А был ли тренинг? или Чему учить персонал… Часть 3. Заключительная?

Представляя третью часть рассказа Андрея Молодорича, руководителя тренингового центра «SCRIPTUM», тренера СПТ, бизнес-тренера, консультанта, экс-маркетинг-менеджера компаний «Берингер Ингельхайм», «Юнилевер», «Самсунг», «Мерлони», мастера НЛП, психотерапевта, действительного члена Киевской ассоциации практикующих психологов и психотерапевтов, члена Украинского союза психотерапевтов, члена Ассоциации гештальт-терапевтов Украины, редакция «Еженедельника АПТЕКА» приглашает всех заинтересовавшихся к обсуждению темы. Надеемся, что сегодняшняя публикация, посвященная типичным и идеальным тренингам, а также личности тренера, станет не заключением, а толчком к продолжению дискуссии.

Андрей Молодорич
Андрей Молодорич

В большинстве своем тренинги касаются психики человека и поэтому в идеале должны проводиться профессионалами в этой области. Есть мнение, например, что тренинги для фармкомпаний должны проводить врачи. Я с этим соглашусь. Но только в том случае, если это тренинги по вопросам медицины, фармакологии и другим специальным вопросам. Но если это тренинг продаж или другой тренинг для сотрудников внешней службы, я буду категорически против такого суждения. Разве может врач знать, что именно в данный момент происходит в сознании, а еще круче — в подсознании или бессознательном обучаемого? Разве провел врач массу времени, изучая психологию влияния? Разве врач имеет длительный опыт работы с продажами и т.п. Никогда! Специализированные тренинги должны проводиться суперпрофессионалами в их узких отраслях. И это может быть медицина и врачи. Но если тренинг касается социальных навыков и умений, то его должны проводить только психологи. Здесь, думаю, уместно будет немного раскрыть тайну и рассказать, чем отличаются различные специалисты с приставкой «психо-» друг от друга и, возможно, снять некоторые опасения, часто возникающие у людей, когда дело доходит до общения с психологами.

Психологи — это такие люди, которые в университете или институте были обучены науке о закономерностях поведения человека в той или иной среде под влиянием тех или иных обстоятельств. Здесь речь идет, в первую очередь, об инстинктах, стимулах, реакциях и т.п. Психологи знают очень многое о функционировании психики человека и умеют объяснить практически любое поведение. Часто у нас они специализируются на делении людей на типы, управлении персоналом и индивидуальном психологическом консультировании.

Следующие «психоспециалисты» — это психотерапевты. Они бывают двух типов. Медицинские психотерапевты — подготовленные медицинскими вузами, выросшие, как правило, из психиатров. Гуманитарные психотерапевты — подготовленные различными общественными организациями согласно стандартам авторитетных европейских и мировых институтов по подготовке специалистов в области индивидуальной и групповой психотерапии. Эти два вида отличаются своими взглядами. Первые в основном склонны считать отклонения психики болезнью, а вторые — индивидуальной особенностью, поддающейся коррекции. Эти люди «заточены» на психотерапевтическую помощь. Именно к ним обычно идут с неврозами, депрессиями, пограничными состояниями психики и т.п. Именно они любят кольнуть иголочкой в самое наболевшее и заставить рыдать над собственной судьбой. Но и именно они умеют облегчить состояние клиента без применения лекарственных средств. Словом и участием.

Третья группа «психо-», с которой мы познакомились в основном в последние десятилетия, — психоаналитики. Это они выросли из дедушки Фрейда. Это они ведут прием на пресловутой кушетке и ищут источники всех проблем в бессознательном и подсознании. Но на самом деле ничего такого сверхъестественного у них, кроме Фрейда, конечно, нет. Психоаналитик — это психотерапевт, практикующий в рамках психоаналитической (или психодинамической) теории. Обратите внимание, психоаналитик — это психотерапевт. Психотерапевты бывают очень разные: гештальт-терапевты, гипнотерапевты, клиентцентрированные психотерапевты, системные семейные психотерапевты, психодраматерапевты, символдраматерапевты, процессуальные психотерапевты, арттерапевты, психоаналитики и многие-многие другие терапевты, работающие с психикой человека.

И еще одна «психогруппа» — психиатры — люди, имеющие прямое отношение к болезням психики и пациентам психиатрического профиля. Это они «кормят» «неадекватный» народ таблеточками: транквилизаторами и нейролептиками. Именно они и только они могут выписывать препараты на розовых бланках. Они стоят на страже психического здоровья нации. И именно они способны справляться с психозами и прочими болезнями психики. Никто, кроме них, не может сделать этого. Кстати, лечение алкоголизма и наркомании — тоже их удел. Правда, в последнее время им пытаются в этом помогать психотерапевты, но я бы не сказал, что очень успешно.

Есть еще одна, последняя, группа людей, работающих с психикой, — это консультанты. И их бывает огромное множество. В соответствии с действующим законодательством Украины психиатрическая деятельность является лицензионным видом деятельности и требует соответствующей государственной лицензии. А психологической деятельностью можно заниматься без лицензии. К сожалению, сегодня нет четкой грани между психологической и психотерапевтической деятельностью в законодательстве. Отсутствует закон о психологической/психотерапевтической помощи. И никто не может гарантировать качество психологической помощи, предоставляемой консультантом. Так как никто не знает, чему именно и как был обучен этот человек. Но спрос на подобные услуги у нас высок. Высок потому, что цены у консультантов ниже, страх, что упекут в психлечебницу у пациента меньше, а потребность высказаться высока. Кстати, лучшим психотерапевтом у нас является кухня, соседка или подружка, а для мужиков — застольная компания. Именно таким образом, к сожалению, наш народ зачастую компенсируется и снимает напряжение. Именно поэтому на Западе так распространены психотерапевты — с алкоголем там борются, а поговорить им, буржуям, кроме как с психотерапевтом, больше не с кем.

О самой последней группе людей, имеющих отношение к работе с психикой, я говорить не хочу, так как коллегами их не считаю. Скажу только, что их много и к ним я отношу: многих астрологов, гадалок, предсказателей, народных целителей и сектантов. Последние наиболее опасны, так как работать с психикой они умеют виртуозно, а последствия их работы трудноизлечимы.

Здесь возникает вопрос о личности тренера. Тренер-профессионал в сотрудничестве со службой персонала помогает прояснению имеющихся в компании потребностей в обучении того или иного контингента. Его работа способствует «опознаванию» организацией своих стратегических целей и конкретных ближайших задач в области обучения персонала. Как следствие, формируется более ясный, мотивированный запрос на тренерские услуги и одновременное вытеснение с рынка «диких» тренингов, берущихся разрешить за два дня любые проблемы и обучить кого угодно и чему угодно.

Необходимые профессиональные установки возможны только при наличии профессионального сообщества: нормы, стандарты и исследования собственной деятельности вырастают из цеховых интересов. Допустим, тренер провел тренинг, результатами которого заказчик не доволен. В медицине этот вопрос может быть разрешен привлечением экспертов-профессионалов — конечно же, врачей! — которые оценивают действия коллеги, дают заключение. В ситуации тренера сплошь и рядом, к сожалению, заключение дают «родственники больного» — заказчики. Логика развития в направлении к профессионализации тренерской работы рано или поздно потребует и появления института супервизии, и каких-то форм взаимного обучения, и установления отношений сотрудничества даже с теми коллегами, которые являются прямыми конкурентами на рынке тренерских услуг.

Типичный тренинг

Хотелось бы описать типичный тренинг, например, для сотрудников внешней службы компаний. Как правило, это:

День первый

  • коллективное заселение на базу проведения тренинга;
  • ужин (брызги радости допоздна разлетаются во все стороны).

День второй

  • начало тренинга (затягивается минут на 30);
  • знакомство (все скороговоркой знакомятся посредством произнесения вслух собственных анкетных данных);
  • зачитывание теории (сонное позевывание не совсем свежих лиц);
  • выполнение вытекающего из теории группового упражнения (вялая агрессия и желание не напрягаться и по-быстрому «исчезнуть»);
  • выбор презентатора (как правило, самого тихого и слабого);
  • оживление в момент презентаций (кажется, утро таки началось);
  • часовой рассказ и пояснения тренера;
  • ОБЕД (наконец-то!);
  • послеобеденное размышление о происходившем в первой половине дня (работать не хочется);
  • упражнение, призванное расшевелить группу (несколько подпортило процесс переваривания пищи — группа оживилась);
  • рефлексия упражнения (оказалась не по силам нескольким похрапывающим и чуть было не падающим со стула участникам, зато очень повеселила бодрствующих);
  • групповая дискуссия, чередующаяся с получасовыми вставками тренера и блоками теории;
  • обмен мнениями о том, как всем понравилось сегодня находиться здесь на этом замечательном тренинге;
  • ужин (плавно перетекающий в банкет, танцы, салют, бильярд и прочие развлечения).

День третий

  • начало тренинга (затягивается минут на 30);
  • знакомство друг с другом (в новом групповом измененном сознании в состоянии бодуна);
  • теория, упражнения и разъяснения (беспокоят значительно меньше, чем чувство жажды, сменяемое чувством голода и головной болью);
  • дальше все, как в день второй (за исключением того, что банкет заменили шашлыками, а салют — сауной).

День четвертый

  • начало тренинга (затягивается минут на 30);
  • знакомство друг с другом (в другом после сауны ракурсе);
  • заключительный видеотренинг, на котором нужно демонстрировать, что вы чему-то научились (беспокоит значительно больше, чем чувство жажды, сменяемое чувством голода и головной болью);
  • групповое веселье при виде чужих ошибок сменяется отрицанием и защитой собственных;
  • обед и сбор вещей;
  • очень интересно, а что же этот тренер хотел-таки нам сказать?
  • несколько участников, в количестве половины группы, покидают тренинг (поезд ждать не будет!);
  • скучное созерцание лиц оставшихся (навевает тоску по родине и жене);
  • тренер сообщает, что коль энтузиазм у оставшихся иссяк, он смилостивится и не будет возражать против того, чтобы раньше сегодня закончить тренинг;
  • обмен мнениями о том, как всем понравилось все эти три дня находиться на этом замечательном тренинге;
  • веселые, жизнерадостные и полные мотиваций и знаний участники разъезжаются по домам.

Идеальный тренинг

Идеальный тренинг представить себе невозможно, так как все они различны по методике и структуре проведения. Несколькими наиболее важными критериями качественного тренинга могут быть: активность и открытость участников, недирективность тренера и подхода, постоянная обратная связь, интерактивность и пр. Но, учитывая очень большую разницу в форматах проведения, описать идеальный тренинг без понимания цели обучения невозможно. Невозможно уже потому, что непонятно, какой тренинг нужно описывать: бизнес-тренинг или социально-психологический, или, может, НЛП-тренинг, или авторский. Только из понимания цели обучения вытекает тип и, соответственно, формат и форма тренинга. А для облегчения понимания разницы в форматах тренингов я предложу таблицу, где была сделана попытка сравнить по нескольким параметрам форматы различных тренингов.

Таблица
Сравнение тренингов, исходя из отдельных характеристик и применяемых методик

?

Бизнес-тренинг

СПТ

НЛП-тренинг

Группы

Ремесленный

Авторский

Тим-билдинг

Расположение участников

за столами или по кругу

только по кругу

партерчиком

по кругу

за столами

по кругу или партерчиком

на открытом пространстве

Позиция тренера

директивная

недирективная

партнерская

эмпатичная

менторская

презентаторская

наставническая

Групповая динамика

подавляется

приветствуется

игнорируется

неотъемлемая часть

подавляется

по-разному

игнорируется

Ролевые игры

бывают

часто

иногда

бывают

очень редко

по-разному

бывают

Экспериэнциальные игры

бывают

часто

редко

редко

не бывают

по-разному

очень часто

Видеотренинг

часто

часто

редко

не бывает

не бывает

бывает

бывает

Учебные фильмы

часто

редко

редко

редко

часто

бывают

редко

Теория

много

очень мало

мало

нет

очень много

по-разному

нет

Групповая работа с  флип-чартом

много

очень мало

редко

очень редко

постоянно

очень много

очень редко

Дискуссии

много

много

мало

мало

много

много

мало

Современное оборудование

есть

нет

нет

нет

есть

может быть

есть

Обратная связь

для галочки

основа

основа

основа

для галочки

по-разному

не нужна

Обучение управлению процессами

да

нет

иногда

нет

да

бывает

да

Обучение навыкам

мало

да

да

нет

да

по-разному

бывает

Обучение ответственности

нет

да

нет

да

редко

может быть

да

Мотивация на  использование знаний

слабая

результат

высокая

автоматом

высокая

высокая

нет

Групповые упражнения

постоянно

часто

часто

редко

бывают

по-разному

все время

Упражнения в парах

редко

часто

постоянно

бывают

бывают

по-разному

бывают

Гибкость программы тренинга

слабая

полная

умеренная

полная

отсутствует

по-разному

умеренная

Соблюдение очередности процедур

сильное

почти нет

слабое

нет

полное

по-разному

полное

Работа с эмоциями в группе

нет

есть

есть

есть

нет

по-разному

по-разному

Уровень удовлетворенности тренингом (рефлексия тренинга участниками)

эйфория

задумчивость

желание применить

по-разному

по-разному

эйфория

эйфория

Результат

знание информации

осознание

навык

осознание

знание информации, навык

по-разному

опыт

Устранение конкуренции, конфликтности

нет

да

нет

да

нет

бывает

бывает

Снятие напряжения

нет

да

нет

да

нет

по-разному

да

Работа с  внутренним миром человека

нет

да

по-разному

да

нет

по-разному

иногда

Работа с внешними проявлениями

да

да

да

мало

по-разному

по-разному

да

Личностный рост

нет

да

да

да

нет

бывает

нет

Профессиональный рост

да

нет

бывает

нет

да

по-разному

нет

Количество участников

10–40

6–15

10–30

10–15

15–100

10–100

10–50

В заключение я хотел бы сказать следующее: для того, чтобы обучить сотрудников чему-то, нужно четко представлять, чему вы их хотите научить. Постановка задачи — это первый этап. Его результатом является четко описанная на бумаге задача, которую вы хотите решить, а также условия, например, в какие сроки и какими средствами. А уже согласно задачам обучения необходимо подбирать формат тренинга и его вид. Для всех форматов есть место под солнцем, но каждый из них нужно использовать по его прямому назначению. Еще один вопрос: как и когда после проведения тренинга вы сможете узнать о том, что успешно решили поставленные задачи? Четко определите для себя, что, когда и как должно измениться в вас или вашей организации. С помощью каких показателей вы сможете оценить оперативность и качество решения задач. И как вы узнаете о том, что количественные показатели, которые вы оцениваете, изменились в результате проведения тренинга, а не случайных внешних изменений на рынке. Если это тренинг продаж, тогда оценивать результаты легко, а если это формирование команды? В этом случае можно брать косвенные показатели, например, уменьшение количества конфликтов, текучести кадров и т.д.

Тренингов существует огромное количество. Выбор тренинга — достаточно сложная и разноплановая задача. И эту задачу рано или поздно компании придется решать. n

Пресс-служба «Еженедельника АПТЕКА»

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті