R&D — дорого, рискованно… и весьма перспективно

В кризисный период в условиях тотальной экономической рецессии на мировом рынке R&D-сегмент продолжал демонстрировать завидную активность, планомерно наращивая бюджеты. При этом развитие данного сегмента мирового рынка весьма неоднородно в географическом аспекте. В Европе совокупный объем расходов на R&D увеличился лишь на 2%, в США — на 1,8%, в то время как для Японии этот показатель составил +26%. Неуклонно растет интерес игроков мирового рынка R&D к сегменту биотехнологий. В настоящей публикации речь пойдет о лидерах по объему расходов на R&D на мировом фармацевтическом и биофармацевтическом рынке в контексте изменяющихся экономических условий, а также новых требований рынка.

Топ-15 R&D-бюджетов в Большой Фарме

Важность инновационного сегмента фармацевтического рынка лежит в двух пересекающихся плоскостях — экономическая отдача для компаний и насыщение рыночных ниш с неудовлетворенным спросом на лекарства.

По итогам 2009 г. мировой R&D-бюджет достиг 95,2 млрд дол. США, превысив аналогичный показатель предыдущего года на 11% (рисунок). В течение 2004–2009 г. темпы прироста инвестиций в R&D сохраняют стабильность на уровне 10–11% в год.

Рисунок. 1
 Объем расходов на R&D в Большой Фарме в 1996—2009 гг.
Объем расходов на R&D в Большой Фарме в 1996—2009 гг.
Источник: «Kalorama Information»

Представляем нашим читателям рейтинг крупнейших R&D-бюджетов фармацевтических компаний по итогам 2009 г., опубликованный в декабре текущего года на сайте www.fiercepharma.com.

Компания «Roche» является вторым по величине инвестором в R&D-сегмент в мире и абсолютным лидером по объему R&D-расходов в фармацевтическом секторе (табл. 1). Так, в 2009 г. R&D-бюджет компании составил 8,7 млрд дол., или 9% мировых расходов на R&D. Одним из значимых в 2010 г. событий для «Roche» стала приостановка разработки препарата окрелизумаб для лечения ревматоидного артрита, на который возлагались значительные надежды. Затем неудача постигла препарат таспоглютид — аналог глюкагоноподобного пептида-1 (GLP-1), предназначенный для лечения сахарного диабета II типа. Таким образом, риск R&D-расходов в отношении этих препаратов оказался неоправданным.

Таблица 1 Топ-15 R&D-бюджетов фармацевтических компаний в 2009 г.
№ п/п Компания Объем R&D-расходов, млрд дол. Темпы прироста/убыли, % Доля R&D-расходов в доходе компании, %
1 Roche 8,7 9,1 19,4
2 Pfizer 7,4 -2,4 15,5
3 Novartis 7,06 2,5 16,7
4 Johnson&Johnson 6,66 -7,8 11,3
5 Sanofi-aventis 6,25 0,2 15,3
6 GlaxoSmithKline 5,59 9,5 12,8
7 Merck&Co. 5,58 21,6 21,3
8 Takeda Pharmaceuticals 4,64 64,3 29,5
9 AstraZeneca 4,23 -12 13,5
10 Eli Lilly 4,13 12,6 19,8
11 Bristol-Myers Squibb 3,48 1,7 16,9
12 Boehringer Ingelheim 3,03 5 17,4
13 Abbott Laboratories 2,61 2 8,9
14 Daiichi Sankyo 1,89 12,9 21,9
15 Astellas Pharma 1,63 18,3 16,5

На 2012 г. R&D-бюджет «Pfizer» прогнозируется на уровне 8 млрд дол. Как показывает опыт, значительная часть расходов на R&D неоправданна, поэтому крупнейшие фармкомпании зачастую прибегают к аутсорсингу в этой сфере, заключая союзы и партнерские соглашения относительно разработки и коммерциализации потенциальных препаратов с узкоспециализированными инновационными компаниями. Напомним, что препарат компании «Pfizer» Dimebon® (латрепирдин) для лечения болезни Альцгеймера потерпел неудачу на III фазе клинических исследований. В настоящее время ведущая роль в стратегии компании отводится развивающимся фармацевтическим рынкам, в частности Китаю.

Азиатский регион также в центре внимания R&D- активности «Novartis». К 2013 г. компания планирует выведение на китайский рынок новых противоопухолевых препаратов. В настоя­щее время ведется активное сотрудничество с китайским государственным управлением по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств в отношении определения реальных потребностей населения страны в этой терапевтической сфере.

Амбициозные планы «Johnson&Johnson» по диверсификации продуктового портфеля реализовались в приобретении «Crucell», специализирующейся на разработке, производстве и коммерциализации вакцин, что может в значительной степени повлиять на место компании на европейском фармрынке.

Компания «sanofi-aventis» уделяет значительное внимание R&D-деятельности. В 2009 г. на ее счету числилось 49 препаратов в активной разработке, в том числе 17 — в III фазе клинических исследований и ожидающих одобрения регуляторных органов.

Топ-15 R&D-бюджетов в сфере биофармации

В течение последних нескольких лет на мировом фармрынке наблюдались значительные изменения в R&D-сегменте. Фармкомпании в поисках новых перспективных решений для своих продуктовых портфелей зачастую обращают свой взор в сторону биотехнологий, и экспансия в этот сегмент рынка, как правило, осуществляется посредством слияний и поглощений, а также заключения лицензионных соглашений с биотехнологическими компаниями на разработку, производство и коммерциализацию новых продуктов.

Примечательно, что в среднем доля R&D-расходов в доходе фармкомпаний составляет около 17% и, как правило, не превышает 30%. Для биофармацевтического сектора диапазон по этому показателю варьирует практически безгранично.

Фармацевтический бизнес носит глобальный характер с центрами притяжения в Европе, США и Азии, в то время как родиной и центром сосредоточения биотехнологий являются США. Согласно рейтингу биофармацевтических компаний по объему R&D-бюджетов в 2009 г., опубликованному на сайте www.fiercebiotech.com, 11 из топ-15 мировых компаний расположены в США, и лишь 4 — в Японии, Австралии и Европе (табл. 2).

Таблица 2 Топ-15 R&D-бюджетов в сфере биотехнологий в Большой Фарме в 2009 г.
№ п/п Компания Объем R&D-расходов, млн дол. Объем R&D-расходов, млн евро Темпы прироста/убыли, % Доля R&D-расходов в доходе компании, %
1 Amgen (США) 2720 1990 -5,5 19,6
2 Biogen Idec (США) 1200 894 19,7 29,3
3 Gilead Sciences (США) 849 620 29,1 12,7
4 Genzyme (США) 805 588 -33 18,7
5 Celgene (США) 745 544 -14,8 29
6 Kyowa Hakko Kirin (Япония) 478 349 -3,8 11,3
7 Vertex Pharmaceuticals (США) 454 332 26 467
8 Life Technologies (США) 320 234 136,6 10,3
9 CSL (Австралия) 267 195 38,4 6,7
10 Amylin Pharmaceuticals (США) 172 126 17,3 23,8
11 Genmab (Дания) 123 90 -35,7 145,7
12 Cubist Pharmaceuticals (США) 118 87 34,7 30,3
13 Merial Animal Health (Великобритания) 115 84 3,8 6,3
14 MannKind (США) 109 79 37,6
15 Abraxis Biosciences (США) 107 78 49,3 43,1

Так, в 2009 г. пальму первенства среди биотехнологических компаний по объему инвестиций в разработку биопрепаратов получила американская «Amgen» с бюджетом в размере 2,72 млрд дол. (1,99 млрд евро). Ярким примером успеха компании «Amgen» является препарат деносумаб, предназначенный для применения у женщин с остеопорозом в постклимактерический период.

Следует отметить, что в 2009 г. в данном рейтинге были отмечены перестановки в результате поглощения крупнейшего биотехнологического производителя «Genentech», ранее возглавлявшего этот топ-лист, фармацевтической компанией «Roche».

Для «Biogen» 2009 г. выдался довольно напряженным. Так, как было указано выше, в марте 2009 г. «Biogen» совместно с «Roche» объявили о приостановлении разработки окрелизумаба для лечения ревматоидного артрита, находящегося на последней стадии исследований. Один из наиболее продаваемых препаратов компании — Avonex® (интерферон бета-1a), подвергся конкуренции со стороны Gilenya™ (финголимод, «Novartis») для лечения рецидивирующего рассеянного склероза.

«Gilead Sciences» занимается производством противовирусных препаратов от гепатита С, гриппа, ВИЧ-инфекции и др. В 2009 г. драйверами дохода от реализации выступили такие препараты компании, применяющиеся в лечении ВИЧ/СПИДа, как Truvada® (эмтрицитабин+ тенофовир) с объемом продаж 2,49 млрд дол., Atripla® (эфавиренз, эмтрицитабин, тенофовир, «Gilead»/«Bristol-Myers Squibb») — 2,38 млрд дол., а также Viread® (тенофовира дизопроксила фумарат) для лечения хронического гепатита В, принесшего «Gilead» 668 млн дол. в 2009 г.

Компания «Roche» является абсолютным лидером по объему расходов на R&D на мировом фармрынке с бюджетом 8,7 млрд дол. по итогам 2009 г.

В 2009 г. операционный доход компании «Genzyme» составил 1,2 млрд дол. Увеличению дохода компании на 15% по сравнению с преды­дущим годом способствовало выведение на рынок новых препаратов. Так, четверть совокупного дохода компании в 2009 г. обеспечил препарат Synvisc-One™ (hylan G-F 20), улучшающий скольжение суставных поверхностей, применяемый для лечения артроза коленных суставов. Также драйверами продаж выступили препараты Mozobil™ (плериксафор) — низкомолекулярный антагонист хемокинового рецептора CXCR4, и Renvela (севеламера карбонат), предназначенный для контроля количества поступающих с пищей фосфатов при хронических заболеваниях почек.

Значительную часть дохода компании «Celgene» аккумулируют препараты Revlimid™ (леналидомид) и Thalomid (талидомид) для лечения множественной миеломы. В планах компании, специализирующейся преимущественно на разработке препаратов для лечения множественной миеломы, диверсификация продуктового портфеля за счет дополнительного охвата таких терапевтических областей, как лечение рака легкого, псориаза, воспалений кожи, псориатического артрита и др.

Вместо эпилога

R&D-бизнес характеризуется высокой прибыльностью, при этом сопряжен с высоким риском, а также значительными временными и материальными затратами. Для разработки нового препарата требуется в среднем около 10–15 лет и около 1 млрд дол. с учетом расходов на неудачные попытки (см. «Еженедельник АПТЕКА» № 13 (734) от 05.04.2010 г.). При этом новый препарат, прежде чем попасть на рынок, проходит комплекс сложных мероприятий по тестированию его безопасности и эффективности, состоящий из нескольких довольно продолжительных этапов. Для компаний весьма проблематично, когда их препараты терпят неудачу, находясь уже на финальных стадиях разработки. В таких случаях особо остро встает проблема упущенных возможностей, которая подразумевает, что потраченные средства и время могли бы быть направлены в альтернативные проекты. Однако R&D-бизнес славится тем, что конечный результат трудно прогнозируемый, о чем свидетельствуют приведенные выше примеры, — продукт может сойти с дистанции в любой момент, а может стать блокбастером, обеспечив львиную долю дохода компании-разработчика. Подобные условия работы влекут за собой высокую волатильность акций инновационных компаний, в связи с чем оценка их инвестиционной привлекательности наиболее целесообразна именно в долгосрочной перспективе.

Анна Шибаева
по материалам www.fiercepharma.com,
www.fiercebiotech.com
(©) Keeweeboy | Dreamstime.com \ Dreamstock.ru

Комментарии

Нет комментариев к этому материалу. Прокомментируйте первым

Добавить свой

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Другие статьи раздела


Последние новости и статьи