Новая инициатива FDA по обеспечению безопасности лекарственных средств

По данным IMS Health Inc., объем аптечных продаж в США за прошедшие 12 месяцев к маю 2005 г. увеличился до 178,4 млрд дол. США, что составляет примерно половину суммы аналогичных показателей 13 стран — лидеров списка продаж, включая США [1]. При этом объем потребления лекарственных средств (ЛС) на душу населения в мире наибольший в Америке и оценивается в 590,72 дол., что превышает аналогичные показатели Японии (440,34 дол.) и Франции (343,42 дол.). Годовой объем продаж мирового бестселлера препарата Липитор (10,9 млрд дол.) корпорации «Пфайзер» превышает объем валовой продукции такой страны, как Руанда [1, 2]. С 1992 г. после вступления в силу Закона о взимании сборов при подаче заявок на рассмотрение в Управление по контролю за лекарственными средствами и продуктами питания США (FDA) (Prescription Drug User Fee Act — PDUFA) процесс выведения на рынок этой страны новых ЛС существенно ускорился, и сейчас американцы зачастую первыми в мире получают доступ ко многим препаратам. В последние годы выведение на рынок примерно 50% ЛС впервые проводится в США, и американские пациенты начинают применять около 78% новых препаратов в течение года с момента их появления на мировом фармацевтическом рынке [3]. Поэтому совершенно понятны обеспокоенность специалистов и широкой общественности в связи с проблемами безопасности некоторых ЛС и повышение внимания регуляторных органов к этим вопросам [2, 4].


Согласно данным FDA, с принятием закона PDUFA в 1992 г. доля отозванных с рынка препаратов среди всех одобренных не изменилась и не повысилась частота выявления серьезных побочных реакций (ПР) в постмаркетинговой фазе. Количество последних даже уменьшилось, но все равно остается очень значительным: в 1976–1985 гг. после получения разрешения на маркетинг серьезные ПР выявлялись при применении 51,5% ЛС, тогда как в 1994–1997 гг. — 30,3% [5]. В 1994 г. в США более чем у 2 млн госпитализированных пациентов отмечались серьезные, а приблизительно у 100 тыс. — фатальные ПР, и в соответствии с этим показателем среди других причин смерти они заняли 4–6 место [6].

Принятая в США система пассивного сбора информации медиками обладает ограниченными возможностями, причиной чего является небольшой удельный вес ПР, о которых сообщается в регуляторные органы, и связанная с этим неточность оценки частоты развития ПР. Согласно данным FDA, только примерно об 1% ПР составляются соответствующие отчеты [7]. Так, в середине 1990-х гг. в FDA ежегодно поступали в среднем 82 отчета о ПР, связанных с приемом дигоксина, однако при анализе данных системы «Medicare» было выявлено 202 211 случаев ПР, вызванных приемом этого ЛС, которые повлекли за собой госпитализацию пациентов [8]. Количество отчетов о ПР больше в первые несколько лет после выведения продукта на рынок и может увеличиваться при усилении внимания со стороны научных кругов и средств массовой информации [9].

Основа обеспечения безопасности ЛС в США — система «Drug Watch» («Надзор за ЛС») была создана в 1993 г. с целью объединить существовавшие в то время процедуры и разновидности отчетов о ПР. Однако в настоящее время врачи жалуются, что она слишком громоздка и обременительна для того, чтобы ее можно было включить в повседневную работу. «Drug Watch», как и другая система, обеспечивающая сбор отчетов от производителей (Adverse Event Reporting System — AERS), все еще достаточно примитивны, учитывая современные достижения в области информационных технологий (например, емкость почтовых ящиков не позволяет отправлять прикрепленный файл в формате PDF) [9].

Учитывая количество ПР, о которых сообщается FDA, установление причинной связи между препаратом и ПР требует дополнительных доказательств. FDA в сотрудничестве с учреждениями здравоохранения проводит эпидемиологические исследования для решения наиболее важных проблем безопасности, однако объем бюджетных средств FDA, выделенных для этого в 2004 г., составил только 12,4 млн дол. [10]. При таком уровне финансирования может потребоваться несколько лет, чтобы подтвердить предполагаемую причинную связь между препаратом и ПР .

С точки зрения возможности оценки и сравнения риска приема различных препаратов предпочтительнее определение распространенности ПР среди всей популяции пациентов, принимавших определенное ЛС [11]. Только в немногих странах принята система обеспечения безопасности ЛС, основанная на активном сборе информации от врачей о случаях ПР. В Великобритании для мониторинга ПР используют как сбор спонтанных сообщений (Adverse Drug Reaction On-line Information Tracking — ADROIT), так и систему мониторирования назначений (Prescription-Event Monitoring). Последняя основана на том, что врачи, назначившие тот или иной препарат, получают «зеленую карту» (Green form), с помощью которой можно сообщить в Отдел по исследованию безопасности (Drug safety Research Unit) о вероятных ПР. Такая система также имеет свои ограничения, связанные с отсутствием сбора данных о ЛС, преимущественно назначаемых в стационарах, заполнением «зеленых карт» не всеми врачами (около 30% предпочитают не отправлять их), а также тем, что для полного анализа необходимо не менее 10 000 заполненных карт относительно каждого ЛС [12]. В Японии также применяется система активного сбора информации специально обученными сотрудниками компании-производителя в течение первых 6 мес после выведения ЛС на рынок [11].

Первым шагом к проведению мониторинга безопасности является разработка проспективных инструментов. Начало разработки и пилотных испытаний систем более быстрого и полного сбора информации в США положено PDUFA в 2002 г. Одним из примеров, демонстрирующих случаи, в которых новые инструменты могут быть более эффективны, является ситуация, когда у препарата, выводимого на рынок, отмечают редкие, но серьезные ПР со стороны печени или сердечно-сосудистой системы. В таких случаях система надзора поможет быстро определить тенденцию к появлению отклонений в биохимических тестах пациентов, которые начали принимать препарат.

В условиях действующей системы сбора информации ПР такого рода могут оставаться незамеченными до тех пор, пока у нескольких пациентов не разовьется тяжелая печеночная недостаточность. Даже в таких случаях причинную связь с приемом того или иного ЛС непросто установить без изучения историй болезней многих тысяч пациентов, принимавших одно и то же ЛС.

В мае 2005 г. была представлена новая инициатива FDA, которая включала создание совета по надзору за безопасностью ЛС и веб-сайта, с помощью которого пациенты и врачи смогут получить доступ к соответствующей информации, включая сообщения для пациентов. О новом веб-сайте «Drug Watch» мы уже писали в прошлом номере [13], а о новом совещательном органе — Drug safety oversight board расскажем чуть подробнее. Его председателем становится заместитель директора Центра по оценке и исследованию ЛС (Center for drug evaluation and research — CDER), а в состав будут входить представители различных подразделений FDA и других организаций. Совещания Совета будут проводиться «по мере необходимости», но вначале ежемесячно. Любая организационная единица CDER может представить на рассмотрение в Совет любую проблему относительно безопасности ЛС. Кроме того, ежемесячно Управление по безопасности ЛС (Office of Drug Safety) и Управление по новым ЛС (Office of new drugs) будут выступать инициаторами обсуждения новых тем. Решения Совета будут служить рекомендациями директору CDER, который будет имплементировать их с помощью соответствующих процедур [14].

Новые подходы позволят FDA решить многие проблемы, являющиеся сегодня причиной критики в адрес агентства, не увеличив при этом времени и объема финансовых средств, которые направлены на решение проблем безопасности ЛС. В частности, широкое применение современных информационных технологий позволит FDA использовать более совершенные подходы к мониторингу безопасности и эффективности новых медицинских продуктов после их выведения на рынок [9]. n

ЛИТЕРАТУРА

1. www.ims-health.com/vgn/images/portal/cit_40000873/5/14/74443700IMS%20Retail%20Drug%20Monitor%20May2005.pdf

2. Lamb G. M. Drug tests: too speedy — or safe enough? Christian Science Monitor. January 06, 2005.

3. Report to the Nation. Improving public health through human drugs .U.S. Department of Health and Human Services Food and Drug Administration. Center for Drug Evaluation and Research. 2002.

4. Kleinke J.D., Gottlieb S. Is the FDA approving drugs too fast? Probably not-but drug recalls have sparked debate. BMJ. 1998 Oct 3;317(7163): 899.

5. Managing the risks from medical product use creating a risk management framework. Report to the FDA commissioner from the task force on risk management. U.S. Department of Health and Human Services Food and Drug Administration. May 1999.

6. Lazarou J., Pomeranz B.H., Corey P.N. Incidence of adverse drug reactions in hospitalized patients: a meta-analysis of prospective studies. JAMA. 1998 Apr 15; 279(15): 1200–5.

7. Moore T.J., Psaty B.M., Furberg C.D. Time to act on drug safety. JAMA. 1998 May 20; 279(19): 1571–3.

8. Warren J.L., McBean A.M., Hass S.L., Babish J.D. Hospitalizations with adverse events caused by digitalis therapy among elderly medicare beneficiaries. Arch Intern Med. 1994; 154: 1482–1487.

9. Gottlieb S. Opening Pandora’s pillbox: using modern information tools to improve drug safety. Health Aff. 2005; 24(4): 938–948.

10. www.fda.gov/oc/oms/ofm/budget/2004/toc.htm

11. Trontell A. Expecting the unexpected — drug safety, pharmacovigilance, and the prepared mind. N Engl J Med. 2004 Sep 30; 351(14): 1385–7.

12. Wong I. C. K. Pharmacovigilance resources in the United Kingdom Pharmaceutical Journal. Vol 263 No. 7059, p. 285–288.

13. «Еженедельник АПТЕКА», № 31 (502) от 15 августа 2005 г. Информационные технологии и фармаконадзор в США.

14. Questions and Answers on FDA’s New Drug Safety Initiative, available at http://www.fda.gov/cder/drug/DrugSafety/DrugSafetyQA.htm.

Дарья Полякова


Комментарии

Нет комментариев к этому материалу. Прокомментируйте первым

Добавить свой

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Другие статьи раздела


Последние новости и статьи