ЕвроДебаты, или Извечные вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?»

4 декабря Европейской Бизнес Ассоциацией была подготовлена и проведена очередная серия ЕвроДебатов на тему «Ценовое регулирование на рынке лекарственных средств: кто в выигрыше ». Базовые направления дискуссии касались вопросов ценообразования, последних изменений в нормативно-правовых актах, касающихся ценообразования, внедрения системы возмещения потребления лекарственных средств и возможных путей выхода из сложившейся ситуации. Поскольку буквально накануне был принят указ Президента Украины Виктора Ющенко об отмене трех постановлений, о чем пресс-служба «Еженедельника АПТЕКА» оперативно сообщила читателям на сайте www.apteka.ua и чему посвящена практически половина нынешнего номера, то во время обсуждения также активно дискутировался и вопрос о том, станет ли легче операторам фармацевтического рынка после принятия этого решения? Стоит ли им и в будущем ожидать подобных постановлений правительства? Что нужно сделать для того, чтобы урегулировать те насущные вопросы, обсудить которые собрались в этот раз.


В этой серии ЕвроДебатов приняли участие Юрий Гайдаев, народный депутат Украины, член Комитета Верховной Рады Украины по вопросам здравоохранения, Михаил Ефремов, государственный эксперт Совета национальной безопасности и обороны, Владимир Игнатов, глава Комитета Верховной Рады Украины по вопросам здравоохранения Европейской Бизнес Ассоциации, Петр Багрий, президент Ассоциации фармацевтических производителей Украины, Михаил Пасечник, президент всеукраинской общественной организации — Аптечной профессиональной ассоциации Украины и Владимир Дудка, президент ассоциации фармацевтических дистрибьюторов «ФАРМУКРАИНА».

Владимир ИгнатовВладимир Игнатов в нескольких словах рассказал о функционировании фармацевтического бизнеса, чтобы собравшиеся могли понять механизмы возникновения кризиса в отрасли.

Так, доля государственных закупок лекарственных средств составляет порядка 20%. Это значит, что как минимум 80% препаратов пациенты покупают за свой счет, поскольку государство в основном финансирует целевые программы.

Составляющие звенья фармацевтического рынка представлены производителями, дистрибьюторами и розничными аптеками. Далее В. Игнатов остановился на роли каждого из них.

Так, например, дистрибьютор выполняет роль определенного логистического центра, «супермаркета» для аптеки, поскольку аптека не в состоянии приобрести непосредственно весь ассортимент у производителя, а производитель не может непосредственно поставить товар в каждую из аптек. Именно поэтому дистрибьютор так важен. На отечественном рынке представлено около 600 дистрибьюторов, из которых примерно 150 ведут активную работу.

Количество розничных аптечных точек, представленных аптеками, аптечными пунктами и аптечными киосками, в Украине составляет более 20 тыс.

Как формируется цена на лекарственные препараты? Иностранный производитель отпускает препараты в свободно конвертируемой валюте; дистрибьютор формирует цену в зависимости от обменного курса и несет соответственно финансовые риски, связанные с курсом валют. В экономически стабильное время, замечает В. Игнатов, наценки дистрибьютора составляют около 5–15%, что зависит от стоимости препарата. Аптека, формируя цену в национальной валюте, не подвержена никаким рискам, обусловленным колебаниями курсов. В экономически стабильное время наценка в аптеке не превышает 30–35%.

Поставка препаратов в настоящее время идет в основном в кредит: производитель предоставляет дистрибьютору отсрочку платежа на 45, 60 или 90 дней, и только часть препаратов отпускается по предоплате. Такую же отсрочку дистрибьютор предоставляет и аптекам. Таким образом, получается, что деятельность дистрибьютора финансируется за счет производителя и заемных средств банка. Соответственно, дистрибьютор имеет значительные финансовые обязательства перед производителем.

Аптека, получая препараты в кредит, финансируется за счет дистрибьютора и заемных средств, а значит также имеет долговые обязательства. В свою очередь, она не только отпускает лекарственные препараты в розницу, но и зачастую кредитует бюджетные программы, отпуская препараты бесплатно или со скидкой в рамках выполнения государственных программ.

Что произошло во время кризиса, когда взлетела цена?

Цены иностранных производителей в свободно конвертируемой валюте никак не изменились. Понятно, что основная проблема возникла из-за формирования цены в гривне, когда за несколько дней курс доллара в Украине повысился на 10–15%. Перед дистрибьюторами встал вопрос: если они приобретают товар сегодня, а платить за него будет нужно через 60 дней — сколько будет стоить гривна через эти 60 дней? Все стали заниматься форвардным ценообразованием.

Что мы получили? Фактически — кризис финансирования: с одной стороны, производитель стал переходить на предоплату, сократил поставки в кредит, сократил сроки кредита и, соответственно, резко снизились объемы.

У дистрибьютора резко уменьшились оборотные средства, он был вынужден предлагать аптекам только предоплату, сократил сроки кредитования. А дальше начались проблемы — у него уже есть убытки, потому что аптеки платят ему гривнами, которые он может конвертировать в свободно конвертируемую валюту лишь по нынешнему курсу. Дистрибьюторы оказались перед угрозой банкротства.

Это не могло не сказаться на аптеках, где также резко уменьшились оборотные средства, остались долговые обязательства перед дистрибьюторами, приостановлено их кредитование со стороны оптовых операторов. А далее произошло самое неприятное — на рынке возник дефицит лекарственных средств.

На следующем этапе, поскольку аптеки работают с использованием заемных средств, над ними также реально нависла угроза банкротства.

— Рынок действительно находился в шоковом состоянии, поскольку давление, оказанное на рынок, было чрезмерным — это информационный и политический прессинг, массовые фискальные проверки, нарушение товарно-финансовых потоков, — отметил В. Игнатов. — Работа дистрибьюторов периодически приостанавливалась. Потребитель ощутил дефицит лекарственных средств на рынке и увидел закрывающиеся аптеки.

Мы пережили не один кризис, но в ситуации, когда это не было предметом политического давления, рынку удавалось очень быстро исправить положение. Рынок остается очень гибким и конкурентным, на нем нет монополии, он очень фрагментирован, поскольку есть много лекарственных средств, множество поставщиков-дистрибьюторов, много вариантов для замены одних препаратов другими.

Юрий ГайдаевБыло ли принятие постановления № 955 правительством Украины ошибкой? Отвечая на этот вопрос, Юрий Гайдаев отметил, что это скорее следствие низкого профессионального уровня тех людей, которые готовили это постановление.

— Мы подсчитали, что те проценты наценок, которые были предусмотрены в этом постановлении, были просто нереальными — часть аптек закрылась бы лишь потому, что они просто не смогли бы функционировать на те проценты.

Светлана Скопиченко, глава представительства компании «Солвей Фарма» в Украине считает, что «колоссальной ошибкой было не посоветоваться с профессиональными общественными организациями, не говоря уже о том, чтобы советоваться с профессионалами. Ведь EBA, например, не однажды оказывала помощь и Кабинету Министров, и Министерству здравоохранения. Если бы правительство обратилось к фармацевтической общественности, то мы бы активно подключились к этому процессу и помогли правительству не допустить ошибки».

И является ли то, к чему мы пришли сегодня, конечной точкой, или мы зайдем в очередной тупик? Ведь все теперь будет переложено на плечи иностранных представительств, которые должны теперь предоставлять какие-то скидки и помогать дистрибьюторам разделить эту ношу между производителями и дистрибьюторами. Но насколько это правильно?

Виталий Кирик— Однако сложившаяся ситуация принесла не только экономические, но и моральные потери, — считает Виталий Кирик, директор ООО «ратиофарм Украина». — Ведь из-за некоторых средств массовой информации так получилось, что и первостольники, и дистрибьюторы на определенное время в глазах народа стали виновниками скачка цен, поскольку некоторыми СМИ заявлялось о том, что наценка на препараты составляет 200–300%. В аптеках просто устали отвечать на заявления о получении ними сверхприбыли. Таким образом, из отечественной фармации в глазах пациентов создали образ «врага народа».

Петр БагрийПетр Багрий согласился с тем, что правительству было необходимо советоваться с представителями фармацевтического сектора, прежде чем принять какие-то решения:

— Возможно, — отметил он, — нас не совсем внимательно слушали. Однако самое важное, что сложившаяся ситуация четко продемонстрировала все недостатки, которые имеются в законодательстве. Например, национальный перечень, на который никто не обращал внимания до тех пор, пока он не стал использоваться с целью регулирования рынка. Лишь тогда все поняли, насколько он несовершенен и что сегодня необходима наша с вами общая работа для приведения этого перечня к каким-то более цивилизованным нормам.

Если же говорить о принятии каких-то решений в условиях кризиса, которые наверняка еще коснутся нас, то здесь, наверное, действительно необходим перечень (мне пока сложно об этом говорить что-то конкретное) социально значимых препаратов, цены на которые должны регулироваться государством, а доля должна составлять 10–20% всех лекарственных препаратов, зарегистрированных на рынке. Тогда с этим вопросом можно как-то справиться за счет собственной маржи, собственного дохода.

В. ДудкаЯ хотел бы отметить, — возразил В. Дудка, — что не совсем правильно будет сказать, что власть не слушала операторов фармацевтического рынка. Она не только слушала, но даже приглашала к диалогу. Однако на самом последнем этапе, когда мы хотели, чтобы власть перешла от просто слушания к тому, чтобы услышать нас, произошло что-то не так и наши замечания оказались нереализованными. Мне кажется, что диалог с профессионалами является существенным методом законотворчества в специфических отраслях, в том числе и фармации.

Михаил ПасечникРешает ли указ Президента все проблемы отечественной фармации? Решает, но не в полной мере, полагает Михаил Пасечник:

— Ранее государство также регулировало уровень наценки на препараты, и рынок вовсе не протестовал, поскольку это касалось наценки на препараты, закупаемые за бюджетные деньги, или стоимость которых компенсировалась. Но в нашем случае государство взялось регулировать наценки практически на все препараты, не учитывая при этом, что для своего существования аптека должна получать доход.

М. Пасечник также напомнил, что еще 6 ноября перестали выдавать лицензии на оптовую и розничную реализацию лекарственных средств.

На сегодняшний день, по его словам, накопилось огромное количество аптек, которые не могут продолжать свою работу, потому как не могут продлить свою лицензию.

Его поддержал В. Дудка, отметив, что указ Президента об отмене нескольких постановлений Кабинета Министров Украины действительно поможет решить только наиболее болезненные проблемы, поскольку позволит возобновить разрушенную цепочку от производителя к дистрибьютору и аптеке, и острота, таким образом, будет снята.

В. Дудка считает, что на этом этапе можно констатировать, что острая фаза кризиса прошла, но необходимо говорить также и о том, что же делать дальше. И разговор об этом необходимо вести в том контексте, что лекарственные средства, с одной стороны, являются социально значимым товаром, а с другой — что этот товар подчиняется общим экономическим законам. И не может быть, что на стоимость шоколадного батончика курс доллара влияет, а на стоимость лекарственных препаратов — нет. Все это необходимо учитывать при принятии решений.

Украина, по мнению В. Дудки, находится в выгодном положении, поскольку она может воспользоваться опытом соседей, которые в свое время также искали ответы на эти вопросы и нашли их. Если коротко, то государство должно выполнять свою функцию не путем установления ограничений, а становясь заказчиком препаратов у компаний-производителей и возмещать стоимость лекарств пациентам. За счет этого оно может стать одним из самых влиятельных игроков на фармацевтическом рынке, потому что может влиять на цену и снижать ее. И в большинстве случаев таким образом государство может снижать стоимость лечения буквально в разы. Однако на препараты, которые не являются социально значимыми и жизненно необходимыми, должны распространяться законы рынка.

Юрий Савко, исполнительный директор Ассоциации производителей инновационных лекарств, поддержал коллег, отметив, что государственное регулирование цен на лекарственные средства происходит в большинстве стран и представители фармбизнеса вовсе не против, если в таком регулировании есть системный подход. В той же ситуации, которая была до отмены постановлений Кабинета Министров, ни о каком системном подходе речь не шла.

Не секрет, что экономический кризис будет лишь углубляться, и даже во многих европейских странах лекарственные препараты подорожали, многие зарубежные фармацевтические компании ощутили на себе кризис. Поэтому необходимо предпринимать какие-то действия для того, чтобы мог существовать и фармацевтический бизнес, и препараты в аптеках при этом были доступны большинству пациентов.

Существующая в Украине система вполне удовлетворительная, — считает М. Пасечник. — Однако проблема в том, что в нашей стране за 16 лет не была создана формулярная система, которую можно было бы создать за полгода. Но это проблема Министерства здравоохранения и Академии медицинских наук, которые, к сожалению, очень долго разрабатывают ее. Именно введение такой системы, как формулярная, могло бы стать хорошей основой для создания в дальнейшем страховой медицины.

Ныне в Украине также нет реимбурсации и правильно построенной системы отпуска лекарств больным. В настоящее время пациенты покупают основную массу лекарственных средств за собственный счет, тогда как государство обязано отчислять определенную сумму на лечение каждого человека, поскольку каждый из нас платит налоги.

Однако не совсем согласен с таким мнением Ю. Гайдаев: необходимо вносить дополнительную статью отчислений на реимбурсацию и «если платить государству за лечение, то никаких денег не хватит»:

— Государство может отчислять деньги лишь в рамках принятых государственных программ, например, по лечению сахарного диабета и пр.

Он также считает, что если цены на лекарственные средства будут «отпущены», то препараты просто перестанут быть доступными украинскому пациенту. В любом случае, по его мнению, представителям фармацевтического сектора придется находить какой-то компромисс с государством:

— Мы все говорили о социальной значимости лекарственных средств, на заседаниях Комитета мы это также обсуждали и все равно придем к тому, что цены на лекарственные средства должны быть стабильными. Думаю, что представители иностранных компаний будут вынуждены проводить переговоры с иностранными производителями, которые смогут рассмотреть пути снижения отпускных цен. Мы также должны разобраться с отечественными фармацевтическими производителями. В частности, в том, какие субстанции для изготовления лекарственных препаратов они используют, сколько стоят эти субстанции, во сколько обходится производство лекарств этим предприятиям на самом деле.

Но как бы там ни было, без консенсуса с государством фармацевтическому сектору никак не обойтись, иначе возникнет ситуация, когда препараты никто просто не будет покупать — ни государство, ни пациенты в аптеках. По словам Ю. Гайдаева, вопрос реимбурсации в следующем году стоять вообще не будет, разве что только в рамках каких-то государственных программ.

М. Пасечник поддержал мысль о том, что если производители не снизят отпускные цены, то препараты просто исчезнут с украинских аптечных прилавков, поскольку их никто не сможет позволить себе приобрести:

— Все знают, что у нас очень высокая конкуренция в фармацевтической среде и каждый хочет продать больше. И для большинства покупателей главная составляющая на сегодня — это цена, потому если цена производителя не снизится, вероятность того, что препараты появятся на аптечных полках, под большим вопросом.

Александр Мельник— В настоящее время аптека вынуждена выживать, зарабатывая определенную маржу, поэтому ей сейчас выгоднее продавать более дорогостоящие препараты, поскольку количество пациентов, посещающих аптеку, ограничено, — заявил Александр Мельник, директор по коммерческим операциям корпорации «Артериум». — И препарат можно продавать по абсолютно разной цене. Чем дороже препарат, тем это выгоднее для аптеки. Поэтому такое ценовое регулирование, которое предпринял Кабинет Министров, никак не помогло конечному потребителю, а скорее наоборот, помешало ему. Вследствие этого более дешевые препараты вымылись из розничных аптек или же будут вымываться в дальнейшем.

По словам А. Мельника, рынок достаточно развит и фрагментирован, и есть препараты совершенно разных ценовых групп и ценовых ниш. Поэтому не следует драматизировать ситуацию и спрашивать: «Что же будет »

«Вспомним об эластичности спроса — на лекарственные средства спрос неэластичен. И когда мы говорим, что людям не за что будет покупать препараты, то значит, что у них не будет денег на покупку продуктов питания. Это уже некоторым образом социальный кризис».

М. Пасечник затронул также вопрос нового постановления Кабинета Министров Украины, которое придет на смену постановлению КМУ № 955:

— Я хочу сказать, что новое постановление, которое рассматривалось в Кабинете Министров, имеет несколько положительных моментов. Должен отметить, что у нас до сих пор нет формулы перерасчета по курсу Национального банка Украины при отпуске товара. В варианте нового постановления, который я видел, эта формула есть, и она будет очень кстати для формирования цен.

Александр Бойко— Нынешние проблемы в отрасли возникли еще и потому, что за 16 лет в нашей стране не проводилась реформа лекарственного обеспечения населения, — считает Александр Бойко, глава представительства компании «Ново Нордиск» в Украине и Республике Молдова. — И я полностью согласен с мнением Ю. Гайдаева: действительно, никакого бюджета не хватит для того, чтобы бесплатно обеспечить всех лекарствами. В Украине почему-то одни крайности: лекарственные препараты должны быть либо бесплатными, либо все отпускаться за полную стоимость, без каких-либо компромиссов. Однако во многих странах существует система реимбурсации, когда пациенту компенсируется 10, 20 или 30% стоимости препаратов. С одной стороны, при такой системе и государство принимает участие как серьезный и крупный игрок фармацевтического рынка, а с другой — пациент несет ответственность за свое лечение, а также практически отсутствует чрезмерное самолечение за счет влияния рекламы и т.д.

Сегодня мы рассчитываем построить какую-то уникальную систему, но при этом совершенно не смотрим на то, как это делалось в других странах. Но там уже давно разработаны различные системы, и они работают, к тому же эффективно. А. Бойко считает, что, возможно, этот экономический кризис станет как раз тем поводом, который позволит начать такие необходимые реформы в здравоохранении:

— Если бы у нас в стране была введена регистрация цены на определенную группу препаратов, то при существующих сложных экономических условиях ее было бы достаточно просто пересмотреть согласно сложившемуся курсу валют. Цену на другую часть препаратов — ОТС-группу — мог бы регулировать рынок. Таким образом, мы смогли бы решить ту проблему, о которой здесь говорили дистрибьюторы, поскольку на сегодня государство пытается вмешиваться в то, кто сколько зарабатывает, то есть во взаимоотношения между двумя субъектами хозяйственной деятельности.

М. Пасечник видит единственный положительный момент в этом кризисе, — объединение всех представителей фармацевтического сектора.

ЕвроДебатыВ. Игнатов же считает, что регулирование наценки — вне зависимости от того, какой бы широкой или узкой она ни была — все равно не решит проблему. Просто чем меньше перечень лекарственных средств, на который устанавливают ограничение наценки, тем менее заметна эта проблема. Такой метод регулирования время от времени приводит к дефициту препаратов, входящих в этот перечень.

— Я хотел бы поддержать А. Бойко в том, что Украина — действительно страна небогатая, и она не может за свой счет оплатить все, — отметил В. Игнатов. — Страны в зависимости от того, насколько существенно они могут защищать своих граждан, выбирают или процент компенсации (20, 40 или 60%), или перечень препаратов, стоимость которых будут компенсировать. Поэтому не следует ждать, пока наша страна станет богатой, а нужно начинать с небольшого какого-то перечня препаратов, цена на которые будет регулироваться государством.

В любом случае кризис — это всегда возможность для того, чтобы оптимизировать рынок. Да, мы можем говорить, что у нас нет средств на реимбурсацию, о других каких-то сложностях. Но, наверное, кризис — это то время, когда можно вернуться к истокам, к базовой математике, к тому, как вообще финансируется отрасль, что эта отрасль содержит, какова эффективность ее работы? Сколько у нас госпитальных коек, сколько дней эти койки заняты? После чего эти результаты стоит сравнить с результатами наших соседей и посмотреть, на что уходят бюджетные деньги. Уверяю вас, что большая часть расходов Министерства здравоохранения уходит не на закупку лекарственных средств, а на содержание аппарата и тех колоссальных площадей, занятых больницами и койками, которые вряд ли можно назвать эффективными. Поэтому кризис как раз заставляет вернуться к базовым расходам этой отрасли. И тогда можно найти деньги не только на лекарственное обеспечение, но и на многие другие проекты, такие как реинверсмент, формирование формулярной системы и многое другое. n

Валерий Юдин,
фото автора и Любови Столяр


Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті