84% смертей украинцев в возрасте моложе 75 лет могло бы предотвратить качественное здравоохранение

Насколько эффективно отечественное здравоохранение? Спасает ли, продлевает ли оно жизни в масштабе всей страны? Из двух предшествующих публикаций на эту тему следует провокационный вывод, что мы застряли в эпохе, когда медицина еще не оказывала значимого влияния на продолжительность жизни. Конечно, это суждение несколько вульгаризовано, если распространять его на все компоненты того многообразного и сложного явления, которым является отечественное здравоохранение. Но оно носит прикладной характер для обозначения нашего увеличивающегося отставания в организации охраны общественного здоровья от экономически развитых стран.

Наряду со многими развитыми странами к концу 1960-х годов мы победили голод, сбросили бремя инфекционной патологии, обеспечили надлежащие санитарно-гигиенические условия жизни людей. Именно эти сдвиги в общественном развитии, а не успехи медицины, преимущественно обеспечили увеличение ожидаемой продолжительности жизни в первой половине ХХ в. К 1969 г. этот показатель в Украине сравнялся с таковым во Франции и превысил японский. Но в дальнейшем на Западе стали внедрять новые медицинские технологии, обеспечили доступ к ним широких слоев населения, разработали эффективные способы борьбы со многими неинфекционными заболеваниями.

Это стало началом новой эпохи, когда здравоохранение стало играть важную роль в общественном развитии (McKee М., Nolte Е., 2004). Так, ожидаемая продолжительность жизни в странах Западной Европы за последние 50 лет увеличилась на 10 и более лет. К сожалению, в нашей стране подобного прогресса не было достигнуто, и после многих колебаний ожидаемая продолжительность жизни едва достигла (у мужчин еще нет) уровня 1969 г. Сегодня в нашей стране ситуация со смерт­ностью приобрела угрожающий характер.

Находящийся под покровительством Фонда Билла и Мелинды Гейтс Институт показателей здоровья и их оценки (Institute for Health Metrics and Evaluation — IHME) совместно с ВОЗ размещает в сети ряд материалов под рубрикой «Визуализация данных». Необходимость в подобном глобальном проекте назрела давно, так как со времени выхода в свет Отчета о состоянии здравоохранения в мире–2000 (The World Health Report 2000. Health Systems: Improving Performance. Geneva, WHO, 2000), отражавшего реалии уже 20-летней давности (основан на данных 1997 г.), ничего подобного не публиковали. И вот на страницах ресурса «Визуализация данных» в разделе «Ожидаемая продолжительность жизни и вероятность смерти» находим нашу страну и сравниваем ее с другими (Global Burden of Disease Study, 2016).

Известно, что неблагоприятная ситуация со смертностью наблюдается также в таких европейских странах, как Болгария, Литва, Латвия, Россия, Беларусь, Сербия, Румыния (см. предыдущую публикацию). Но в таких странах, как Болгария, Сербия, Румыния, Хорватия, ожидаемая продолжительность жизни по сравнению с 1990 г. все же увеличилась — на 3,4; 3,8; 5 и 6 лет соответственно. В Латвии, Литве и Эстонии показатели тоже повысились — на 6; 4 и 8 лет. Только Беларусь, Украина и Россия имеют минимальный прирост за последние 25 лет (не более 1 года), в то время как у Казахстана и Грузии он составил 2 года, у Армении — целых 4 года.

Если посмотреть на ситуацию в разрезе причин случаев смерти, то окажется, что ожидаемая продолжительность жизни практически везде в мире увеличивается, а если уменьшается, то почти исключительно по причине либо ВИЧ/СПИД (некоторые африканские регионы), либо военных действий (Сирия, Ливия, Ирак). Трудно найти на карте мира другие такие страны, где бы часть диаграммы, отражающая отрицательный вклад разных причин в продолжительность жизни, была бы столь длинной и в то же время пестрой, как у Беларуси, Украины, Российской Федерации и Казахстана (рис. 1). Основные причины уменьшения продолжительности жизни — цирроз печени, ВИЧ-инфекция, злоупотребление психоактивными веществами, насилие и самоповреждение (суицид). В Беларуси, Украине и Казахстане также добавляются сердечно-сосудистые заболевания. Таким образом, отмечается сильная подверженность различным факторам риска, что детально и наглядно можно оценить в другом разделе ресурса (GBD Compare).

Рис. 1
Изменение ожидаемой продолжительности жизни в разрезе различных причин смерти у мужчин в Украине, России и Беларуси, Казахстане (1990–2015 гг.)
Изменение ожидаемой продолжительности жизни в разрезе различных причин смерти у мужчин в Украине, России и Беларуси, Казахстане (1990–2015 гг.)

В частности, на карте, где показана смертность населения в связи с известными факторами риска (метаболическими, со стороны образа жизни и окружающей среды), только Лесото, Украина и Болгария выделены бордово-красным цветом, что свидетельствует о самых высоких показателях в масштабах всего мира (1127, 1115 и 1109 на 100 тыс. населения). Следующая градация — Латвия и Российская Федерация (1000 и 979 соответственно). Другие страны с высокими показателями представлены в табл. 1 (подробнее о смертности в связи с факторами риска — см. предыдущую публикацию).

Таблица 1 Страны с наиболее высокими показателями смертности населения в связи с известными факторами риска (метаболическими, со стороны образа жизни и окружающей среды) (2016 г.; GBD Compare).
Лесото, Украина, Болгария 1127; 1115; 1109
Латвия, Россия 1000; 979
Литва, Венгрия, Румыния, Беларусь 956–939
Хорватия, Центрально-Африканская Республика, Грузия, Эстония, Сербия 891–821
Молдова, Греция, Свазиленд, Босния и Герцеговина, Черногория, Фиджи, ЮАР, Чехия, Словакия 769–672
Германия, Польша, Италия, Армения, Северная Корея, Португалия 672–588
Прочие страны Менее 580

Печальный антирекорд! В Украине зафиксировано наибольшее количество случаев смерти на душу населения вследствие ВИЧ/СПИД во всем регио­не, включающем Центральную и Восточную Европу, а также Центральную Азию (HIV Worldwide 1990–2013) (рис. 2). Это — очень тревожный показатель, приближающий нас к странам Африканского континента. В сущности, нам нечего противопоставить неинфекционной патологии ввиду почти полного бессилия отечественной системы здравоохранения, а теперь еще и инфекционная — в виде ВИЧ/СПИД, туберкулеза выходит из-под контроля. А если посмотреть еще и на охват детей вакцинацией (в следующей публикации), получится, что мы сдаем по всем фронтам, и в чем тогда положительная роль нашего здравоохранения?

Рис. 2
Количество случаев смерти вследствие ВИЧ/СПИД в странах Центральной, Восточной Европы и Центральной Азии (2013)
Количество случаев смерти вследствие ВИЧ/СПИД в странах Центральной, Восточной Европы и Центральной Азии (2013)

Какие блага, исходя из современного уровня своего развития, здравоохранение способно предоставить людям в принципе? Концепция «предот­вратимой смертности» (avoidable mortality) или «смертности, поддающейся мерам медицинского воздействия» (mortality amenable to medical/health care), была разработана американцем Дэвидом Ратштейном в середине 1970-х годов (Rutstein D.D., 1976) и получила дальнейшее развитие в трудах многих авторов, в том числе Уолтера Холланда (Holland W.W., 1989), Джона Макенбаха (Mackenbach J.P., 1990) и Рагнара Вестерлинга (Westerling R., 1992).

Изучение предотвратимой смертности позволяет судить о качестве здравоохранения, и там, где этот показатель снизился до сравнительно невысоких значений, то есть в развитых странах, его практическая ценность уменьшается. Тем не менее он сохранил свою значимость для ЕС как индикатор качества и эффективности медицинской помощи и (шире) организации здравоохранения стран-членов, будучи взят на вооружение Евростатом. Последний дает следующие определения. Смертность считается доступной мерам медицинского воздействия, предотвратимой (amenable), если с учетом существующих в данный момент знаний и технологий всех или большинства соответствующих случаев смерти можно избежать при оптимальном качестве здравоохранения. Смертность считается профилактируемой (preventable), если с учетом существующих представлений об определяющих здоровье факторах всех или большинства соответствующих случаев смерти можно избежать с помощью средств здравоохранения в широком смысле. Оба этих понятия объединяются термином предотвратимая, избегаемая (avoidable) смертность.

Разработан ряд классификаций причин предот­вратимой смертности с учетом специфики этого явления в разных странах. Достаточно сказать, что перечень, составленный рабочей группой из США под руководством вышеупомянутого Д. Ратштейна, содержал около 80 нозологий, большинство из которых со временем приобрело очень незначительный вес среди причин смерти, например, в Швеции (Westerling R., 2001). В последующем разработаны соответствующие классификации с учетом национальных особенностей, в том числе в Российской Федерации (Сабгайда Т.П. и соавт., 2011). Включение тех или иных нозологий основывается на экспертных мнениях и не подчинено строгим закономерностям. Основной водораздел лежит между двумя группами причин смерти, отражающими:

  • качество медицинской помощи (например инфекционные, хирургические заболевания, новообразования, гипертензия);
  • эффективность первичной профилактики (последствия курения, злоупотребления алкоголем, дорожно-транспортные происшествия).

Указанный подход был принят на уровне Евросоюза; с определенными модификациями списка причин смерти применен в Литве, Испании, Бельгии, Корее, а также с учетом идей Д. Макенбаха в Германии и Польше (McKee М., Nolte Е., 2004). Всплеск интереса к концепции предотвратимой смертности в последние годы объясняется сохраняющейся разницей между показателями отдельных стран и регионов (Weber A., Clerc M., 2017). Более того, значительные расхождения существуют даже в пределах населенного пункта, например, вдоль одной ветки лондонского метро (Dangerfield А., 2012).

Совершенно особая ситуация, отмечают специалисты британского Управления статистики, существует относительно смерти в детском и молодом возрасте (Olatunde О. et al., 2016). Считают, что в сегодняшней Великобритании можно избежать значительной части (28–40%) летальных исходов среди детей, причем вне зависимости от нозологии, поскольку частыми причинами смерти являются недооценка тяжести состояния, неправильно установленный диагноз и игнорирование очередной встречи с медработником. Так, доступные мерам медицинского воздействия (avoidable) факторы выявлены в 21%, а потенциально устранимые — в 49% случаев, изученных экспертами (Pearson G.A., 2008).

Важно отметить, что отнесение причин смерти к категории предотвратимых всегда предусматривает такой параметр, как возраст. По принятой Евростатом методике большинство нозологий имеет возрастное ограничение — 75 лет. Не предусмотрены возрастные рамки для ВИЧ/СПИД, осложнений перинатального периода и т.п. Только 49 годами жизни ограничена предотвратимость смерти вследствие сахарного диабета. Необходимость возрастного порога объясняют тем, что в более старшем возрасте вследствие множественного характера патологии зачастую нельзя соотнести смерть с единственной нозологией, и на фоне общей слабости и уязвимости пожилого человека подавляющее значение для сохранения жизни имеют социальные факторы (Lavergne R.M., McGrail К., 2013).

В этом аспекте сходятся концепции предотвратимой и преждевременной смертности, которую определяют как смертность от всех причин в возрасте до 75 лет (Wells C., Gordon E., 2008). Вполне понятно стремление вычленить из такого обширного явления, как преждевременная смертность, ту часть, за которую несет ответственность сфера здравоохранения. Однако, похоже, концепция предотвратимой смертности с этим не вполне справляется. Так, отмечают ее значительную вариабельность во времени по не вполне понятным причинам и в зависимости от социально-экономических условий изучаемой местности (уровень занятости населения, распространенность вредных привычек, криминогенная обстановка и т.п.) (Lavergne R.M., McGrail К., 2013). Нельзя недооценивать роль и многих других причин, обусловливающих желательность и доступность медицинской помощи, — таких как образованность, традиции, личный настрой, финансовые возможности (McKee М., Nolte Е., 2004). Поэтому такому индикатору, как предотвратимая смертность, отводят роль скринингового, ориентирующего исследователей на дальнейшую проработку причин смертности. Позитивные сдвиги в функционировании системы приводят к снижению предотвратимой смертности, но только по прошествии некоторого времени, поэтому заключения следует делать с осторожностью, предупреждает Евростат.

В 2014 г. в странах Евросоюза 33% случаев смерти (562 тыс. из 1,7 млн или 126 на 100 тыс. населения) лиц в возрасте моложе 75 лет — доступные мерам медицинского воздействия (amenable) и 981 тыс. (20%) смертей в любом возрасте — профилактируемые (preventable) (ec.europa.eu). Общее количество предотвратимых (потенциально избегае­мых, avoided) случаев смерти (с учетом того, что некоторые причины относятся одновременно и к доступным мерам медицинского воздействия, и к профилактируемым) составило 1,2 млн (24% умерших любого возраста). Во всех странах уровень предотвратимой смертности выше у мужчин (рис. 3, 4). Ведущими причинами смертности, доступной мерам медицинского воздействия, являются ишемическая болезнь сердца (ИБС), цереброваскулярные заболевания, злокачественные новообразования толстого кишечника, молочной железы, артериальная гипертензия и пневмония; профилактируемой — рак легкого, несчастные случаи и заболевания вследствие злоупотребления алкоголем.

Рис. 3
Стандартизованные коэффициенты смертности, доступной мерам медицинского воздействия (amenable), в ЕС (2014) и Украине (2015) (по данным Евростата, Держстата)
Стандартизованные коэффициенты смертности, доступной мерам медицинского воздействия (amenable), в ЕС (2014) и Украине (2015) (по данным Евростата, Держстата)
Рис. 4
Стандартизованные коэффициенты профилактируемой (preventable) смертности в ЕС (2014) и Украине (2015) (по данным Евростата, Держстата)
Стандартизованные коэффициенты профилактируемой (preventable) смертности в ЕС (2014) и Украине (2015) (по данным Евростата, Держстата)

В Украине в 2015 г. умерли 289 812 человек в возрасте моложе 75 лет. По нашим расчетам, выполненным в соответствии с методикой Евростата, из этих случаев смерти примерно 171 897 (309,1 на 100 тыс. населения), или 59%, можно было избежать с помощью своевременного предоставления эффективного лечения (amenable deaths). Средствами здравоохранения в широком смысле можно было предотвратить 197 924 случая смерти (427 на 100 тыс. населения), или 68% случаев смерти, наступивших в возрасте 0–74 года (preventable deaths). Общее количество случаев смерти, которые можно было предотвратить благодаря эффективному здравоохранению (avoided deaths), в 2015 г. составило 243 450 (84% случаев смерти лиц в возрасте до 75 лет).

Как и повсюду в Европе, в Украине уровень предотвратимой смертности среди мужчин выше по сравнению с женщинами. Так, стандартизованные коэффициенты смертности, доступной мерам медицинского воздействия, (amenable) — 449 и 208; профилактируемой (preventable) — 654 и 237 на 100 тыс. соответственно (см. рис. 3, 4). Выше общий коэффициент смертности, доступной мерам медицинского воздействия, только в Латвии, Румынии и Литве, среди мужчин — только в Латвии и Литве, женщин — Румынии и Латвии.

Информация о количестве случаев смерти в Украине вследствие причин, признаваемых Евростат предотвратимыми, представлена в табл. 2.

Таблица 2 Количество доступных медицинскому воздействию (amenable), профилактируемых (preventable) и предотвратимых (избегаемых, avoidable) случаев смерти в Украине в 2015 г. по данным Держстата
Причины смерти Количество случаев смерти
Доступных медицинскому воздействию (amenable) Профилактируемых (preventable) Всего предотвратимых (избегаемых, avoidable)
Всего М. Ж. Всего М. Ж. Всего М. Ж.
Некоторые бактериальные и протозойные болезни 1137 661 476 1137 661 476
Туберкулез 4614 3839 775 4614 3839 775 4614 3839 775
Гепатит С 203 115 88 203 115 88 203 115 88
ВИЧ 4032 2669 1363 4032 2669 1363 4032 2669 1363
Злокачественные новообразования:
• губа, ротовая полость и глотка 3131 2840 291 3131 2840 291
• пищевод 1346 1226 120 1346 1226 120
• желудок 5120 3341 1779 5120 3341 1779
• толстый кишечник и прямая кишка 7063 3866 3197 7063 3866 3197 7063 3866 3197
• печень 1198 755 443 1198 755 443
• трахея, бронхи, легкое 9754 8359 1395 9754 8359 1395
• меланома 898 456 442 898 456 442 898 456 442
• мезотелиома 784 409 375 784 409 375
• молочная железа 5206 40 5166 5206 40 5166 5206 40 5166
• шейка матки 1670 0 1670 1670 0 1670 1670 0 1670
• мочевой пузырь 1190 1037 153 1190 1037 153
• щитовидная железа 161 55 106 161 55 106
• болезнь Ходжкина 251 144 107 251 144 107
• лейкемия 1735 957 778 1735 957 778
Доброкачественные новообразования 634 298 336 634 298 336
Сахарный диабет 291 151 140 291 151 140 291 151 140
Заболевания, связанные с алкоголем 18 794 13 122 5672 18 794 13 122 5672
Нарушения в связи с употреблением психоактивных веществ 71 60 11 71 60 11
Эпилепсия 372 280 92 372 280 92
Ревматические болезни сердца 644 271 373 644 271 373
Артериальная гипертензия 390 281 109 390 281 109
Ишемическая болезнь сердца 98 097 61 194 36 903 98 097 61 194 36 903 98 097 61 194 36 903
Флебит, тромбофлебит, другие болезни сосудов 1276 762 514 1276 762 514
Цереброваскулярные заболевания 30 510 17 433 13 077 30 510 17 433 13 077
Аневризма аорты 743 553 190 743 553 190
Грипп 21 12 9 21 12 9 21 12 9
Пневмония 4276 3288 988 4276 3288 988 4276 3288 988
Хроническая обструктивная болезнь легких 26 16 10 26 15 11
Бронхиальная астма 93 39 54 93 39 54
Язва желудка и двенадцатиперстной кишки 1253 902 351 1253 902 351
Острый живот, непроходимость, аппендицит, холецистит, грыжа 2130 1497 633 2130 1497 633
Нефриты и нефрозы 429 256 173 429 256 173
Обструктивная уропатия и гиперплазия предстательной железы 1430 737 693 1430 737 693
Осложнения перинатального периода 1730 978 752 1730 978 752
Врожденные пороки и аномалии 1437 805 632 1437 805 632
Транспортные несчастные случаи 4466 3508 958 4466 3508 958
Травмы, отравления и т.п. 11 889 9908 1981 11 889 9908 1981
Повреждения (с неопределенными намерениями и самоубийства) 10 969 9018 1951 10969 9018 1951
Последствия нападения с целью убийства или нанесения телесного повреждения 1962 1471 491 1962 1471 491
Случайное причинение вреда больному при оказании хирургической или терапевтической помощи 24 16 8 24 16 8
Всего в возрасте до 75 лет 171 897 102 261 69 636 197 924 130 994 66 930 243 450 157 624 85 826
Доля умерших в возрасте до 75 лет, % 59 55 68 68 70 65 84 84 84
Всего умерших всех возрастных групп 171 908 102 268 69 639 201 449 132 829 68 610 244 785 157 898 86 887
Доля умерших всех возрастных групп, % 29 35 23 34 46 23 41 54 29
М. — мужчины; Ж. — женщины.
Однако стандартизованные показатели призваны демонстрировать различия в интенсивности того или иного явления, допуская, что его течение осуществляется не в реальных сравниваемых популяциях, а в некоей условной, стандартной. Оценить размеры того или иного явления лучше позволяют грубые показатели, в нашем случае — смертности. Это особенно правильно, если стандарт популяции слабо коррелирует с действительным половозрастным распределением, как в случае с Украиной. Поэтому, если оценить долю предотвратимых случаев смерти в их общем количестве, то получим вполне ожидаемый результат: Украина существенно опережает другие европейские страны (рис. 5). Интересно, что ситуация с распределением стран применительно к доле профилактируемых случаев смерти серьезно отличается от таковой относительно доступных мерам медицинского воздействия. Это связано со значительными колебаниями первого показателя в зависимости от возраста и пола.
Рис. 5
Доля (%) случаев смерти, относимых к доступным мерам медицинского воздействия (amenable) и профилактируемым (preventable), в общем количестве случаев смерти (в возрасте до 75 лет) в странах — членах ЕС (2014) и Украине (2015) (по данным Евростата и Держстата)
Доля (%) случаев смерти, относимых к доступным мерам медицинского воздействия (amenable) и профилактируемым (preventable), в общем количестве случаев смерти (в возрасте до 75 лет) в странах — членах ЕС (2014) и Украине (2015) (по данным Евростата и Держстата)

Представленные на рис. 5 данные требуют пояснений. Дело в том, что большинство причин профилактируемой смертности, кроме ВИЧ/СПИД и сахарного диабета, так же, как и в случае со смертностью, доступной мерам медицинского воздействия, имеют возрастное ограничение — до 75 лет. Поэтому, имея данные Евростата о количестве amenable смертей (практически все они, за исключением, пожалуй, нескольких десятков вследствие ВИЧ/СПИД, относятся к возрасту до 75 лет), мы можем определить их долю в общих количествах, относящихся к этому возрастному периоду, в разных странах. Однако значительную часть профилактируемых случаев смерти составляют приходящиеся на возраст 75 лет и старше (внешние причины) (см. табл. 2), поэтому, не зная распределения по возрастным группам, мы можем судить о доле профилактируемых случаев смерти только по их количеству, относящемуся к любому возрасту. Применительно к Украине этот показатель (preventable deaths) составляет 201 449 случаев смерти (414 на 100 тыс. населения), или 34% случаев смерти лиц всех возрастных групп.

Европейская структура причин предотвратимой смертности отличается от украинской существенно меньшей долей ИБС, последствий употребления алкоголя, травм, отравлений, суицидов и прочих повреждений. Следует отметить, что в нашей структуре статистики причин смерти велика пропорция повреждений с неопределенными намерениями на 100 смертей от остальных внешних причин — 15 в 2015 г., как и в России (Васин С., 2015), что считается высоким по мировым меркам показателем. А соответствующая рубрика МКБ-10 «Повреждения с неопределенными намерениями» (Y10-Y34) характеризует качество статистики внешних причин или ее «засоренность» — метафора ВОЗ (WHO, 2014), так как эту группу пополняют случаи, род смерти которых не установлен. Напротив, группа «Случайное причинение вреда больному…» включает у нас единичные случаи, тогда как в целом по ЕС счет идет на тысячи (ec.europa.eu).

«Лидеры» среди всех причин предотвратимых (avoidable) смертей в Украине в 2015 г. — ИБС, цереброваскулярные заболевания и последствия злоупотребления алкоголем — суммарно обусловили 60% случаев смерти (рис. 6).

Рис. 6
Количество предотвратимых (avoidable) случаев смертей у лиц обоего пола в Украине в 2015 г. по данным Держстата
Количество предотвратимых (avoidable) случаев смертей у лиц обоего пола в Украине в 2015 г. по данным Держстата

ИБС и цереброваскулярные заболевания — две наиболее распространенные причины, обусловившие в 2015 г. 75% случаев смерти, доступных мерам медицинского воздействия (amenable). Еще 5 заболеваний (колоректальный рак, рак молочной железы, туберкулез, пневмония и ВИЧ-инфекция) вместе с первыми двумя стали причиной 89% случаев предотвратимой смертности. Структура amenable смертности мужчин аналогична описанной общей, за исключением рака молочной железы и шейки матки, которые у женщин занимают 3-е и 5-е места соответственно (рис. 7).

Рис. 7
Количество доступных мерам медицинского воздействия (amenable) случаев смерти у лиц мужского и женского пола в возрасте моложе 75 лет в Украине в 2015 г. по данным Держстата
Количество доступных мерам медицинского воздействия (amenable) случаев смерти у лиц мужского и женского пола в возрасте моложе 75 лет в Украине в 2015 г. по данным Держстата

Две главные причины — ИБС и заболевания вследствие злоупотребления алкоголем — вместе обусловили 58% случаев профилактируемой (preventable) смертности в нашей стране в 2015 г. Вместе с 5 другими причинами (несчастные случаи, злокачественные новообразования трахеи и бронхов, суи­циды, рак молочной железы и убийства) они составили 78% случаев смертей этой группы. Первые две причины у мужчин и женщин совпадают, тогда как следом за ними по значимости у мужчин следуют травмы и отравления, а у женщин — рак молочной железы .

Итак, предотвратимая смертность, при вычислении которой в расчет принимают в основном случаи смерти в возрасте до 75 лет (исключение — внешние причины и редкие случаи в связи с ВИЧ/СПИД), характеризует преимущественно преждевременную смертность. Поэтому, делая вывод, остановимся на доле предотвратимых случаев смерти среди лиц, не достигших 75-летнего возраста, — 84%, в том числе 59% — доступных мерам медицинского воздействия и 70% — профилактируемых. И если относительно последних в ЕС наблюдают значительный разброс показателей между странами, то по ситуации со случаями смерти, доступными мерам медицинского воздействия, мы получили показатель, почти вдвое превышающий средний по ЕС, — 59 против 33%. Наибольший в ЕС показатель — 48% — в Румынии, существенно отличается от нашего в лучшую сторону.

Такая ситуация недвусмысленно характеризует отечественную систему здравоохранения как… не вполне адекватную нуждам нашего населения.

Продолжение следует…

Дарья Полякова

Комментарии

Нет комментариев к этому материалу. Прокомментируйте первым

Добавить свой

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Другие статьи раздела


Последние новости и статьи