Последствия нового антикоррупционного законодательства для фармрынка

7 июля 2011 г. адвокатское объединение «Arzinger» в рамках проекта «Arzinger Academy Legal Days» провело бизнес-завтрак, темой которого стало новое антикоррупционное законодательство и его последствия для фармацевтического рынка.

Участники, посетившие мероприятие, обсудили с юристами «Arzinger» такие вопросы:

  • особенности и субъекты коррупционного правонарушения;
  • ответственность за нарушение антикоррупционного законодательства;
  • последствия коррупционного правонарушения;
  • пути решения проблем.

По мнению представителей «Arzinger», новый антикоррупционный закон, вступивший в силу 1 июля 2011 г., значительно повлияет на маркетинговую и промоционную политику фармацевтических компаний.

Этим документом расширен перечень субъектов ответственности за коррупционные правонарушения. Так, сейчас в него включены должностные лица юридических лиц как публичного, так и частного права, независимо от формы собственности. Это значит, что под действие закона попадают не только должностные лица государственных и коммунальных лечебных учреждений, но и частных клиник. Необходимо отметить, что должностными являются лица, которые занимают должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей. Исходя из такого определения, а также судебной практики, имеющейся по аналогичным случаям, но на основании ранее действующего законодательства, нельзя исключить, что субъектом коррупционного правонарушения может быть признан и простой врач.

В рамках семинара юристами «Arzinger» были представлены case studies, на примере которых участники бизнес-завтрака смогли лучше понять проблематику квалификации правонарушений, применения той или иной санкции за совершенное действие/бездействие.

На первый взгляд такое негативное последствие, как применение санкции в виде штрафа 850 грн., может показаться ничтожно малой суммой, однако следует обратить внимание на более серьезные последствия. Возникают коммерческие риски гражданско-правового характера, связанные с возможной недействительностью целого ряда договоров. Как известно, уже существует подобная практика по тендерам на государственные закупки лекарственных средств. Кроме того, значительным негативным последствием коррупционного правонарушения является факт внесения лица, признанного виновным в совершении такого нарушения, в Единый государственный реестр лиц, совершивших коррупционные правонарушения. Введение реестра — новелла антикоррупционного законодательства: если ранее из-за отсутствия базы данных достаточно сложно было определить, является ли правонарушение, например, повторным, то теперь вся информация о правонарушениях будет собрана в одном документе. Также представителям фармацевтических компаний нужно помнить и о репутационных рисках, возникающих в связи с коррупционными правонарушениями, которые могут крайне негативно повлиять на их бизнес на рынке и в международном аспекте.

Наиболее волнующим вопросом бизнес-завтрака стало обсуждение определения наличия причинно-следственной связи между намерением предоставления/получения неправомерной выгоды и осуществлением определенного действия/бездеятельности в пользу лица, предоставившего такую неправомерную выгоду (например взятка, коммерческий подкуп и т.д.), а также выяснение сложности доказательства правонарушения, сбора доказательной базы и негативных последствий.

Учитывая, что закон новый и пока не существует сложившейся практики его применения, сегодня все же остается больше вопросов, чем ответов. Принимая во внимание актуальность вопроса, когда возникнет практика применения данного законодательства, «Arzinger» планирует провести дополнительные мероприятия на подобную тему.

По материалам www.arzinger.ua

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті