Как M&A меняют расстановку сил на мировой фармацевтической арене?

Слияния и поглощения (Mergers and Acquisitions — M&A) имеют большое значение для развития бизнеса и осуществления необходимых изменений. В фармацевтическом бизнесе необходимость меняться обусловлена в том числе потребностью обновлять продуктовый портфель, а также сдерживать натиск конкуренции со стороны других компаний, отвечать новым вызовам, изменившейся стратегии. Крупные сделки изменяют расстановку сил на мировом фармрынке и непрерывно преобразовывают конкурентную среду. Но и менее крупные транзакции также играют важную роль и являются неотъемлемой частью деятельности компаний сферы фармации и биотехнологий. Стоит отметить, что на M&A-активность влияет множество факторов, среди которых развитие мировой экономики, геополитическая ситуация, разработка прорывных методов лечения, проникновение технологических компаний в сферу здравоохранения. Также на M&A-активность, по мнению многих экспертов, повлияет недавно осуществленная налоговая реформа в США. Об актуальных тенденциях M&A-активности в сфере фармации и биотехнологий читатели смогут узнать из данной публикации.

НАИБОЛЕЕ ЗНАКОВЫЕ СДЕЛКИ ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ

2017 г. был довольно спокойным по сравнению с предыдущими годами. Так, по подсчетам консалтинговой компании «Kurmann Partners», количество транзакций, целью которых были фармацевтические и биотехнологические компании, в 2017 г. составило 323 (на общую сумму 120 млрд дол. США). В 2016 г. таковых было 345 (на сумму 95 млрд дол.), в 2015 и 2014 г. — 490 и 440 соответственно (общая стоимость за 2 года составила 225 млрд дол.).

Крупнейшей сделкой 2017 г. является приобретение концерном «Johnson & Johnson» (США) одной из крупнейших европейских биотехнологических компаний «Actelion» (Швейцария) за 30 млрд дол. (280 швейцарских франков за акцию) (рисунок). Такое приобретение позволило «Johnson & Johnson» расширить портфель лекарственных средств, в том числе предназначенных для лечения легочной артериальной гипертензии. Исследовательскими разработками «Actelion» продолжает заниматься новообразованная компания «Idorsia» (Швейцария). В июне 2017 г. акции новой компании были размещены на швейцарской фондовой бирже, а к концу года объем рыночной капитализации «Idorsia» составила более 3 млрд дол.

Рисунок
 Крупнейшие сделки с участием фармацевтических и биотехнологических компаний, анонсированные в 2017 г.
Крупнейшие сделки с участием фармацевтических и биотехнологических компаний, анонсированные в 2017 г.

Источник: доклад «Pharma M&A Report 2018» компании «Kurmann Partners»

Следует отметить, что многие M&A-сделки предполагают приобретение крупными игроками небольших компаний с перспективными инновационными продуктами в портфеле R&D. Такие сделки, как правило, характеризуются высокой стоимостью (миллиардные суммы), что связано с ожиданиями значительной прибыли в перспективе.

В 2017 г. произошло знаковое событие — впервые разрешение к применению получили препараты для CAR-T-клеточной терапии. В частности, это Kymriah® (тисагенлеклейсел) для лечения В-клеточного острого лимфобластного лейкоза и Yescarta® (аксикабтаген cилолейcел) для лечения определенных типов В-клеточной лимфомы. Разработкой последнего занималась компания «Kite Pharma» (США). Вероятно, ее успехи в этой сфере стали причиной того, что другие компании обратили на нее внимание. Так, незадолго до того, как CAR-T клеточная терапия получила разрешение на маркетирование, «Kite Pharma» приобрела компания «Gilead­ Sciences» (США) за 11,9 млрд дол. (180 дол. за акцию наличными).

В целом разработки в сфере онкологии — лакомый кусочек для фармкомпаний. А слияния и поглощения — хороший инструмент, чтобы заполучить перспективную новинку в свой продуктовый портфель. Так, компания «Takeda Pharmaceutical» (Япония) подписала соглашение о приобретении «Ariad Pharmaceuticals» (США) за 5,2 млрд дол. (24 дол. за акцию). Результат данной сделки — пополнение продуктового портфеля противоопухолевых препаратов инновационными разработками, предназначенными для таргетной терапии онкопатологии. Компания «Novartis» (Швейцария) предложила 3,9 млрд дол. «Advanced Accelerator Applications» (ААА) (Франция) с целью расширения своего портфеля противоопухолевых препаратов. А «Roche» (Швейцария) заключила соглашение о приобретении «Ignyta» (США). Стоимость сделки оценивается в 1,7 млрд дол. (по 27 дол. за акцию).

В 2017 г. зафиксировано 5 сделок стоимостью более 1 млрд дол. с участием организаций, предоставляющих услуги фармацевтическим компаниям. Так, производитель лабораторного оборудования «Thermo Fisher Scientific» (США) выкупил акции контрактной производственной организации (Contract Manufacturing Organization — CMO) «Patheon» (Нидерланды) за 7,2 млрд дол. Также в 2017 г. о слиянии объявили 2 крупные контрактно-исследовательские организации (Contract Research Organization — CRO) «INC Research» и «inVentive Health». В результате образовалась новая компания «Syneos Health» (США). Стоимость сделки оценивается в 4,6 млрд дол.

Сектор контрактного производства быстро развивается. Этому способствует в том числе то, что мелкие новаторы (биотехнологические компании) предпочитают не вкладывать капитал в строительство заводов и охотнее прибегают к услугам CMO. Игроки Big Pharma вступают в стратегические альянсы с CRO. То же самое может произойти и в производстве — полагают аналитики «Kurmann Partners», ведь крупные CMO имеют достаточно возможностей, чтобы покрыть практически все производственные потребности компаний Big Pharma.

Заинтересованность в приобретении акций компаний сферы аутсорсинга проявляют и группы по управлению частным капиталом (Private Equity). Так, в 2017 г. «Pharmaceutical Product Development» (PPD) (США) объявила о намерении провести рекапитализацию и привлечь 2 новых инвесторов. Таковыми стали суверенный фонд благосостояния, принадлежащий эмирату Абу-Даби (Abu Dhabi Investment Authority — ADIA) и Сингапурский суверенный фонд (Government of Singapore Investment Corporation — GIC). Стоимость сделки оценивается в 9 млрд дол. Контрактно-исследовательскую организацию «Parexel International» (США) приобрел инвестиционный фонд «Pamplona Capital Management» за 5 млрд дол. (88,1 дол. за акцию). А частные инвестиционные фирмы «Carlyle Group» и «GTCR» выкупили акции «Albany Molecular Research Inc» (AMRI) на сумму более 920 млн дол. (21,75 дол. за акцию).

Также в 2017 г. «STADA Arzneimittel» (Германия) объявила о продаже своих акций частным инвестиционным фирмам «Bain Capital» и «Cinven». Стоимость сделки составила 6,3 млрд дол. В том же году анонсированы еще 2 сделки стоимостью более 1 млрд дол. с участием генерических компаний. Так, «Fresenius Kabi» (Германия) объявила о достижении соглашения о приобретении компании «Akorn» (США), специализирующейся на производстве генериков, за 4,3 млрд дол. (34 дол. за акцию). Еще одна крупная сделка в этой сфере — слияние компаний «Amneal Pharmaceuticals» и «Impax Laboratories» (США). Стоимость сделки — 1,6 млрд дол. Ожидается, что образовавшаяся новая компания «Amneal Pharmaceuticals, Inc» станет одним из крупнейших генерических производителей США стоимостью в 6,4 млрд дол.

Важно отметить, что в конце 2017 г. в США произошел самый большой пересмотр налогового кодекса за последние 30 лет, вследствие которого принято новое законодательство о налогах. Одно из главных положений реформы — снижение корпоративного налога (налога на прибыль) с 35 до 21%. А ставка для прибыли, полученной за пределами США, устанавливается на уровне 15,5% для денежных активов (и 8% для неденежных). Данные изменения дают крупным компаниям возможность репатриации прибыли из-за рубежа по более низким ставкам, чем ранее. Многие эксперты полагают, что этот фактор будет способствовать повышению M&A-активности в дальнейшем.

По данным компании «Mergermarket», в первой половине 2018 г. глобальный рынок M&A получил невероятно сильный старт, но в ІІІ кв. активность компаний замедлилась (как полагают специалисты «Mergermarket», это обусловлено в том числе обострением геополитической ситуации, экономического конфликта США и Китая). Наиболее крупные сделки 2018 г. анонсированы именно в первом полугодии. Причем крупнейшая сделка принадлежит сектору фармации и биотехнологий. Речь идет о приобретении фармкомпанией «Takeda Pharmaceutical» биофармацевтической «Shire» (Ирландия) за 79,7 млрд дол. (таблица). Вторая по объему сделка относится к сфере бизнес-услуг: страховая компания «Cigna» предложила 67,9 млрд дол. за «Express Scripts» — организацию, осуществляющую управление программой выплат пособий на лекарства (pharmacy benefits manager — PBM).

Таблица. Топ-5 крупнейших M&A-сделок, анонсированных в І–ІІІ кв. 2018 г.

п/п
Покупатель Объект поглощения Сфера деятельности объекта поглощения Дата анонсирования сделки Сумма сделки, млрд дол. США
1 Takeda Pharmaceutical Company Limited Shire Plc Pharma, Medical & Biotech Май 2018 г. 79,7
2 Cigna Corporation Express Scripts Holding Company Business Services Март 2018 г. 67,6
3 T-Mobile USA Inc Sprint Corporation Telecoms Апрель 2018 г. 60,8
4 Energy Transfer Equity LP Energy Transfer Partners LP Energy, Mining & Utilities Август 2018 г. 59,6
5 Comcast Corporation Sky Plc Media Апрель 2018 г. 51,5

Источник: доклад «Global & Regional M&A Report Q1-Q3 2018» компании «Mergermarket»

Среди других крупных сделок, анонсированных в 2018 г., стоит выделить приобретение биофармацевтической компанией «Celgene Corporation» (США) молодого стартапа «Impact Biomedi­cines», занимающегося разработкой ингибитора JAK2 для лечения пациентов с миелофиброзом, за 7 млрд дол. Также «Celgene Corporation» намерена купить разработчика CAR-T клеточной терапии для применения в онкологии «Juno Therapeutics» (США) за 9 млрд дол. Фармацевтическая компания «Sanofi» (Франция) договорилась о покупке американской биотехнологической компании «Bioverativ», в портфеле которого находится 2 перспективных препарата для лечения гемофилии, за 11,6 млрд дол. Стоит добавить, что в 2018 г. «Sanofi» также приобрела «Ablynx» (Бельгия), заполучив перспективного кандидата в препараты каплацизумаб, предназначенный для лечения тромботической тромбоцитопенической пурпуры (экспериментальное соединение находится на поздних стадиях разработки). Стоимость сделки составила 4,8 млрд дол. Также «GlaxoSmithKline» (Великобритания) собирается выкупить долю «Novartis» в их совместном предприятии по производству безрецептурных препаратов (Consumer Health) за 13 млрд дол. А производитель промышленного оборудования «Fortive» (США) предложил «Johnson & Johnson» 2,7 млрд дол. за подразделение по стерилизации медицинской продукции (medical sterilization unit). Также стоит отметить, что одной из главных M&A-новостей 2018 г., особенно для рынка США, стало объявление о покупке онлайн-ритейлером «Amazon» компании «PillPack», предоставляющей услуги по сортировке препаратов по дозам и доставке медикаментов клиенту «до двери».

ВМЕСТО ВЫВОДОВ

Почему фармкомпании прибегают к M&A сегодня? Изучив тренды в фарминдустрии, а также сохраняющиеся из года в год драйверы M&A в этом секторе, консалтинговая компания «McKinsey» выделила 3 основных мотива для совершения сделок:

  • «охота» за инновациями;
  • усиление синергетического эффекта (снижение затрат);
  • оптимизация продуктового портфеля (продажа нестратегических активов, укрепление продуктового или R&D-портфеля).

Эту позицию подтверждают и наблюдения других экспертов.

Портфели (продуктовые и R&D) фармкомпаний постоянно нуждаются в обновлении, особенно учитывая неизбежное снижение доходов от продаж после истечения срока действия патентной защиты и потери права производить и продавать препарат эксклюзивно. «Поскольку многие оригинальные препараты теряют патентную защиту, компании со слабым R&D-портфелем не имеют другого выхода, кроме как делать крупные приобретения, даже несмотря на высокую стоимость таких сделок», — отмечает Фрэнк Аквила (Frank Aquila), старший юрист по корпоративному праву юридической фирмы «Sullivan & Cromwell».

Также не стоит забывать о постоянном повышении стоимости исследований и разработок новых препаратов, инновационных соединений. С точки зрения Кристофа Бьери (Christoph Bieri), старшего партнера «Kurmann Partners», одной из главных причин роста стоимости разработки является прогресс в медицине. Чтобы создать ценность, новый препарат должен или решить проблему, которая до этого была трудноразрешимой, или быть значительно лучше, чем уже присутствующие на рынке продукты. Лишь компании с доходом в 10 млрд дол. и выше могут позволить себе ежегодно инвестировать крупные суммы в исследования и поддерживать солидную программу R&D. Важно также учитывать постоянно повышающиеся регуляторные требования и политику правительств многих стран, направленную на стимулирование применения генерических версий оригинальных препаратов, срок действия патентной защиты которых истек. Вероятно, с этим также связан еще один тренд — усиление консолидации производителей в генерическом сегменте.

Также компании часто заключают сделки по причине необходимости фундаментальных, глубоких изменений. Благодаря слияниям и поглощениям сформировались нынешние игроки фармрынка (такими, каковыми они есть сейчас). Возможно, они не смогли бы добиться таких результатов за счет лишь собственных возможностей для роста, не прибегая к слияниям и поглощениям. M&A позволяют объединять бизнесы, создавать совершенно новые платформы.

Зачастую в качестве цели выступают небольшие инновационные компании. В то же время некоторые крупные международные игроки продают часть своих активов, чтобы сосредоточиться на ключевых, приоритетных направлениях. Таким образом, M&A могут выступать важным стратегическим шагом на пути к приспосабливанию компании к решению нынешних и будущих вызовов. Или способом заполучить инновацию, упростить операции по производству, оптимизировать бизнес-портфель (набор видов деятельности).

Специалисты консалтинговой компании «EY» (Ernst & Young) отмечают, что сегодня уже недостаточно просто иметь хороший продукт. Юрг Цюрхер (Jürg Zürcher), руководитель отдела по предоставлению услуг экспертной оценки «EY» (Базель, Швейцария), отмечает: «Возможность сопоставления и анализа больших объемов данных, наряду с развитием устройств с «умными» технологиями (Internet of Things), кардинально изменяют весь процесс создания стоимости. На рынок выходят новые конкуренты, такие как «Amazon». M&A могут выступать способом для формирования бизнеса, ориентированного на потребителя. Приверженность к такому подходу может помочь производителям получить доступ к новым источникам доходов, а пациентам — продукты, которые будут лучше адаптированы к их конкретным потребностям».

Екатерина Дмитрик,
по материалам www.kurmannpartners.com; www.mergermarket.com;
www.ft.com; www.pharmatimes.com; www.fiercepharma.com;
www.contractpharma.com; www.mckinsey.com; www.ey.com.

Комментарии

Нет комментариев к этому материалу. Прокомментируйте первым

Добавить свой

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Другие статьи раздела


Последние новости и статьи