратов, подобно разработке компьютерных программ, станет высокоприбыльным бизнесом. Мы сможем не только выявлять заболевания и лечить пациентов, которые сегодня неизлечимы, но сможем также индивидуализировать лечение больных. Через 5 лет наступит «золотой век» для фармацевтической промышленности, который будет продолжаться не менее 20 лет.

Информация предоставлена
представительством компании
«Pharmacia & Upjohn» в Украине

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

17 ноября совет директоров компании «Pharmacia & Upjohn» объявил о продлении трудового контракта с исполнительным директором Ф. Хассаном еще на 5 лет.

В заявлении совета директоров указывается, что Ф. Хассан внес большой вклад в успешное развитие компании «Pharmacia & Upjohn» и обеспечил условия для ее дальнейшего прогресса. Продление контракта свидетельствует о признании заслуг Ф. Хассана и вселяет уверенность в том, что методы управления деятельностью компании будут оставаться одними из лучших в фармацевтической промышленности.

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті