О бизнесе, этике, реальном и нереальном…

Продолжая знакомить читателей с операторами рынка, корреспондент «Еженедельника АПТЕКА» встретился с директором ООО «Фра-М» Сергеем Ходосом. Интервью с ним мы предлагаем вашему вниманию.

Сергей Ходос, директор ООО «Фра-М»

Сергей Робертович, на  многочисленных форумах и собраниях фармацевтической «тусовки» постоянно ведется дискуссия о формировании правил игры на рынке. Ваша релятивистская теория всегда вызывала большой интерес. Исходя из этой теории, как будет в дальнейшем происходить процесс формирования нашего рынка?

В основе любой теории лежат фундаментальные понятия. Для построения экономической теории таким понятием является целесообразность, для теории построения общества — мораль. Строительство новой теории на старом фундаменте возможно, но крайне затруднительно. Создание любой теории — это создание вымышленного мира, который живет по придуманным тобой правилам. Компилируя правила разных миров, невозможно избежать противоречий между ними. Устранить их можно либо сразу, перейдя к новым базовым понятиям, либо постепенно в процессе эволюции.

Именно поэтому вы уделяете так много внимания этике бизнеса?

— Совершенно верно. Этика бизнеса, на мой взгляд, — это то фундаментальное понятие, к которому мы, развиваясь, стремимся. Наш рынок находится на этапе, когда этика людей, пришедших в этот бизнес, трансформируется в этику бизнеса, в основе которой — корпоративная и индивидуальная этика людей, занимающихся данным бизнесом. В рамках интервью осветить этот вопрос довольно сложно. Тем более, что преобладает пока «бытовое» мнение об этике и морали как о чем-то не самом определяющем в становлении рынка. В одной из недавно изданных книг о психологии бизнеса я с удивлением прочитал: «…существуют противоречия между моралью и этикой бизнеса…»!?

Этика рынка и его целесообразность — это единственные фундаментальные понятия, которые необходимы для определения правил игры на рынке?

Основное базовое понятие — это душа. Кроме этики и целесообразности в нее входит и фантазия, которая невозможна без чувств и полета мысли, а согласно закону сохранения информации любые идеи и фантазии не умирают, они вечны.

А вы не пробовали создать какой-нибудь идеальный вымышленный мир, живущий по собственным законам?

Вымышленные идеальные миры создавали многие. Я могу предложить неидеальный мир, в котором пытаются «ужиться» фантазии разных авторов.

?


ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ИСТЕРИЯ, ИЛИ ХРОНИКИ ЖО

Жила-была планета Дири.

Краткая справка. Дири — независимая планета планетной системы, основная денежная единица — пот, основная деятельность (па) — производство Бэ и Мэ, население — трехродовое.

Бэ отличается от Мэ тем, что его можно потрогать руками, в то время как Мэ, будучи нематериальным, относится к области мысли и чувств.

Производители Бэ — первый род — так часто сливались между собой и меняли свои названия на столь мудреные, что для простоты так и будем их называть — производители. Первому роду, то бишь производителям, разрешалось и даже рекомендовалось заниматься помимо Бэ еще и Мэ.

Второй род создавал только Мэ, а третий род занимался такой тонкой материей — не пощупать, не ощутить, — что рассказывать не хочется. Ту часть второго рода, которая продавала свое Мэ вместе с полученным от производителя Бэ, называли Жо.

Однажды, за 5 дирилет до независимой орбиты, на совещании родов было решено разрешить гражданам менять свой род и заниматься любым па. С этого времени и начался расцвет Жо. Перераспределившись по новым па, они с энтузиазмом взялись за добычу пота. Наибольшая добыча была при перепродаже Бэ.

Одно утро из жизни Жо

Пустые ящики из под Бэ, беспорядочно валяющиеся на складе, нестерпимо пахли отрыжкой вчерашней 400% прибыли. Вальяжно передвигающийся кладовщик приоткрыл дверь и в щель вместе с радостным порывом застоявшегося в ожидании открытия воздухом просочился робкий шум выстроившейся очереди покупателей. Жо недовольно поморщился, достал из ящика стола разряжатель очереди и, высунувшись в окно, нажал на курок, выпуская короткую очередь. Оставшиеся от встречи двух очередей покупатели бросились разбирать остатки Бэ.

— Надо опять поднимать цены, делать переоценку,– загрустил Жо…

Сальные железы Жо, благодаря новым па, быстро набирали вес. Одно было плохо: не хватало Бэ, и его стали ввозить из ближайших миров. Много пота уходило на дорогу, но Бэ становилось все больше и больше. Скоро его стало так много, что вспомнили о Мэ, без которого трудно продавать Бэ. Нехватку Мэ не успевали компенсировать существующие Жо, т. к. они только учились делать па. Это привело к появлению новых Жо и росту влияния Мэ. Но вдруг нежданно, но гадано (в сказках ведь всегда бывает — «но вдруг») появились внешние солнца. Жара стояла такая нестерпимая, что Жо не успевали пот в банки собирать — высыхал по дороге. Опечалились внешние миры, что без пота остаются. Мол, подумаешь, внешние солнца, мы всегда при них живем. Нет пота — нет ни Бэ, ни Мэ.

Один день из жизни Жо

Вы жили во время перемен? Уже прозвучал звонок, но вы его еще не ощущаете, вы еще по-прежнему расслаблены. Никто даже не подозревает, что мир вокруг, мучаясь кишечными коликами, наконец с облегчением выпускает газы. И вот свежий ветер перемен коснулся лица, вызвал неясное чувство тревоги и помчался дальше, унося с собой благолепие жизни. Съежившиеся от ветра Жо пытались прятать лица кто в рукава, кто в песок, а один даже засунул голову в птичью клетку.

— Ничего не меняйте, ветер пройдет, надо держаться, — восторженно-взволнованно чирикал он, уцепившись за прутья…

Вспомнили тогда Жо про родных производителей. А те даром время не теряли, начали новое Бэ делать, да получше, чем раньше.

К счастью, солнца исчезли, дирияне быстро привыкли к новой температуре и пот тонкой, но нарастающей струйкой потек опять в банки. Запах пота все больше привлекал внимание производителей как своих, так и других миров.

Обезжиренные Жо облегченно вздохнули и начали оглядывать свои на удивление не сильно поредевшие ряды. Но время шло и все сильнее Жо отличались друг от друга, набирались веса, важности и собственной значимости. Плохо было только то, что влиянию одних Жо мешали другие Жо.

— Ничего, — утешали они себя. — Мы им еще покажем. У нас такое Мэ, что любое Бэ продадим и пот вам отдадим, — втолковывали они производителям. — Вы главное свое Бэ давайте только нам, потому что их Мэ испортит ваше Бэ.

— Это почему же? — спрашивали производители.

— А потому, что те Жо делают не такие па, как надо, и пот они собирают плохо.

— Да, что-то надо делать, — уклончиво мягко отвечали производители.

Шло время. Многим Жо хотелось за Бэ отдавать поменьше пота своего.

— Ладно, — соглашались производители, — давай на 10% пота меньше, но продавай много моего Бэ.

— Чтобы продать много твоего Бэ, нужно убрать чужое, а где взять такое Мэ? И если раньше одно Бэ меняли на другое, потому что его было мало, то сейчас стали менять потому, что стало много.

Один вечер из жизни Жо

Поигрывая серебряным молотком для прибития клиентов, Жо смотрел как косой солнечный свет (прямые солнечные лучи были запрещены Указом), отражаясь от уполномоченных лиц, замирал на стеллажных карточках, т.к. попадать на аккуратно разложенный на полках Бэ ему не разрешалось. Отмирая, он падал на специально подготовленный пол, где его тщательно дезинфицировали и отправляли на хранение в специально отведенное темное место. День выдался крайне тяжелый. Покупатели капризничали, не хотели платить и грозились прибиться к соседнему Жо, молоток которого, по их рассказам, был из чистого золота…

В конце концов количество Жо и Бэ стало таким, что некоторые Жо стали продавать Бэ совершенно без пота. Такое па означало, что без конкуренции не вспотеешь, но и с конкуренцией надо что-то делать. Чтобы прочитать книжку с похожим названием, придется овладеть грамотой. И все Жо начали учиться. В школе они узнали, что учиться па вместе им придется долго, т.к. 1-й класс далеко не последний, и потому лучший определится не по росту и по весу в первом классе, а по количеству пролитого пота при подготовке к выпускному экзамену. В 3-м классе Жо узнали, что если соседний Жо решает задачу с помощью другого Мэ, то бежать к производителю, т.е. к классному руководителю, с жалобой не нужно, это как-то по-детсадовски.

В 5-м классе Жо переживает стресс: оказывается, он не самый умный и ему становится неудобно за бывшие пламенные речи о своем лучшем Мэ в подготовительной группе.

Заканчивая начальную школу, большинство Жо с успехом могли строить простейшие потовыделяющие пирамиды*.

Строительство пирамид расстроило многих Жо. Как же дальше продавать Бэ и Мэ в поте лица своего?

— Ну, пожалуйста, сделайте мне выгодное па, — канючили Жо.

— Ах, оставьте, голубчик, — говорили производители. — У нас у самих хлопот — полон рот. Мое Бэ впускает еще 5 таких, как я, да с соседней планеты завезти норовят. Инопланетные учителя говорят — не время еще определять, какие Жо подходят для нашего большого па.

Побрели Жо к директору школы и говорят:

— Когда же время выбирать? Какие Жо останутся в нашем па?

А зачем вам это? — строго спросил дириЖо.

— Пот собирать сил больше нет, — промямлили Жо.

— А к поту ведь это никакого отношения не имеет, — задумчиво сказал дириЖо.— Нужно вести надлежащую практику производства Бэ и Мэ, и кто с ней справится, тот и останется.

Призадумались Жо, но один (всегда такой найдется) возьми да и спроси:

— А зачем эта практика нужна для Жо?

— Ну, затем, чтобы вы хорошо делали Мэ и правильно хранили Бэ. Вот разработаем учебники, по ним и будем все делать.

— Так ведь если плохо будем делать Мэ, то кто нам даст качественное Бэ? И вообще, в инструкциях к Бэ написано, как их хранить. Не можешь их так хранить — не делай па. Зачем учебники писать?

— Экий ты, право. Правила нужны, чтобы дирияне не страдали от ваших па. И вообще, так везде принято.

— Так ведь правила писали, писали, да не всегда выполняли. С чего это вдруг сейчас начнут выполнять? — не унимается Жо.

— Время пришло, — туманно сказал дириЖо и, сделав паузу, добавил

— Лучше спросите у Универсального Ответчика.

И один вечер из жизни Жо

Бумага на Дири была настоящая. Всем бумагам бумага. Изложенные на ней Правила жизни заверялись подписями и печатями, после чего они приобретали силу. Все Жо должны были руководствоваться бумагой, поэтому они всегда с нетерпением ожидали выхода нового Правила. Нетерпение было столь велико, что живая печать, поставленная под новым Правилом, только начинала синеть, готовясь к отходу в вечность, а Жо уже передавали бумагу друг другу, из рук в руки, из факса в факс. Бумага от такого обращения быстро растягивалась, но специально обученные люди и факсы обрезали образовавшиеся излишки и заполняли их Дополнениями, Разъяснениями и Инструкциями. Молодая бумага, как и любая молодежь, зачастую конфликтовала со старшим поколением, кричала: «Они нам не Указ!». С целью недопущения анархии существовали ведомства, которые связывали бумаги между собой. Ходили слухи, что группа Жо, пытаясь остановить самопроизвольный круговорот бумаги, смело и решительно бросилась в него. Поговаривают, что на их раскрутку ушла всего одна новая бумага.

Растерявшиеся Жо понимали, что их па зависит от многих вещей. И одними правилами и репетициями в школе красивых па не добиться. Несоблюдение общих законов, несовершенство правил потосбора приводило к тому, что многие норовили потеть в тени. Эти незаконные способы были так хороши, что теневой пот после небольшого осветления ничем не отличался от обычного. Но большинство Жо не хотели уходить в тень, где цели и задачи так просты и понятны. И они пошли к Универсальному Ответчику.

— Ты знаешь ответы на все вопросы, — сказали они. — Помоги нам. Расскажи, как нам делать свое па?

— Задайте правильный вопрос, — произнес Ответчик.

Молчали Жо, молчал Ответчик. Все понимали: чтобы задать правильный Вопрос, нужно знать Ответ.


*Смысл такой пирамиды — поддержание жизни в обезвоженном организме. Предположим, что Жо собирает в месяц (20 диридней) 6 млн граммов пота, т.е. ежедневный сбор 300 тыс. граммов. Учитывая, что средняя прибыль от па составляет 2% от потооборота, получим прибыль в 120 тыс. граммов. Обычно конкурентная составляющая цены за Бэ и Мэ составляет не более средней нормы прибыли (иначе обезвоживаются все). Возникший дефицит в 120 тыс. граммов устраняем за счет просрочек поставок пота производителя. Избыток Бэ разных производителей позволяет рассчитывать на их благоразумное терпение, особенно если вы все красиво распишите о прелестях своего Мэ и желании делать па с их Бэ. За этот труд добавим владельцу па еще 30 тыс. граммов пота в месяц. Тогда за два месяца просрочка платежа увеличится на 1 день, а за год — на 6 дней!!! И все это из расчета, что Бэ получено в кредит на месяц и оборачивается за месяц. Делая бесприбыльные па, можно варьировать наценку на товар и ниже расчетной при увеличении скорости оборота. При такой пирамиде месячная просрочка появится через 3 года. Но если ежегодно увеличивать потооборот (в данном случае на 30% в год), строить пирамиду можно как угодно долго, пока не дойдем до потолка потооборота или пока не надоест Жо.

Комментарии

Нет комментариев к этому материалу. Прокомментируйте первым

Добавить свой

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Другие статьи раздела


Последние новости и статьи