Практические аспекты украинского антикоррупционного законодательства для фармацевтических компаний

С недавнего времени вопрос коррупции стал актуальным для всех сфер хозяйственной деятельности, и фармацевтическая отрасль не стала исключением. Не секрет, что существуют ограничения во взаимодействии не только с чиновниками, главврачами, заведующими отделениями, но и с обычными врачами. Информирование о мерах дозволенного и запрещенного в связи со вступлением 01.07.2011 г. в действие Закона Украины от 07.04.2011 г. № 3206-VI «Об основах предотвращения и противодействия коррупции» играет важную роль в выборе легитимной модели поведения. Этой теме был посвящен семинар «Правовые аспекты деятельности фармацевтических компаний», состоявшийся 28–29 ноября 2011 г. В роли докладчиков выступили Борис Даневич, адвокат, партнер адвокатской фирмы «Паритет», и Максим Сысоев, адвокат, старший юрист адвокатской фирмы «Паритет».

Борис Даневич, адвокат, партнер адвокатской фирмы «Паритет»

Сегодня основополагающими актами, регулирующими данную сферу, являются законы Украины «Об основах предотвращения и противодействия коррупции», «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ответственности за коррупционные правонарушения» и разъяснение Министерства юстиции от 28.07.2011 г. относительно получения подарков. Главные вопросы, на которые нужно ответить: что же принципиально нового заложено в законодательстве, как изменились правила игры для бизнеса и чиновников? Первоначально стоит выяснить, что именно является нарушениями, и кто может нести за них ответственность.

Итак, согласно новому закону понятие «коррупция» имеет более широкие границы, нежели ранее. Это правонарушения, за которые установлены уголовные, административные, гражданско-правовые и дисциплинарные санкции. При этом коррупцией признается использование лицом предоставленных ему служебных полномочий (и связанных с этим возможностей) с целью получения неправомерной выгоды; принятие обещания/предложения такой выгоды для себя или других лиц; само обещание/предложение или предоставление неправомерной выгоды такому лицу (или по его требованию другим лицам). Обязательной составляющей в этом случае является намерение или факт использования лицом своих служебных полномочий и связанных с ними возможностей. О неправомерной выгоде, как об одном из ключевых понятий закона, можно вести речь в случае обещания, получения безвозмездно или по цене, ниже минимальной рыночной, без законных на то оснований имущества, льгот, услуг или денежных средств.

В рамках украинского законодательства используются понятия «подарок» и «неправомерная выгода». Антикоррупционный закон не предусматривает ответственности за вручение подарков чиновникам и должностным лицам в публичном секторе, если: их характер отвечает общепризнанным представлениям о гостеприимстве (например бутылка вина); стоимость одноразового подарка составляет <50% минимальной заработной платы, установленной на день его получения; совокупная стоимость подарков из одного источника в течение года составляет <1 минимальной зарплаты, установленной на 1 января текущего года. Фактически по состоянию на декабрь 2011 г. медицинские специалисты могут принимать однократно подарок в размере не более 502 грн., а за год — 941 грн. из одного источника, например, от одной фармацевтической компании.

Выход за дозволенные рамки расценивается как неправомерная выгода. В случае установления причинно-следственной связи между получением такой выгоды и действиями лица, получившего ее, с использованием служебных полномочий они могут расцениваться как коррупционные. Эта норма является ключевой в процессе взаимодействия фармацевтических компаний с медицинскими специалистами, поскольку любые мероприятия, в частности научные семинары, бизнес-ланчи, круглые столы должны организовываться с учетом ограничения, предусмотренного для стоимости подарков.

К субъектам ответственности относятся государственные служащие/должностные лица органов местного самоуправления (сотрудники МЗ/ управлений здравоохранения городских советов), должностные лица юридических лиц публичного права (главврач областной/городской клиники, директор ГП «Государственный экспертный центр» МЗ Украины), лица, занимающие должности, связанные с исполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей в частном секторе, и, наконец, любое лицо, если оно предоставляет/предлагает неправомерную выгоду субъектам, указанным выше. Отдельно нужно сказать, что должностным лицом может считаться любой врач (государственный/коммунальный/частный сектор), если он, например, принимает решение о госпитализации (организационно-распорядительские обязанности) и выписывает бесплатные рецепты (административно-хозяйственные обязанности).

Юридическими лицами, не относящимися к органам власти/местного самоуправления, но созданными по их решению, являются, например, ГП «Государственный экспертный центр» МЗ Украины, КП «Фармация», ГП «Лаборатория контроля за качеством иммунобиологических препаратов» МЗ Украины, коммунальные и государственные лечебно-профилактические учреждения, учебные медицинские учреждения, ГП «Киевмедавтотранс». К сектору частного права относятся компании-дистрибьюторы, аптеки, частные клиники, лаборатории, дочерние компании фармацевтических предприятий, общественные организации, профессиональные ассоциации и т.д. То есть, сложилась ситуация, в которой практически любое должностное лицо так или иначе может считаться субъектом ответственности за коррупционные правонарушения.

Сейчас согласно Кодексу Украины об административных правонарушения (КУоАП) предоставление и получение неправомерной выгоды на сумму не более 2352,50 грн. (эквивалент 5 социальных льгот) грозит нарушителям штрафом в размере до 2550 грн. Дополнительное благо в рамках от 2352,51 до 47 050 грн. (эквивалент 100 социальных льгот) грозит штрафом в около 8500 грн. Если размер неправомерной выгоды превышает эквивалент 100 социальных льгот, то на смену административным санкциям для чиновников и должностных лиц в публичном секторе приходит Криминальный кодекс Украины с ограничением свободы и лишением права занимать определенные должности на срок до 3 лет. Для должностных лиц частного сектора прямо не предусмотрена уголовная ответственность, а только административный штраф — до 8500 грн.

К перечисленным категориям благ могут относиться оплата ужинов в ресторанах, участия в круглых столах, семинарах, конференциях, заграничных поездок и т.д. Для того чтобы минимизировать риски, связанные с новым антикоррупционным законодательством, докладчики предложили уменьшать персонификацию предоставления финансирования и передать функции определения участников образовательных встреч учреждениям (по схеме: компания — главврач — врачи). При спонсировании мероприятия следует документально устанавливать цели его проведения таким образом, чтобы не прослеживалась явная связь между предоставленной лицу выгодой и выгодой компании (например участие в международной конференции для дальнейшего использования полученных знаний в практической деятельности). При взаимодействии с ивент-агенствами следует также учесть несколько моментов: по возможности сотрудничайте с надежными компаниями — перед заключением договора не лишним будет проведение Due Diligence. Лучше, чтобы организатором встречи выступало именно такое агенство, а не фармацевтическая компания. На схеме приведен один из наиболее безопасных вариантов такого взаимодействия.

СХЕМА
Практические аспекты украинского антикоррупционного законодательства для фармацевтических компаний

Отдельного внимания заслуживает тема сотрудничества с опиньон-лидерами (от англ. key oppinion leader — лидер мнения), которыми могут быть государственные служащие МЗ Украины, директора исследовательских учреждений, главврачи частных клиник, врачи государственных клиник и т.д. В таких случаях фармацевтическая компания на основании договора привлекает для оказания оплачиваемых консультационных услуг (лекции, исследования, публикации и т.д.) лидеров мнений. Никаких ограничений в привлечении таких лиц для оказания услуг законодательством не предусмотрено, кроме государственных служащих, в отношении которых запрещены все дополнительные виды деятельности, кроме преподавательской, научной и творческой. Для того чтобы минимизировать интерес правоохранительных органов к финансированию фармацевтической компанией участия опиньон-лидеров в научных мероприятиях, можно посоветовать заключение договора (лучше всего долгосрочного), предусматривающего оплату соответствующих расходов. При этом они должны быть обосновано необходимы для предоставления услуг по такому договору. Опиньон-лидер должен подавать отчет об использовании полученных знаний при оказании дальнейших услуг (например прочтение лекции в нашей стране после посещения международного конгресса). То есть, договор должен предусматривать механизмы отчетности опиньон-лидеров по результатам участия в конференциях, а также использования знаний, полученных при оказании услуг. При спонсировании обучения для оказания услуги необходимо обратить внимание на особенности ведения внутреннего учета оплаты единого социального взноса и налога на доходы физических лиц при оказании долгосрочных услуг.

От неправомерной выгоды, как уже упоминалось выше, стоит отличать подарки. Государственные служащие, должностные лица органов местного самоуправления и юридических лиц публичного права могут принимать личные подарки, отвечающие общепринятым представлениям о гостеприимстве, при условии, что стоимость одного подарка не превышает 50% минимальной заработной платы, установленной на день его принятия (сегодня — 502 грн.). Вместе с тем любое предоставление подарка в обмен на принятие выгодного для дарителя решения, иных действий или бездействия, а также принятие подарков от подчиненных запрещено. В случае превышения установленных ограничений как дарителю, так и тому, кто получил подарок, грозит административная или криминальная ответственность (поскольку это будет считаться неправомерной выгодой). Подарками не считаются общедоступные скидки на товары, услуги, выигрыши, призы, премии, бонусы.

Среди новелл антикоррупционного законодательства нужно отметить запрет для государственных служащих (должностных лиц органов местного самоуправления) на протяжении 1 года после увольнения из структур на заключение трудовых и иных договоров с юридическими лицами, подконтрольными им на протяжении 1 года до увольнения; запрет на представление интересов перед органом, в котором они раньше работали. Лица, привлеченные к ответственности за такие коррупционные действия, должны быть уволены на протяжении 3 дней с момента получения копии судебного решения, а сделка, заключенная вследствие коррупционного правонарушения, будет считаться недействительной. Интересным нюансом законодательства является отсутствие ответственности компании за коррупционные правонарушения сотрудников, однако предусмотрена административная ответственность должностных лиц компаний за неосуществление мер по прекращению выявленного правонарушения и неуведомление уполномоченного органа (предусмотрен штраф в размере до 2125 грн.). В связи с этим докладчики посоветовали компаниям вести соответствующую внутреннюю политику, включая введение штатной единицы (или отдела), ответственной за ее соблюдение.

К источникам антикоррупционного законодательства можно причислить и разъяснение Министерства юстиций Украины от 28.07.2011 г., которое не является обязательным положением, поскольку министерство официально не уполномочено давать такие разъяснения. Согласно данному документу «к подаркам, которые позволено принимать работникам публичной сферы, могут быть отнесенные и деловые подарки (сувениры), проявления гостеприимства (приглашение на кофе или ужин) в скромных масштабах, которые широко используются для налаживания хороших деловых и укрепления рабочих отношений». Однако, опять же, условиями принятия таких подарков и проявлений гостеприимства является то, что они не будут постоянными и не повлияют на принятие служащими решений, а также не создадут впечатления, что это может повлиять на их решения.

Во время семинара докладчики ответили на вопросы присутствующих относительно практических аспектов взаимодействия фармацевтических компаний (в лице медицинских представителей, продакт-менеджеров и т.д.) с врачами, в том числе заведующими отделениями, главврачами как в государственном, так и в частном секторе; указали на основные ошибочные модели политик компаний в свете последних изменений в законодательстве о предотвращении и противодействии коррупции.

Наталья Спивак,
фото Сергея Бека

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Інші статті розділу


Останні новини та статті