Польский профсоюз — минздраву: «Это паранойя!»

Профсоюз фармацевтических работников (Związek Zawodowy Pracowników Farmacji — ZZPF) обратился 11 апреля к министру здравоохранения, детально описав все трудности, испытываемые фармацевтическими работниками в связи с нововведениями последних лет. Они хотели бы тщательно исполнять свои новые обязанности, но только не за счет пациентов. С глубокой обеспокоенностью и тревогой представители аптечных работников заявляют, что они сегодня «не за первым столом из-за чрезмерной бюрократии». О своем обращении к министру здравоохранения ZZPF сообщил через Facebook, призвав всех неравнодушных фармацевтов подписывать его.

«Провизор похоронен в бумагах!»

За год, с апреля 2018 г., польские фармацевты пережили ряд серьезных изменений в своей работе:

  • начался выпуск электронных рецептов, широко применяемый с начала 2019 г.; необходимость компьютеризации вынудила аптекарей инвестировать в современное оборудование;
  • в феврале 2019 г. вступило в силу новое требование к упаковке большинства рецептурных и некоторых безрецептурных лекарственных средств в Европейском Союзе, которая теперь должна содержать два элемента безопасности: уникальный идентификатор (двухмерный штрих-код) и средство защиты от несанкционированного вмешательства в соответствии с постановлением Комиссии (ЕС) 2016/161 и Директивой 2011/62/ЕС от 8 июня 2011 г.;
  • с 1 апреля — полномасштабное внедрение Интегрированной системы мониторинга обращения лекарственных средств (Zintegrowany System Monitorowania Obrotu Produktami Leczniczymi — ZSMOPL); система предполагает, что все участники цепочки распространения лекарств — от производителя до оптовиков и аптек — обязаны регулярно сообщать об уровнях запасов и объемах продаж лекарств.

«Не слишком ли много за один год?», — вопрошает ZZPF. Под дамокловым мечом финансовой ответственности пребывает теперь каждый фармацевт, даже тот, кто добросовестно выполняет новые обязанности. К сожалению, «все вышеперечисленные требования, адресованные работникам аптеки, никоим образом не отдают должное самому важному человеку в аптеке, а именно пациенту. У фармацевта на него совсем нет времени, потому что он похоронен в бумагах!», — сетует ZZPF.

Фармацевтической помощи в Польше до сих пор не существует. «Среди нас даже бытует мнение, что в аптеке лучше работать техником, чем провизором. По крайней мере, у первого есть прямой контакт с пациентами, он использует знания, полученные в ходе практического обучения. Пациенты в аптеках видят одних только техников, порой забывая, что магистры фармации вообще существуют», — делятся наболевшим представители фармацевтов.

Какова работа фармацевта за первым столом?

ZSMOPL является высокобюджетным (на десятки миллионов злотых) проектом министерства здравоохранения, нацеленным на сокращение нелегального вывоза лекарств из страны. Звучит красиво, но только на первый взгляд. Так, теперь фармацевты в общественных и госпитальных аптеках и аптечных отделах больниц ежедневно в конце рабочего дня обязаны отправлять отчет об отпущенных и остающихся ​​в запасе лекарственных средствах. Отправленный документ требует проверки и предоставления перед отправкой очередного отчета информации о выявленных ошибках.

Количество ошибок, выявляемых системой, огромно. При этом отсутствуют четкие инструкции, которые могли бы ускорить решение проблем, и получается, будто бы аптекари должны владеть навыками разработчиков программного обеспечения! «Горячая линия» обычно занята, ответ по электронной почте приходит через несколько дней. Единственное, что неотвратимо, — это наказание за огрехи в сообщениях. Беспокойство фармацевтов усиливает ожидание дальнейших модификаций существующей системы и увеличения объема обязательств. Почему фармацевты обременены такой бюрократической работой, совершенно не связанной с профессией?

Еще хуже обстоят дела в фармацевтических отделах больниц, которые не хранят электронную документацию или используют системы, отличные от предоставляемой монополистом рынка — компанией Kamsoft. Преобразование и передача данных — это задача не для фармацевта, а для IТ-специалиста. Фармацевтические отделы часто имеют единственного сотрудника; как он может выделить несколько часов в день на заполнение очень запутанной таблицы?

Таким образом, в дополнение к другим повседневным обязанностям фармацевта появились новые, не связанные напрямую с основной деятельностью:

  • сканировать 2D-коды, что позволяет предоставить в центральную базу информацию о том, что данное лекарство с уникальным номером выводится из обращения (отпущено);
  • искать в системе дистрибьюторов по их идентификационным номерам, вносить информацию в их файлы, уведомляя также вышестоящие органы;
  • искать и добавлять в систему 13-символьные коды EAN и номера авторизации, присвоенные министерством реимбурсируемым лекарствам, продуктам питания и медицинским изделиям;
  • формировать сообщения в ZSMOPL, проверять соответствующие ответы системы, разрешать возникающие проблемы, исправлять ошибки;
  • сообщать об отсутствии лекарств в ZSMOPL и фармацевтические инспектораты.

«Это паранойя!»

«Мы, фармацевты, ощущаем себя некими локаторами для повсеместного наблюдения и сбора различных данных. Мы чувствуем ненужный контроль не только со стороны государства, но и со стороны владельцев сетевых аптек. Они наблюдают и подслушивают фармацевтов, иногда посылают нам «таинственных пациентов», тем самым нарушая автономность наших действий. Все это — только для того, чтобы увеличить корзину покупок, продвигать пищевые добавки вместо лекарств, ставя благо пациента на последнее место (в числе приоритетов). Это паранойя!», — откровенно заявляет ZZPF.

Отсюда — вопросы представителей фармацевтов в адрес министерства.

  1. Кем должен быть фармацевт в современных реалиях? IТ-специалистом, секретарем, бухгалтером, менеджером, в том числе по персоналу, контролером, юристом? Есть ли у нас право заниматься подобными вещами? Как при этом найти время для пациента? Фармацевт в создавшихся условиях теряет свою автономию, становится скорее узником системы, чем представителем профессии общественного доверия.
  2. Почему в течение года аптечный рынок претерпел так много изменений, но вы не видите прогресса в нашей деятельности? Фармацевтическая помощь позволила бы использовать потенциал фармацевтов, повысить эффективность фармакотерапии и обеспечить престиж нашей профессии среди населения. Это также может быть полезно по фармакоэкономическим соображениям, позволяя оценить эффект понесенных затрат. Почему же тогда проблема экспорта лекарств за границу превалирует над проблемой ненадлежащего применения лекарств и, как следствие, повышения смертности пациентов?
  3. Если система была настолько дорогой и создавалась так долго, как могло случиться, что был выпущен столь ущербный конечный продукт? Это вызывает недоумение, и мы считаем, что система требует тщательной проверки.

«Сложившееся положение вещей вызывает у нас, фармацевтов, очень яркие эмоции. С одной стороны, мы хотим сделать все возможное для выполнения своих обязанностей, с другой — не хотим обделить пациентов. Почему не используется наш потенциал? Почему мы вынуждены иметь дело с вещами, не связанными с профессией?», — требуют ответа польские фармацевты. Ранее врачи также выражали обеспокоенность форсированием темпов цифровизации здравоохранения.

По материалам www.facebook.com/zwiazekzawodowypracownikowfarmacji;
www.zzpf.org.pl; www.ema.europa.eu; rx.edu.pl

Комментарии

Оксана Б. 15.04.2019 5:34
Дякую редакції за дуже цікаву й корисну статтю. Описана ситуація з "форсированием темпов цифровизации здравоохранения" в Польщі мала б стати уроком для України, і наші фармацевти так само як і польські колеги повинні з обережністю ставитись до різних новацій, далеко не завжди корисних й раціональних. Таке враження ніби їх запроваджують не досвідчені фахівці з медицини, а якісь недосконалі комп'ютерні програми.

Добавить свой

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Другие статьи раздела


Последние новости и статьи