Здравоохранение Польши: наследие развитого социализма

Массовый прием все новых и новых стран Восточной Европы в Евросоюз заставил представителей западной ее части сделать то, что они, воспитанные в лучших традициях холодной войны, вот уже несколько десятилетий не делали, а именно — обратить свои взоры на другую сторону Эльбы и Дуная. Туда, где еще совсем недавно распускала свои щупальца империя зла, а сегодня царит определенная растерянность. Многие новоявленные граждане Евросоюза все еще не знают, что с этим самым счастьем делать.

И если средний немецкий обыватель все еще с трудом верит в то, что Украина расположена куда ближе к Германии, чем Турция, а Транссибирская магистраль (кстати, один из самых любимых немцами туристических маршрутов) начинается не в Киеве, а немного восточнее, то серьезные СМИ уже вполне активно и, нужно сказать, весьма правдоподобно, занялись освещением актуальных событий в политике, экономике и медицине постсоветской Европы.

Наибольший интерес тут представляют, естественно, новоиспеченные члены Евросоюза, особняком среди которых стоит Польша. Многовековые исторические переплетения, тесные экономические связи, самая длинная общая государственная граница и, тем не менее, масса нерешенных спорных вопросов — все это делает Польшу в глазах немцев, да и всего Евросоюза, одним из самых привлекательных партнеров среди «новых европейцев».

Особенно тесны польско-европейские связи в области медицины. Фраза, сказанная в начале прошлого века легендарным немецко-польским хирургом Яном Микуличем в ответ на вопрос о его национальной принадлежности: «Моя национальность — хирург», — стала воистину пророческой. Сегодня каждый десятый польский хирург и анестезиолог ищет счастья на Западе — прежде всего в немецких и скандинавских клиниках. Причина — все еще страдающая от последствий развитого социализма система здравоохранения.

Главное напоминание о советских временах — по-прежнему руководящая и направляющая роль государства в развитии (а скорее, стагнации) польского здравоохранения. Вроде бы неплохо задуманная (правда, начатая только в 1999 г. — через 10 лет после крушения коммунистического режима) реформа, в принципе, была призвана перестроить польское здравоохранение по типу западного соседа — Германии. Ключевая роль в этом процессе отводилась децентрализации системы здравоохранения путем создания региональных больничных касс (похожий принцип функционирует в Германии вот уже более ста лет), отвечающих за справедливое накопление и перераспределение средств. Хорошая, в принципе, идея просуществовала не так уж и долго — в 2003 г. местные больничные кассы уступили свое место монополии — Национальному фонду здоровья («Narodowy Fundusz Zdrowja» — NFZ www.nfz.gov.pl/new/).

Этот фонд занимается непосредственно расчетами между врачами и пациентами, а также оплатой медицинских услуг и лекарственных средств, предоставляемых населению. Деятельность фонда регулируется напрямую министерством здравоохранения (Ministerstwo zdrowia) — то есть решение об оплате тех или иных медицинских услуг или льготах на препараты снова принимает правительство.

«Это не что иное, как воплощение в жизнь коммунистических принципов под маской демократии. Сегодня, однако, нет необходимых для этого средств», — сказал в интервью немецкому «Deutsche Arzteblatt» (www.aerzteblatt.de) один из основателей Польского союза врачей доктор Юзеф Лула (Jуsef Lula). Денег населению действительно катастрофически не хватает.

Внедрение еще одного немецкого принципа финансирования медицины, а именно — обязательного медицинского страхования с выплатой ежемесячной фиксированной процентной ставки всеми работающими (которая постепенно возросла с 7,5 до 9%) больших поступлений в казну не принесло. Что и неудивительно: при средней заработной плате в 400–500 евро — даже немцы, зарабатывающие на порядок больше (и отдающие в больничные кассы в среднем около 7% месячного дохода), испытывают определенные финансовые трудности, когда речь заходит о действительно адекватном уровне медицинского обслуживания.

Не улучшила ситуацию и реструктуризация медицинской помощи — сделав основной упор на семейных врачей, медицинские чиновники не позаботились об их финансировании, поэтому многим семейным врачам приходится подрабатывать, обслуживая частных пациентов — предусмотренная государством на одного среднестатистического пациента сумма покрывает разве что первичное посещение терапевта и проведение минимального объема исследований. Дальнейшее лечение, если оно необходимо, напрямую зависит от финансовых возможностей пациента — по данным ВОЗ, уровень доплат со стороны пациентов достигает в польской медицине 40%. Именно поэтому постоянно увеличивается количество больных, предпочитающих частную медицину государственной — в 2006 г. этот показатель составил 25%.

С другой стороны, несмотря на такое доверие, большинство поляков вынуждены лечиться в государственных лечебных учреждениях и даже сама идея введения символической оплаты (около 1,3 евро) за посещение врача не нашла понимания в широких массах населения, пишет Моника Стефанчик (Monika Stefanczyk), аналитик рынка «PMR Publications» (www.pmlive.com).

Не могло не сказаться наследие социалистического прошлого и на польском рынке лекарственных средств. С одной стороны, намного более независимый от государства и развивающийся скорее по международным, чем по местным стандартам фармацевтический рынок является одним из самых динамичных и перспективных. С другой — значительная нехватка средств и по-прежнему монопольное принятие решений в польском здравоохранении обусловливают целый ряд негативных тенденций, ведущей среди которых является достаточно агрессивная политика по отношению к иностранным производителям.

Основной инструмент давления здесь — список препаратов, стоимость которых частично или полностью возмещается пациенту. И с каждым годом все меньше и меньше места в нем отводится импортным продуктам. Так, к 2005 г. доля препаратов польских производителей в этом списке возросла до 33%, что незамедлительно привело к стремительному увеличению их удельного веса на фармрынке этой страны. Таким образом правительство пытается ненавязчиво вытеснить с рынка дорогостоящие импортные лекарственные средства, заменив их более дешевыми и доступными польскими. Благодаря этим тенденциям повысился спрос на препараты, доступные по цене, — генерики. Именно польские лекарственные средства, в том числе генерические, составляют сейчас наиболее прогрессирующий сегмент фармацевтического рынка Польши. Иная ситуация у зарубежных производителей, которые пытаются продвинуть на польский рынок дорогостоящие инновационные препараты — хотя в этом году и планируется внесение 52 новых наименований (в первую очередь, препаратов, действующих на сердечно-сосудистую, нервную системы и применяемых при онкологических заболеваниях) в список бесплатных лекарственных средств, но количество среди них произведенных иностранными компаниями невелико.

Для того чтобы по-прежнему оставаться конкурентоспособными, иностранные производители вынуждены снижать цены на свою продукцию чуть ли не в 2 раза интенсивнее польских — только за первое полугодие 2006 г. средняя стоимость упаковки импортируемых препаратов снизилась на 13%, тогда как местным производителям удалось ограничить падение цен на уровне 5% по сравнению с предыдущим годом. Естественно, что эти тенденции не могли не сказаться самым благоприятным образом на общем объеме продаж — рост рынка рецептурных препаратов в 2006 г. составил более 5%, достигнув отметки в 14 млрд злотых (3,6 млрд евро).

Планируемые на 2008 г. поправки к Закону «О лекарственных средствах» предусматривают запрет на прямые скидки и прочие популярные в аптечном бизнесе полулегальные мероприятия, направленные на продвижение на рынке того или иного препарата (www.pmlive.com).

Понятно, что на фоне таких изменений все более перспективным становится рынок OTC (over-the counter) — лекарственных средств, продаваемых без рецепта, и самых разнообразных продуктов нелекарственного ассортимента — диетических добавок, косметических, гомеопатических и фитотерапевтических средств, различных диагностических систем, перевязочных материалов, а также медицинского оборудования и продукции для ухода за полостью рта. Привлекательность этого сектора, в первую очередь, в его относительной независимости от изменчивой политики здравоохранения и простоте продвижения на рынок.

Возможность сэкономить не только деньги, но и время, обойдя хорошо знакомую и украинским коллегам бюрократическую крепость, поспособствовала возникновению одного из самых популярных в последнее время на польском ОТС-рынке трендов — так называемого свитчинга. Этот процесс, в переводе на обычный язык обозначающий конверсию лекарственного средства в диетическую или пищевую добавку, позволяет значительно сократить путь препарата на прилавки аптек. Этот тренд, по мнению многих экономических обозревателей, будет ведущим на рынке ОТС и в ближайшие годы (www.pmrpublications.com).

В целом на рынке безрецептурных препаратов Польши преобладают позитивные тенденции — рост продаж только в 2006 г. составил около 20% и это, как полагают эксперты, не предел — ведь в прошлом году отмечали низкий уровень заболеваемости гриппом и простудными заболеваниями — один из основных факторов, стимулирующих рост рынка ОТС-препаратов.

Распределение средств на фармацевтическом рынке Польши очень типично для восточноевропейских и постсоветских государств — особенности восточного типа фармрынка заключаются в значительно больших объемах продаж на рынке ОТС-препаратов и мизерных, по сравнению с западными рынками, продажах в госпитальном секторе.

Так, в 2006 г. удельный вес объема продаж госпитальных препаратов составил всего 9%. И здесь основным фактором влияния оказалась централизация системы здравоохранения и постоянный контроль государства за расходами на медицину. Понятно, что дорогостоящие инновационные лекарственные средства, в первую очередь необходимые пациентам стационара (особенно когда речь идет об онкологических или тяжелых хронических заболеваниях), не приветствуются госпитальными комиссиями (в состав которых, кроме врачей, входят, как правило, и клинические фармацевты), решающими судьбу того или иного препарата.

Однако и здесь согласно сообщениям польской прессы (www.polandpharma.com) есть определенный повод для оптимизма — на реализацию Национальной программы по борьбе с раком в 2006 г. предусмотрено выделение средств в сумме около 800 млн евро в течение ближайших десяти лет.

И в заключение — несколько самых нашумевших слияний 2006 г., оказавших большое влияние на расстановку сил на польском фармрынке. Главным событием прошедшего года было, несомненно, поглощение мировым лидером по объему продаж генериков — израильской компанией «Teva» компании «Ivax» — основного держателя акций польской «Polfa Kutno» (www.tevapharm.com). А покупка американской компанией «Barr» хорватской «Pliva» (имеющей завод в Кракове) позволила ей выйти на третье место в мировом списке производителей генериков (www.lexdon.com).

Для польского фармрынка по-прежнему во многом еще характерна политическая инертность и наследие развитого социализма. Тем не менее, с каждым годом на него все больше влияют западные рынки, что стало особенно ощутимо после вступления Польши в Евросоюз в мае 2004 г.

Более тесная связь с экономикой ведущих европейских государств просто обязывает политиков, медицинских работников и фармацевтов думать по-европейски и адаптироваться к новым условиям конкуренции.

Первые шаги на этом тернистом пути уже сделаны, первые положительные результаты — рост инвестиций в фармацевтический рынок, увеличение объема продаж лекарственных средств и постоянно растущий интерес западных производителей — налицо. n

Александр Ананко, специальный корреспондент «Еженедельника АПТЕКА», Нюрнберг, Германия


Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті