Почему фармацевтические компании заинтересованы в производстве препаратов-сирот?

ПОЧЕМУ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИЕ КОМПАНИИ

ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ В ПРОИЗВОДСТВЕ ПРЕПАРАТОВ-СИРОТ?

Препараты-сироты — так называют лекарственные средства, используемые для лечения небольшого количества пациентов (до 200 тыс. человек), у которых диагностированы редкие заболевания. Серийное производство таких препаратов не является прибыльным, поэтому для фармацевтических компаний — производителей препаратов-сирот предусмотрены специальные привилегии. Например, в США фирмы, которые выпускают эти лекарственные средства, пользуются льготным налогообложением в течение 7 лет их серийного производства (Fogarty М., Krauze А., 1998). Как оказалось, статус препарата-сироты может способствовать успешному внедрению новых лекарственных средств в клиническую практику. Это утверждение справедливо, например, в отношении новых эффективных и безопасных препаратов селективного действия, разработанных на основе новейших достижений фармакогеномики, поскольку показания к их применению существенно сужены.

Сегодня расходы ведущих фармацевтических компаний на успешное внедрение на рынок одного нового лекарственного средства в среднем составляют около 500 млн долларов США, включая издержки на разработку ряда других препаратов, которые по разным причинам не поставляются на рынок. Фактическая стоимость разработки, проведения доклинических и клинических исследований одного препарата составляет около 75 млн долларов. Использование высокопродуктивных методов фармакогеномики позволяет существенно уменьшить указанную сумму.

Новейшие достижения фармакогеномики сделали возможным создание новых лекарственных средств с учетом генетических особенностей пациента. Использование такого подхода позволит достичь максимального терапевтического эффекта и существенно уменьшит возможность развития побочных реакций. Однако фармацевтические компании обеспокоены тем, что препараты, полученные с использованием новейших технологий, можно будет применять только у небольшого количества пациентов, в связи с чем их производство окажется нерентабельным. По мнению специалистов, в недалеком будущем, уже через 5–10 лет, станет технически возможным поставлять на фармацевтический рынок препараты, созданные с учетом индивидуальных особенностей генома человека.

Внедрение новых лекарственных средств, созданных с использованием новейших технологий, в клиническую практику возможно при условии, что они получат юридическую поддержку. Кроме того, медицинская общественность и пациенты должны быть надлежащим образом информированы о преимуществах новых технологий. К сожалению, информация о возможностях заместительной генетической терапии различных заболеваний все еще малодоступна.

Большинство ученых считают, что новые лекарственные средства необходимо разрабатывать с учетом генотипа пациента, раковой опухоли или возбудителя инфекции. Это позволит разработать селективные лекарственные средства, отличающиеся высокой клинической эффективностью и безопасностью. Используя достижения фармакогеномики, можно модифицировать не только существующие препараты, но и те, которые были ранее отклонены в ходе клинических испытаний из-за побочных эффектов.

Развитие этого сектора фармации сдерживается тем, что фармакогенетические препараты заведомо станут препаратами-сиротами, поскольку будут предназначены для значительно меньшего количества больных в сравнении с традиционно применяемыми лекарственными средствами. Прежде чем приступить к клиническому исследованию нового лекарственного средства, фармацевтические компании проводят углубленный маркетинговый анализ с тем, чтобы выяснить, будет ли оно востребовано на рынке. Отсутствие надлежащего спроса может привести к прекращению дальнейших клинических исследований и маркетинга, даже если результаты доклинических испытаний будут свидетельствовать о высокой эффективности препарата.

Для того чтобы стимулировать производство новых эффективных и безопасных лекарственных средств, Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств США (FDA) приняло решение присваивать статус препаратов-сирот тем из них, которые предназначены для лечения ограниченного числа пациентов в составе большой группы больных с распространенными заболеваниями.

Одним из примеров современных препаратов-сирот, разработанных с использованием методов фармакогеномики, является Герцептин (трастузумаб) компании «Genentech», который недавно был разрешен FDA для лечения пациенток с метастатическим раком молочной железы. Герцептин является моноклональным антителом к белку HER2/neu, который входит в состав опухолевого рецептора клеточной мембраны. Прежде чем назначить Герцептин пациентке, необходимо убедиться, что в данном случае имеет место повышенное образование вышеупомянутого белка в опухоли. Установлено, что только у 30% больных раком молочной железы наблюдается гиперэкспрессия данного опухолевого белка. Предполагают, что именно в этом случае проявляется клинический эффект трастузумаба.

Данные Управления по разработке препаратов-сирот (Office of Orphan Products Development, OOPD) относительно ожидаемого количества больных, у которых потенциально может быть применен данный препарат, отличаются от таковых компаний-производителей. Последние исходят из того, что клинические исследования новых лекарственных средств в США разрешается проводить только с участием «рефрактерных» больных, т.е. таких, у которых стандартная терапия оказалась неэффективной. Логично, что количество «рефрактерных» пациентов значительно меньше таковых в общей популяции больных. Поэтому получить статус препарата-сироты было бы намного легче, если бы OOPD учитывало лишь «рефрактерных» пациентов.

Что же касается Герцептина, то OOPD вполне обоснованно приняло решение о присвоении ему статуса препарата-сироты, ограничив показания к его применению только метастатическим раком молочной железы. Однако уже сегодня ясно, что белок HER2/neu экспрессируется и при других видах злокачественных опухолей. Как отметил представитель OOPD, даже если данное или другое фармакогенетическое лекарственное средство будет предназначено для лечения небольшого числа больных в составе соответствующих групп пациентов с определенным заболеванием, то это не будет препятствием для получения статуса препарата-сироты.

Ожидается, что в ближайшие 10 лет половина всех новых лекарственных средств будет соответствовать критериям препаратов-сирот. В связи с этим возникает необходимость дальнейшего совершенствования нормативно-правовой базы, регулирующей производство фармакогеномных лекарственных средств. Кроме того, в настоящее время еще неясно, являются ли фармакогенетические методы создания новых лекарственных средств более экономичными, чем традиционные. Поэтому компании, разрабатывающие фармакогенетические лекарственные средства, подвержены значительному риску. Несмотря на это, разработка таких лекарств является многообещающей.

Упомянутые выше факты касаются недалекого будущего. А каково положение дел сегодня? Комиссия Европейского Союза в марте текущего года приняла решение гарантировать финансовую поддержку некоторым компаниям, производящим небольшие партии восьми препаратов-сирот, которые изготовлены с использованием традиционных технологий. Ниже приведены сводные данные о препаратах-сиротах, производство которых будет поддерживать Европейский Союз (таблица).

Таблица

Препараты-сироты, производство которых получило поддержку Европейского Союза

Препарат (INN)

Компания-производитель

Показания к  применению

Инолимомаб “Orphan Pharma International” Торможение реакции отторжения трансплантированных органов
Рибавирин “ICN Pharmaceuticals” Аденовирусная инфекция у пациентов с синдромом иммунодефицита
8-Циклопентил-1,3-дипропилксантин “SciClone Pharmaceuticals Italy srl” Кистозный фиброз
Триоксид мышьяка “Cell Therapeutics” Миелодиспластические синдромы
Триоксид мышьяка “Cell Therapeutics” Множественная миелома
Ранпирназа “Dr. Erika Morgenstern” Злокачественная мезотелиома
Гусперимус тригидрохлорид “Euro Nippon Kayaku GmBH” Гранулематоз Вегенера
Ибупрофен “Orphan Europe” Артериальные аномалии у новорожденных

На конференции, которая состоялась 9–10 апреля 2001 г., было предложено поддержать производство еще 7 препаратов-сирот, предназначенных для лечения вторичной эмфиземы легких, обусловленной врожденным дефицитом a1-антитрипсина, отравления метанолом, рака яичников, заболевания Х1, сопровождающегося тяжелым комбинированным иммунодефицитом, саркомы мягких тканей и др. 11 апреля состоялось совещание членов комиссии Европейского Союза и представителей фармацевтической промышленности Европы, на котором обсуждалась возможность расширения ассортимента выпускаемых препаратов-сирот. И хотя результаты рабочей встречи еще не опубликованы, эксперты предполагают, что она окажет положительное влияние на развитие производства препаратов-сирот.

Тем временем в США с разрешения FDA начнутся клинические исследования нового препарата-сироты NZ-1002. Данное лекарственное средство создано на основе фермента идуронидазы человека, полученного с помощью рекомбинантной технологии. NZ-1002 предназначен для лечения редких лизосомальных болезней накопления, мукополисахаридозов І типа. Согласно результатам доклинических исследований, NZ-1002 эффективно предотвращает накопление мукополисахаридов в лизосомах за счет ферментативного воздействия на них. Этот препарат отличается от эндогенной идуронидазы более высоким уровнем фосфорилирования, в связи с чем NZ-1002 способен расщеплять даже высокомолекулярные комплексы мукополисахаридов, эффективно внедряясь в лизосомы.

По материалам журнала «Scrip»
и веб-сайта http://news.bmn.com


Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті