II съезд гомеопатов Украины

С 11 по 13 ноября в Киеве прошел II Съезд гомеопатов Украины, посвященный 250-летию со дня рождения Фридриха Самуэля Ганемана и 70-летию Киевской гомеопатической школы. В работе этого форума, организатором которого выступила Ассоциация гомеопатов Украины, приняли участие представители Комитета по вопросам нетрадиционной медицины Министерства здравоохранения Украины, Киевской медицинской академии последипломного образования (КМАПО) им. П.Л. Шупика, Национального медицинского университета им. А.А. Богомольца, Национального фармацевтического университета, Донецкого государственного медицинского университета им. Максима Горького, Медицинского института Украинской ассоциации народной медицины и других организаций. Кроме делегатов, представляющих Украину, на съезде также присутствовали гости из Франции, Чехии, Литвы, Латвии и России.

Татьяна Попова

Татьяна Попова

С приветственной речью от Комитета по вопросам народной и нетрадиционной медицины Министерства здравоохранения Украины выступила Татьяна Гарник. Затем слово для доклада «Киевская гомеопатическая школа» было предоставлено почетному президенту съезда, заслуженному врачу Украины Татьяне Поповой. В своем выступлении Татьяна Демьяновна напомнила собравшимся, что развитие Киевской гомеопатической школы неразрывно связано с деятельностью ее основателя — Демьяна Попова. Докладчик заострила внимание аудитории на ключевых принципах, которыми руководствуются представители Киевской гомеопатической школы: на законе подобия, использовании в качестве руководства к нахождению подобия Materia medica и применении препаратов в высоких разведениях как наиболее специфически действующих. В заключение Т. Попова отметила: «Несмотря на великое множество школ и направлений в гомеопатии, не все разногласия между ними следует считать принципиальными. Осознание этого приведет к более благоприятному коллегиальному климату и послужит во славу гомеопатии. Принципы теории и практики Киевской гомеопатической школы не претендуют на отражение абсолютной истины. Однако 70 лет практики с высокими результатами лечения — явление, достойное внимания».

Немалый интерес аудитории вызвало выступление врача высшей категории, кандидата медицинских наук, доцента кафедры фармацевтической химии и фармакогнозии КМАПО им. П.Л. Шупика, главного научного сотрудника Государственного фармакологического центра Министерства здравоохранения Украины, члена Международной венской академии общей медицины, члена Европейской комиссии по гомеопатии Александра Мощича. Остановившись на роли гомеопатии в современной медицине, докладчик упомянул недавние публикации в журнале «The Lancet», посвященные исследованиям в этой области. Было сказано о корректности и предвзятости опубликованных выводов относительно результативности гомеопатического лечения. А. Мощич подчеркнул, что существует необходимость в разработке методологии, направленной на оценку эффективности гомеопатической терапии, поскольку используемые сегодня методы не учитывают способы оценки заболевания с точки зрения гомеопатии и принципы подбора гомеопатического препарата. Докладчик напомнил собравшимся, что гомеопатия, основанная врачом и фармацевтом С. Ганеманом 250 лет назад, научна не только по своему происхождению, но и по принципам, положенным в ее основу. Часто неприятие гомеопатии связано с незнанием ее важных аспектов, особенно среди тех, кто принимает значимые решения в медицинской отрасли. Поэтому необходимо повышение осведомленности о возможностях и особенностях гомеопатической терапии среди врачей. Это обогатит их ценными знаниями и позволит использовать врачебный потенциал с наибольшей эффективностью.

Интересным и содержательным было выступление почетного гостя из Франции Дидье Гранжоржа. В докладе «Дух гомеопатического лекарства» он провел оригинальные, насыщенные образами, параллели между соматическими заболеваниями и неосознанными психическими проблемами. По словам Д. Гранжоржа, знание духа гомеопатических лекарств позволяет осуществить быстрое проникновение в суть проблем пациентов. Врач становится проводником в лабиринте болезней, помогая борьбе с внутренним злом. Доклад сопровождался подробными примерами из практики, детально иллюстрирующими методы работы авторитетного французского гомеопата.

В своем выступлении кандидат медицинских наук, исполнительный директор Ассоциации гомеопатов Украины, врач-гомеопат Зоя Дергачева остановилась на влиянии экологического неблагополучия и возросшего количества стрессов на состояние регуляторных систем организма. Указанные факторы приводят к возникновению так называемых болезней цивилизации, которые привлекают внимание врачей многих специальностей. Гомеопаты связывают их развитие с подавлением «жизненной силы» и феноменом «сверхчувствительности».Особая роль в их лечении отведена гомеопатии как методу, максимально учитывающему индивидуальность пациента.

Лейтмотивом многих выступлений прозвучала необходимость тесного сотрудничества представителей различных направлений медицины. За 250 лет своего существования гомеопатия сумела показать свою эффективность, и сегодня она остается востребованной в обществе. Использование «гомеопатического мышления» современными врачами важно для лучшего понимания сути болезней, а применение гомеопатических препаратов позволяет специалистам существенно расширить арсенал средств, направленных на помощь больному.

Александр Мощич

Александр Мощич

Александр Мощич сообщил корреспонденту «Еженедельника АПТЕКА»:

— Во многих странах — членах ЕС значительная часть населения принимает гомеопатические препараты, почти каждый второй врач назначает их. Эти показатели свидетельствуют о многом. Особенно важно то, что к гомеопатам обращается много врачей, которые по роду своей деятельности владеют достаточно полной информацией о возможностях и недостатках современной фармакотерапии. За последние десятилетия арсенал лекарственных препаратов, созданных на основе химического синтеза, значительно расширился и продолжает активно пополняться новыми лекарственными средствами. Достижения фармакотерапии несомненны и общеизвестны, однако решены ли этими средствами проблемы лечения при наиболее распространенных видах патологии, возможно ли полное излечение человека? К сожалению, в мире отмечается лишь повышение распространенности заболеваний, которые имеют большое социально-экономическое значение, и с каждым годом увеличивается количество известных нозологических форм. В связи с этим увеличиваются затраты, связанные с продолжительным, а зачастую пожизненным лечением пациентов, а государства несут бремя расходов, связанных с формированием нетрудоспособности у отдельных граждан. Современная фармакотерапия достигла успеха в лечении больных с неотложными состояниями, острыми инфекционными заболеваниями, спасая пациентов, которые ранее считались неизлечимыми, предоставляя возможность продления их жизни. Однако несмотря на ее очевидные достижения, всеобщую обеспокоенность вызывает очень распространенная тенденция к ранней хронизации патологии, в том числе среди детей. Все чаще выявляют заболевания, индуцированные лекарственными средствами, повышается распространенность полипрагмазии и связанных с ней побочных реакций.

Фармакотерапия является достойной наследницей разных видов традиционной медицины, таких как фитотерапия, гомеопатия, диетотерапия, апитерапия, водолечение и др. Опыт и знания, накопленные в течение столетий и тысячелетий, не стоит отбрасывать, а следует использовать в комплексном лечении. В отличие от арсенала фармакотерапии, в традиционной медицине применяют лекарственные средства, опыт применения которых накапливался столетиями, и, например гомеопаты, не исключили практически ни одного препарата из своей практики. Профессионал обязан изучить и знать максимально широкий спектр достижений всей медицины, а не только ее фрагмента. В этом — залог высокой эффективности, профилактической направленности и минимизации вреда терапии во исполнение заповеди non nocere (не навреди).

Гомеопатические лекарственные средства (ГЛС) применяют давно и с высокой эффективностью. Объяснение этого только эффектом плацебо полностью исключается хотя бы тем фактом, что в мире (особенно в Англии, Франции, Австралии) начиная с середины XIX в. достаточно развита сеть ветеринарной гомеопатической медицины, где об эффекте плацебо говорить не приходится. Такое же значение я придаю и мировому опыту применения ГЛС у новорожденных.

Сегодня накоплен более чем 200-летний практический опыт применения ГЛС в разных странах мира, получены результаты многих клинических исследований. В частности, украинские врачи участвуют в проведении международного рандомизированного исследования, в котором выполняют сравнительную оценку эффективности применения гомеопатического и традиционного лечения. Несколько месяцев назад завершился его первый этап. Предварительные результаты обработки более 12 тыс. анкет свидетельствуют, что эффективность обоих видов лечения у пациентов с различными заболеваниями терапевтического профиля приблизительно одинакова.

С нашей точки зрения, необходим не только контроль, но и осуществление по инициативе и при непосредственном участии МЗ Украины ввоза и обновления банка сертифицированных матричных настоек для внутриаптечного производства и расширения, в соответствии с международным опытом, доступной украинским врачам номенклатуры ГЛС. n

Алексей Макаренков,
фото Игоря Кривинского


Гомеопатия в современном мире

Гомеопатию иногда считают явлением архаическим, исчерпавшим свой потенциал и потерявшим актуальность на фоне достижений современной науки. Признаться, автору этих строк, отдающим должное гомеопатии как прекрасному методу познания и самопознания, в какой-то момент тоже показалось, что этот раздел медицины не имеет сколько-нибудь значительной практической ценности «здесь и сейчас», и в лучшем случае его фрагменты послужат составляющими каких-то других концепций. Однако вполне возможно, что это не так, ведь даже убежденным материалистам найдется, чем поживиться на ниве гомеопатии: результаты многих исследований in vivo и in vitro, опубликованных в серьезных научных изданиях, свидетельствуют, что эти лекарства, в которых может не быть и молекулы действующего вещества, все-таки оказывают вполне реальные эффекты (Hankey A., 2005). А еще накоплена, хоть и не очень обширная, клиническая доказательная база (Bell I.R., 2005; Walach H. et al., 2005)…
Гомеопатия не находится в фарватере науки и медицины, и это накладывает определенный отпечаток на все, что с ней связано. Информации по этой тематике во всемирной сети немного, а хорошего качества — и того меньше. Тем более отрадно узнавать о том, что на уровне Европейского директората по качеству лекарственных средств уже свыше 10 лет ведется напряженная работа по гармонизации требований к гомеопатическим лекарственным средствам (Quality of homoeopathic products in the new legislative framework, 2005). А недавние публикации в журнале «The Lancet», в которых утверждается о неэффективности гомеопатии, были встречены достойно, и на заявление редакции столь уважаемого журнала, выраженное в названии статьи «Конец гомеопатии» (The end of homoeopathy, 2005), прозвучал взвешенный аргументированный ответ под заголовком «Конец биомедицинских журналов» (Aickin M., 2005).

Уже почти 10 лет прошло с тех пор, как отмечен 200-летний юбилей гомеопатии: в 1796 г. немецкий врач и ученый Самюэль Ганеман опубликовал статью «Новый принцип лечения», в которой впервые появился термин гомеопатия (греч. homoion pathos — подобное заболевание). Он обозначает применение с лечебной целью веществ, которые при приеме здоровыми людьми вызывают симптомы, подобные таковым, которые отмечают у пациентов с той или иной патологией. Терапевтический принцип лечения подобного подобным (similia similibus curentur) был известен еще древним грекам и описывался Гиппократом, Галеном и Цельсом. Вероятно, С. Ганеман знал об этой традиции, но ему принадлежит идея проводить испытания тех или иных веществ с участием здоровых волонтеров и изучать появившиеся симптомы в свете принципа подобия. То есть немецкий врач впервые соединил принцип подобия и изучение действия различных веществ на человеческий организм, применив эту концепцию в терапии. Заслуга С. Ганемана состоит также в том, что он нашел практическое применение еще одной идее, витавшей в воздухе со времен Парацельса, который писал о высвобождении «духа субстанции». Дело в том, что когда будущий создатель гомеопатии начинал испытывать различные вещества, он вскоре заключил, что многие из них необходимо разбавлять для избежания токсических побочных реакций. Хотя во времена Ганемана число Авогадро (количество молекул в одном моле вещества) еще не было известно, отец гомеопатии считал, что в результате серий последовательных разведений и встряхиваний в растворе практически не остается действующего вещества. Он назвал свои препараты динамизированными, или потенцированными, подчеркивая то, что они оказывают более выраженный эффект, чем вещества в неразведенном виде.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ И ПРОФИЛЬ БЕЗОПАСНОСТИ

Вкратце ознакомимся с результатами исследований, выполненных в области гомеопатии, которые систематизированы в нескольких статьях, недавно опубликованных в рецензируемом журнале «The journal of alternative and complementary medicine» (Bell I.R., 2005; Walach H. et al., 2005). Без этих публикаций составить целостное представление о предполагаемых механизмах действия гомеопатических лекарственных средств (ГЛС) нам было бы гораздо сложнее. Англичанин Геральд Велак с соавторами из Германии и США разделил имеющиеся исследования в области гомеопатии на экспериментальные, в которых изучены эффекты ГЛС in vivo и in vitro, фундаментальные, объясняющие их природу, и клинические.

Итак, экспериментальные исследования довольно многочисленны. Распространенной лабораторной моделью является воздействие токсического вещества, которому в одном случае предшествовало применение ГЛС, в другом — за этим следовало применение других терапевтических мер. Из 150 подобных исследований только треть организованы таким образом, что возможна повторная оценка их данных. При этом положительных результатов было на 50% больше, чем отрицательных (Linde K. et al., 1994). Другой распространенной моделью является воздействие на базофильные гранулоциты человеческой крови раствором антигена, приготовленного в соответствии с гомеопатической производственной процедурой, и предупреждение дегрануляции этих клеток другим потенцированным веществом, к примеру гистамином. Значительная часть этих исследований увенчалась положительными результатами, и многие из них воспроизводились в независимых исследованиях. При этом стабильной повторяемости, которой было бы достаточно для подтверждения наблюдаемого феномена, не выявлено. Еще одна модель, с использованием которой были получены результаты, воспроизведенные частью лабораторий, — воздействие на клетку потенцированным тироксином (Walach H. et al., 2005). Нельзя не упомянуть об исследовании, результаты которого свидетельствуют о том, что повышение устойчивости к повреждающему воздействию (высокая температура) достоверно коррелирует со степенью подобия потенцированного вещества (у мышьяка намного больше, чем у меди) (Wiegant F.A.C., 1998).

Результаты клинических исследований также неоднородны. Авторы цитируемого нами обзора отмечают, что если метаанализ охватывает данные, полученные только с помощью MEDLINE, то есть опубликованные в рецензируемых журналах, его результаты обычно свидетельствуют о том, что эффективность гомеопатии не выше, чем плацебо. Отличие от плацебо выявляют, если анализируют также исследования, описанные в других источниках. По заключению Г. Велак и соавторов, пока ни в одной из сфер клинического применения эффективность гомеопатии не была четко установлена. Поэтому общая ситуация с данными доказательной медицины для гомеопатического сообщества представляется неопределенной.Обнадеживающие результаты получены при проведении исследований, в которых сравнивали эффективность гомеопатии и общепринятого лечения. Поэтому вполне вероятно, что ценность метода в целом для клинической практики намного выше, чем это представляется при оценке использования отдельных ГЛС (Jonas W.B. et al., 2005). Применим ли вообще дизайн рандомизированных контролируемых клинических испытаний к ГЛС? Многие ученые-гомеопаты считают, что неприменим, и обосновывают это теоретически: при соблюдении указанного дизайна исключается один из трех компонентов лечебного действия гомеопатии, а именно — неспецифический эффект врачебной консультации (Milgrom L.R., 2005). И, конечно, недопустимо, подобно редакции «The Lancet», делать далеко идущие выводы по результатам исследований, которые не соответствуют требованиям относительно качества и не являются репрезентативными по отношению ко всему методу («Еженедельник АПТЕКА», № 37 (508) от 26.09.2005 г.).

Относительно профиля безопасности лекарственных препаратов важно определить, какова роль длительной истории их безопасного применения. В формировании отношения регуляторных органов к тому или иному виду терапии этот показатель может играть даже бульшую роль по сравнению с эффективностью. Так, Департамент здравоохранения Великобритании свою позицию по отношению к гомеопатии основывает на безопасности при сравнительно меньшем внимании к эффективности: «Наиболее важным является то, что ГЛС с высокими разведениями обладают высоким профилем безопасности. Часто определить их эффекты не представляется возможным, в связи с чем в 1994 г. была введена схема упрощенной регистрации, основанная на определении безопасности и качества, а не эффективности. …если гомеопатия не оказывает вредного влияния, исчерпывающее понимание механизмов ее действия не очень важно». Кстати, нехватка доказательств эффективности свойственна не только гомеопатии, но и некоторым другим хорошо известным, давно применяющимся способам лечения (The United Kingdom Parliament, 2000).

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЙ СТАТУС ГЛС

Одним из важнейших событий для гомеопатии стало создание Директивы 92/73/ЕС, с вступлением в силу которой ГЛС приобрели статус лекарственных средств. Директивой утверждалась необходимость гармонизации правил производства, контроля и инспекций ГЛС. В соответствии с документом производство ГЛС следует осуществлять согласно соответствующим статьям Европейской фармакопеи, а в отсутствие таковых — официальной фармакопеи страны — члена ЕС. Недавно принятая Директива 2004/27 Европейского парламента и Совета ЕС, которой вводятся поправки к Директиве 2001/83/ЕС («Еженедельник АПТЕКА», № 21 (442) от 31.05.2004 г.), содержит некоторые, на наш взгляд, не очень существенные изменения, касающиеся ГЛС. Назовем одно из них: теперь этикетка ГЛС, в состав которого входят 2 или более базисных препарата, кроме научных названий компонентов должна содержать придуманное наименование препарата. Как и было предусмотрено положениями Директивы 2001/83/ЕС, ГЛС подлежат процедуре взаимного признания, на них распространяются общие для ЛС правила оптовой дистрибьюции и фармаконадзора (последнее — за исключением зарегистрированных по сокращенной процедуре).

Осуществление процедуры взаимного признания приветствуется производителями ГЛС, поскольку получение разрешения на маркетинг ГЛС на национальной основе не только дорого, но и занимает много времени, так как требования к препаратам в разных странах отличаются. В производстве качественных эффективных препаратов центральную роль играют требования фармакопеи, поэтому именно они должны быть гармонизированы (Chetcuti I., 2005). Сегодня в странах — членах ЕС официально признаны следующие:

  • Европейская фармакопея (первые статьи, посвященные ГЛС, опубликованы в ее 4-м издании в 2002 г.); в феврале 2005 г. включала 3 общие монографии и 12 индивидуальных, что стало результатом трехлетней напряженной работы;
  • Французская гомеопатическая фармакопея содержит около 300 монографий (первая гомеопатическая монография была включена в 8-е издание Французской фармакопеи в 1965 г.);
  • Немецкая гомеопатическая фармакопея содержит около 580 монографий (1-е издание опубликовано в 1978 г., а до этого с 1872 г. действовала опубликованная на 7 языках, в том числе русском, «Pharmacopoeia homoeopathica polyglottica» д-ра Вильмара Швабе.

Существуют и другие гомеопатические фармакопеи, не признанные официально в ЕС, однако ими пользуются в некоторых странах — членах ЕС:

  • Гомеопатическая фармакопея США, являющаяся официально признанной в своей стране;
  • Британская гомеопатическая фармакопея, не получившая статус официальной;
  • фармакопеи других стран (например, Индии, Мексики, Бразилии).

Немецкая и французская гомеопатические фармакопеи официально изданы только на языках оригиналов. Они отличаются по подходам к производству ГЛС: Homöopathisches Arzneibuch описывает свыше 50 методов, тогда как Pharmacopée Française — только 3. Это отличие объясняется тем, что первая предназначена для удовлетворения потребности и в других видах терапии, в частности антропософской. Другое, более существенное отличие состоит в подходах к изготовлению базисных препаратов, в результате чего соответствующие Немецкой фармакопее матричные настойки могут содержать больше алкоголя, чем французские. Различия в методах производства и соответственно в составе матричных настоек являются основными проблемами, которые решаются на пути к гармонизации гомеопатии в Европе.

Европейская фармакопея содержит гармонизированные стандарты качества лекарственных средств, которые признаются всеми 35 странами — членами ЕС.

В 1997 г. Европейской фармакопейной комиссией была создана рабочая группа, которая занялась разработкой проекта общей монографии, распространяющейся на все гомеопатические препараты независимо от того, имеется ли в Европейской фармакопее индивидуальная монография. Задача состояла в разработке основополагающей системы с целью последующей адаптации к существующим национальным требованиям стран — членов ЕС. К настоящему времени разработаны и одобрены общие монографии на растительные лекарственные средства для гомеопатических препаратов (основанные на существующих монографиях Европейской фармакопеи по растительным лекарственным средствам) и на матричные настойки. Кроме общей монографии по ГЛС, они содержат общие требования по гомеопатическим лекарственным препаратам. Также создано несколько индивидуальных монографий по ГЛС растительного и минерального происхождения. Вместе с тем рабочей группе не во всем удалось успешно преодолеть национальные отличия и достичь полной гармонизации всех монографий. Поэтому в монографии «Hedera helix», например, приведены два типа теста по свежему растению, выбор между которыми должны осуществлять национальные регуляторные органы.

Центральная проблема, требующая решения, — баланс между контролем соблюдения надлежащей сельскохозяйственной/производственной практики и контролем посредством спецификаций. К примеру, установление свежести растительного сырья путем адекватного контроля сбора и инспекции собранных растений или путем применения теста на потери при сушке. Другой пример — требования относительно посторонних веществ: проведение инспекций для контроля того, что их содержание столь низко, как только возможно, или путем выполнения специфических тестов. Третьим примером являются требования к свежести растительного сырья: немедленная транспортировка на производство, сохранение в этаноле или глубокая заморозка. Применение того или иного способа отразится на составе матричной настойки.

Существуют расхождения в подходах регуляторных органов к контролю содержания растворителя: определение относительной плотности раствора или содержания этанола. Другая проблема касается способа (температуры и времени) при мацерации при приготовлении матричных настоек. До сих пор регуляторные органы занимают разные позиции относительно того, как рассматривать лекарственные формы, приготовленные из неразведенных базисных препаратов: как гомеопатические или растительные препараты. До тех пор пока не будет внесена ясность на законодательном уровне, применение неразведенных базисных препаратов останется проблематичным. Членам рабочей группы еще не удалось достичь консенсуса относительно требований к качеству гомеопатических гранул. Предполагается, что для решения проблемы потребуется вмешательство регуляторных органов.

Кроме проблем качества, существует нерешенный вопрос по номенклатуре. Отдельные традиционные названия ГЛС применяются не во всех странах, а монографии Европейской фармакопеи озаглавлены официальными латинскими названиями. Для удобства и ясности опубликован список (последний — в 2004 г.), в котором сопоставлены латинские и традиционные названия, применяемые в гомеопатии, с указаниями, в каких странах их используют. Поскольку Европейская фармакопея должна содержать только одно латинское название, рабочая группа приняла решение в конце монографии помещать подраздел «синонимы». Остаются нерешенными вопросы относительно названий: какое из них следует включать в Европейскую фармакопею, если две национальные описывают разные части растения или разные периоды сбора? Необходимо ли при этом разрабатывать две монографии под разными названиями или считать, что различиями можно пренебречь и создавать одну монографию под одним названием? Другая неожиданная проблема возникла при разработке монографии по хлориду ртути. Хотя спецификации были согласованы, оказалось, что в некоторых странах использование этого металла и его солей строго ограничено. В силу этого принятие монографии было заблокировано (Quality of homoeopathic products in the new european legislative framework, 2005).

Гармонизация европейских требований к ГЛС достижима и путь к ней лежит через сотрудничество представителей регуляторных органов, фармацевтических компаний, занимающихся производством ГЛС, и экспертов (Chetcuti I., 2005). Для того чтобы гомеопатия занимала достойное место в системе здравоохранения, необходима планомерная постоянная работа и взаимодействие всех заинтересованных сторон. n

Дарья Полякова

Бажаєте завжди бути в курсі останніх новин фармацевтичної галузі?
Тоді підписуйтесь на «Щотижневик АПТЕКА» в соціальних мережах!

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*