Уроки эпохи перемен

Мы продолжаем освещение 12-й ежегодной фармацевтической конференции «Построение стратегии для новой роли фармацевтической отрасли», организованной журналом «The Economist» и прошедшей в Лондоне 21 февраля (начало см. «Еженедельник АПТЕКА» № 11 (532) от 20 марта 2006 г.). Благодаря особой широте охвата событий и фактов, глубине и масштабности их анализа ее участникам представилась возможность взглянуть на современное состояние отрасли изнутри и как бы с высоты птичьего полета. В этой публикации мы коснемся специфических для европейской фармацевтической отрасли проблем: ее восприятия обществом, возможностей проведения исследований и разработок, поиска новых источников инвестиций. Не оставим без внимания и состояние развивающихся рынков, их слабые и сильные стороны.

Брайан Эгер
Брайан Эгер

Брайан Эгер, генеральный директор Европейской федерации фармацевтических производителей и ассоциаций (European Federation of Pharmaceutical Industries and Associations — EFPIA), представляя доклад «Восстановление репутации отрасли», отметил, что его название не вполне корректно, поскольку репутация как общественное мнение, сложившееся на основании тех или иных качеств, достоинств и недостатков, — слишком многогранное явление, которым управлять очень трудно. К тому же у фармацевтической отрасли, как свидетельствуют результаты исследований, проводившихся в Великобритании, Швейцарии и Швеции, с репутацией все обстоит, в принципе, неплохо. Потому в контексте этого выступления, подчеркнул Б. Эгер, речь пойдет скорее о доверии как о личном и более ситуативном отношении к тому, что делают представители отрасли для каждого конкретного индивида. Деятельность предприятий фармацевтического сектора, связанная с инновациями на благо здоровья человека, общепризнанна и высоко ценится, но это не означает, что отношение к ней общества совсем уж безоблачное. При более тщательном рассмотрении оказывается, что о понимании пациентами того, что и как делают фармацевтические компании, почти никто не заботится. На уровне руководителей отдельных предприятий, их ассоциаций, групп практически отсутствуют публичные, хорошо узнаваемые фигуры, а в дебатах о здравоохранении представители отрасли не принимают активного участия. В результате преобладает мнение, что прибыль является основной движущей силой развития отрасли. Все же при этом фармацию считают основным источником новых идей о продлении жизни и улучшении ее качества, то есть уровень ожиданий со стороны общества высок, о чем говорили в других докладах. Поэтому улучшение репутации как таковое сегодня не актуально, гораздо важнее создание оптимальных условий для проведения исследований и разработок в Европе, увеличение их количества и обеспечение максимально быстрого и полноценного доступа пациентов к результатам инновационной деятельности отрасли.

Почему это так важно? Здоровье, исходим ли мы из собственного опыта или руководствуемся результатами исследований, является важнейшим приоритетом в системе человеческих ценностей — более значимым, чем место работы, качество образования и т.д. Проблема в том, что система здравоохранения в настоящее время испытывает беспрецедентное давление, связанное с изменением демографической ситуации, ростом уровня требований и ожиданий со стороны общества, мерами по контролю расходов и т.д. С точки зрения представителей отрасли, как уже упоминалось в предыдущих докладах, эти меры являются излишне радикальными и нередко представляются недальновидными. Их последствия хорошо заметны по тому, с каким опозданием по сравнению с США новые препараты включаются в систему возмещения расходов после одобрения регуляторными органами. Еще один важный показатель эффективности здравоохранения — насколько широк круг пациентов, которые в действительности получают современное лечение, и каков круг заболеваний, при которых эти препараты назначают? Согласно недавнему панъевропейскому сравнительному исследованию, выполненному в институте Каролинска (Стокгольм, Швеция), довольно быстро получают доступ к новым лекарственным средствам для применения при онкологических заболеваниях пациенты в Австрии, Испании и Швеции, тогда как в Великобритании на это требуется гораздо больше времени. Как указывают его авторы, только 5% от общего объема расходов на здравоохранение в Европе направляются на лечение пациентов с онкологическими заболеваниями и всего 10% этой суммы представляют собой затраты на обеспечение лекарственными средствами. Это означает, пишут ученые, что многие больные раком слишком долго ждут или вообще не получают препараты, которые им необходимы (Wilking N., Jonsson B., 2005). Помимо очевидного вреда для пациентов, подчеркнул Б. Эгер, эта ситуация осложняется снижением исследовательского потенциала компаний, которые не получают отдачи от инвестиций. В результате все европейское пространство теряет привлекательность в качестве «стартовой площадки» для технологий будущего.

Сегодня совершенно необходимым является широкое обсуждение путей развития здравоохранения в Европе, и в этих дебатах обязательно должны принимать активное участие представители фармацевтической отрасли, что находится в непосредственной связи с ее долговременной репутацией. Первое, на чем следует заострять внимание, — общество несет финансовое бремя прежде всего в связи с последствиями заболеваний, а не нуждами здравоохранения. Так, согласно недавнему отчету Европейской комиссии, финансовые потери, связанные с психическими заболеваниями (нетрудоспособность, дополнительные расходы в сферах здравоохранения, образования и юриспруденции), в ЕС составляют в среднем 3–4% валового внутреннего продукта (ВВП) (European Commission, 2005). Сердечно-сосудистые заболевания обусловливают потери в объеме приблизительно 169 млрд евро в год в странах — членах ЕС, при этом расходы на здравоохранение составляют 62% этой суммы (Leal J. et al., 2006). Повышение заболеваемости и смертности, обусловленные курением, обходятся европейским странам по меньшей мере в 100 млрд евро ежегодно, что составляет приблизительно 1% совокупного ВВП (European Public Health Alliance, 2002). Расходы на лекарственные средства в ЕС составляют только 15–20% общих затрат на здравоохранение, но это, безусловно, не потери, а инвестиции на благо граждан. Ключевой задачей на современном этапе является построение новой модели, которая позволит обеспечить потребности стареющей европейской популяции в инновационных лекарственных препаратах. Б. Эгер еще раз подчеркнул, что представители фармацевтической отрасли обязательно должны участвовать в обсуждении перспектив развития здравоохранения, при этом необходимо, чтобы от них исходили предложения о решении накопившихся проблем, а не просто их констатация.

Результаты внедрения новых методов лечения трудно переоценить: это и возвращение трудоспособности, и избежание тяжелых инвалидизирующих хирургических вмешательств, и снижение расходов в связи с госпитализацией. При этом большинство биомедицинских инноваций исходят от фармацевтической отрасли. Так, за последние 20 лет почти 90% новых лекарственных средств было разработано исследовательскими биофармацевтическими компаниями. Социоэкономические последствия деятельности отрасли также заслуживают особого внимания (табл. 1).

Таблица 1

Социоэкономическое значение фармацевтической отрасли ЕС

• Занятость: 588 тыс. рабочих мест (100 тыс. в R&D)
• Инвестиции в R&D: 21,5 млрд евро (=15% расходов всех коммерческих организаций на эти цели)
• Активное сальдо торгового баланса: 38,5 млрд евро (наибольший вклад в торговый баланс ЕС среди высокотехнологичных секторов экономики)

?

Так что же должны предпринимать представители отрасли с целью улучшения ее репутации, укрепления взаимного доверия и лучшего понимания особенностей ее деятельности со стороны общества? Для этого необходима стимуляция процесса реформ здравоохранения в странах — членах ЕС. Важную роль играет прозрачность действий и намерений, налаживание коммуникаций с представителями общества и медицинских кругов, полноценное информирование о маркетинговой и исследовательской деятельности, предложение путей решения проблем, важных для всех европейцев («утечка мозгов», нехватка рабочих мест, снижение конкурентоспособности европейского научно-производственного сектора). По мнению Б. Эгера, отрасль в своем развитии сейчас находится на правильном пути (табл. 2). Причем от успешности предпринятых ее шагов зависит не только ее конкурентоспособность или репутация, но и состояние здравоохранения в целом.

Следующий доклад «Изменение парадигм роста фармацевтического рынка» был насыщен интересной разноплановой информацией, недаром его представлял главный вице-президент компании «IMS Health» д-р Сати Сиан. Какие основные тенденции характеризуют сегодняшнее состояние фармацевтической отрасли, что могут предпринять компании, чтобы в этих условиях оптимизировать свою деятельность — такие вопросы осветил выступающий. Основными особенностями современного этапа развития фармрынка являются: географическое смещение ведущих центров роста, изменения в качественном и количественном наполнении портфелей фармацевтических компаний, ценовые сдвиги, обусловленные мерами по контролю расходов.

Таблица 2

Недавние инициативы, меняющие облик фармацевтической отрасли

Прозрачность и этичность деятельности Партнерство и сотрудничество
• «Совместное заявление о раскрытии информации о клинических исследованиях посредством регистров клинических исследований и баз данных» крупнейших мировых ассоциаций фармацевтических производителей (январь 2005 г.)
• новый кодекс по осуществлению промоции лекарственных средств EFPIA (июнь 2005 г.)
• «Совместная декларация CPME* и EFPIA о взаимодействии между медицинскими работниками и фармацевтической отраслью» (июнь 2005 г.)
• с врачами
• с пациентами
• с правительствами разных стран и организациями ЕС:
— фармацевтический форум (соглашение на  основании рекомендаций группы G10)
— седьмая рамочная программа (Seventh Framework Programme) (европейская исследовательская платформа)
• с лидерами общественного мнения:
— участие в важных мероприятиях
— работа со средствами массовой информации

*Comité permanent des Médicines Européens (CPME).

Для развитых рынков период роста, характеризовавшийся двузначными числами в процентах, постепенно заканчивается, его теперь переживают рынки развивающиеся (рис. 1). Так, сегодня вклад Северной Америки в общий показатель роста мирового рынка уже не составляет свыше 60%, как в 2002 г., а опустился почти до 40%.

Увеличение объема продаж на европейском фармацевтическом рынке существенно сдерживается правительственными мерами по контролю расходов на здравоохранение (рис. 2). Это создает, как уже упоминалось, не лучшие условия для деятельности инновационных фармкомпаний.

?

Рис. 1. Замедление темпов роста мирового фармацевтического рынка
Рис. 1. Замедление темпов роста мирового фармацевтического рынка

?

Рис. 2. Рост европейского фармацевтического рынка сдерживается мерами по контролю расходов
Рис. 2. Рост европейского фармацевтического рынка сдерживается мерами по контролю расходов

?

Японский фармацевтический рынок продолжает расти медленными темпами, характеризуясь значительным преобладанием местных производителей, доля которых в общем объеме продаж в 2005 г. составила 63%. Так, если на мировой рынок с 2000 по 2004 г. было выведено 165 препаратов с новыми активными фармацевтическими ингредиентами, то на японский — только 41. Поэтому возможности международных фармацевтических компаний в Японии еще далеко не исчерпаны.

Наиболее заманчивы перспективы роста рынков развивающихся стран: Китая, экономика которого через 40–50 лет будет самой мощной в мире, Индии, которая к тому же времени поднимется на 3-е место, Бразилии, России. Объемы продаж препаратов на этих рынках еще не велики, но рост ВВП, усиление позиций среднего класса и относительно более мягкое по сравнению с развитыми рынками регуляторное окружение делает эти страны очень многообещающими для развития бизнеса.

Другой важной тенденцией является относительное уменьшение объема продаж препаратов, назначаемых врачами общей практики, и увеличение — применяемых специалистами (рис. 3). Заметно появление большого количества новых препаратов биологического происхождения и фиксированных комбинаций лекарственных средств. Потеря маркетинговой эксклюзивности многими блокбастерами приводит к увеличению объемов продаж генериков, причем в 2006 г. это явление проявится особенно сильно: генерическая эрозия цен угрожает препаратам с общим объемом продаж 23 млрд дол. США (рис. 4). В США эксклюзивности на рынке могут лишиться Zocor (симвастатин), Stilnox (золпидем), Proscar (финастерид), Pravachol (правастатин), Lamisil (тербинафина гидрохлорид), Flixonase (флутиказона пропионат). Причем в настоящее время конкуренция с генериками одного из представителей класса лекарственных средств влияет на объемы продаж всех остальных препаратов этого класса (рис. 5). В 2005 г., когда увеличение объема всего мирового рынка составило 7%, объем продаж биотехнологических препаратов увеличился на 17%, комбинированных лекарственных средств — на 18%, генериков — на 11%.

Рис. 3. Изменение среди блокбастеров соотношения назначаемых врачами общей практики и специалистами в пользу последних
Рис. 3. Изменение среди блокбастеров соотношения назначаемых врачами общей практики и специалистами в пользу последних

?

Рис. 4. Объемы продаж препаратов, являющихся блокбастерами в настоящее время, которым угрожает потеря маркетинговой эксклюзивности в 2001–2015 гг.
Рис. 4. Объемы продаж препаратов, являющихся блокбастерами в настоящее время, которым угрожает потеря маркетинговой эксклюзивности в 2001–2015 гг.

?

Рис. 5. Влияние конкуренции с генериками на динамику увеличения объема продаж ингибиторов ГМГ-КоА-редуктазы в Германии
Рис. 5. Влияние конкуренции с генериками на динамику увеличения объема продаж ингибиторов ГМГ-КоА-редуктазы в  Германии

Наконец, третьим фактором, определяющим изменения, происходящие на рынке, является использование множества механизмов для контроля повышения расходов на приобретение лекарственных средств: принудительное снижение цен, система референтных цен, снижение допустимой прибыли (маржи), генерическая замена, стимулирование параллельного импорта и т.д.

Успешное функционирование в этих стремительно меняющихся условиях, отметил С. Сиан, требует переосмысления и переориентации деятельности в соответствии с каждой преобразующейся составляющей рыночного окружения (рис. 6).

Рис. 6. Изменение стратегий, применяемых фармацевтическими компаниями

Рис. 6. Изменение стратегий, применяемых фармацевтическими компаниями

?

<td WIDTH=»100%»>

Брайан Темпест
Брайан Темпест

«Обращая внимание на Восток в поисках будущего фармы» — так назывался доклад Брайана Темпеста, вице-председателя правления компании «Ranbаxy» — лидера индийской фармацевтической отрасли. Экономический и научный потенциал Китая и Индии позволяет прогнозировать бурное развитие фармацевтического сектора в этом регионе. Население этих восточных гигантов составляет 40% мировой популяции, на них вместе с другими азиатскими странами приходится около 30% объема потребления нефти. Как отметил Б. Темпест, именно в Индии сосредоточено больше всего фармацевтических производственных мощностей за пределами США, сертифицированных на соответствие стандартам GMP Управлением по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами США (FDA). Страна с быстрорастущей экономикой вызывает огромный интерес со стороны международных компаний, которые высоко оценивают перспективность инвестиций в ее фармацевтический сектор. Между тем, как отметил докладчик, возможности для западных компаний, которые «смотрят на восток», этим не ограничиваются. На фоне стареющей популяции США, Европы и Японии особенно заметно то, что среди населения Индии много молодых людей, а это — значительные трудовые ресурсы. Для западных работодателей, подчеркнул Б. Темпест, важно то, что индийские специалисты хорошо владеют английским языком, обладают высоким уровнем образования, имеют возможность контактировать с огромной индийской диаспорой, представители которой разбросаны по всему миру. Страна целеустремленных молодых людей является 4-й в мире по научному кадровому потенциалу, 2-й — по количеству англоговорящих людей. Здесь работают 350 тыс. дипломированных специалистов в сфере информационных технологий, 115 тыс. — в области химии. К тому же продуктивность труда в Индии выше. По сравнению с американскими, индийские химики в 30% случаев более образованы, работают почти вдвое больше (70, а не 50 ч в неделю, как в США), при этом уровень оплаты их труда ниже в 20 раз (800 дол. в месяц по сравнению с 12 тыс. в США), отметил Б. Темпест.

Индийские специалисты востребованы в странах — членах ЕС и США, где научные работники нередко делают выбор в пользу бизнеса как более прибыльного занятия. «15% сотрудников лабораторий предприятий фармацевтической отрасли США сегодня — выходцы из Индии», — подчеркнул руководитель «Ranbаxy». Поэтому важнейшим конкурентным преимуществом Индии является ее научно-технические возможности для проведения исследований и разработок, которые сегодня здесь стoят в 5–7 раз меньше, чем в США. Индия сегодня занимает 3-е место по привлекательности для инвестиций в R&D. Страна, возглавляемая президентом-ученым, может предложить самые современные технологии. Так, здесь функционируют 165 организаций, занимающихся разработками в сфере генной инженерии, 55 — трансгенных технологий, 28 — фундаментальных исследований, а также свыше 250 университетов.

Фармацевтические компании, которые еще недавно с опаской относились к перспективам развития бизнеса в Индии, сегодня с большой настойчивостью стремятся воспользоваться различными видами аутсорсинга или развивают собственную инфраструктуру в Индии в надежде опередить конкурентов. 2005 г. характеризовался большим количеством соглашений между индийскими и зарубежными компаниями относительно слияний, присоединений и аутсорсинговых услуг, и тенденция к увеличению этой активности сохраняется (табл. 3).

Таблица 3

Объем прямых зарубежных инвестиций в индийскую экономику (2001–2006 гг.)

Годы Млрд дол. США
2001–2002 6,1
2002–2003 5,0
2003–2004 4,7
2004–2005 5,5
2005–2006 6,5

?

Как проблемные моменты можно рассматривать высокую зависимость промышленности Индии от импорта энергоресурсов, неустановившееся регуляторное окружение. В 2005 г. Дели присоединился к соглашению TRIPS, тогда же вступил в силу закон о патентной защите, и последствия этого очень трудно предсказать. Другой проблемой является производство контрафактной продукции, хотя правительством уже предпринят ряд упреждающих шагов, и Индия не входит в пятерку крупнейших производителей фальсификатов, в отличие от США. К тому же страна не располагает достаточным опытом проведения токсикологических исследований и клинических испытаний III фазы вследствие того, что основной акцент приходился на генерики, но теперь времена меняются, как подчеркнул руководитель ведущей фармацевтической компании.

Азиатскому гиганту предстоит пройти долгий путь, прежде чем он сможет занять лидирующие позиции в мировом фармацевтическом секторе. Потенциал страны огромен, и от его реализации зависит очень многое для мирового фармацевтического рынка. n

Дарья Полякова, фото автора

Комментарии

Нет комментариев к этому материалу. Прокомментируйте первым

Добавить свой

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


Последние новости и статьи