Протекционизм


во главе угла — потребитель

Защита отечественного производителя медикаментов по-прежнему остается предметом многочисленных дискуссий и газетных публикаций. На страницах «Еженедельника АПТЕКА» эта тема обсуждалась в статье «Где грань здорового протекционизма », в которой, в частности, свои мысли о нынешнем состоянии и возможных последствиях протекционистских мер высказали представители украинской и зарубежной фармацевтических компаний.

В сегодняшнем номере газеты в беседе с нашим корреспондентом своим мнением о перспективах развития отечественной фармации и протекционизме как части государственной политики поделился генеральный директор Украинской фармацевтической ассоциации Виктор Чумак.

Виктор ЧУМАК

Генеральный директор Украинской фармацевтической ассоциации

— Государство должно проводить такую протекционистскую политику в отношении отечественного производителя, которая позволит обеспечить максимальные преимущества для украинского потребителя.

— Государственная политика протекционизма в фармацевтической отрасли Украины довольно часто подвергается острой критике со стороны самих объектов регулирования. Зарубежные производители медикаментов говорят о дискриминации и пытаются выправить положение, в частности, с помощью международных организаций. Отечественные производители лекарственных препаратов сетуют на недостаточное отстаивание их интересов и трудности, с которыми сопряжена их деятельность. Можно ли найти ту «золотую середину», чтобы удовлетворить большинство участников рынка?

В.Ч.: Точки равновесия, в которой пересеклись бы интересы всех фармацевтических компаний, вероятно, не существует. Как отечественные, так и зарубежные фирмы заинтересованы в укреплении своих позиций на рынке, увеличении объемов продаж. В условиях жесткой конкуренции на «проблемном» рынке успех одних компаний достигается, как правило, за счет ухудшения позиций других. Это значит, что борьба за потребителя, в том числе путем лоббирования своих интересов в государственных органах, будет продолжаться.

Кстати, хочу отметить, что если для защиты интересов отрасли в органах власти используются цивилизованные методы, с учетом норм морали и права, то в этом нет ничего предосудительного. В Западной Европе, США очень велико влияние отраслевых объединений фармацевтических компаний, одна из основных задач которых — именно эффективное взаимодействие с госструктурами.

— Какая форма лоббирования наиболее приемлема для украинского фармацевтического рынка?

В.Ч.: «Момент истины» заключается в том, что приоритетом для государства должны стать интересы конечного потребителя. Реформирование фармацевтического сектора Украины осуществляется с одной целью — создать систему, которая обеспечит доступность качественных медикаментов и изделий медицинского назначения для потребителей. К сожалению, тенденции, которые наметились в последнее время в политике государственного регулирования фармацевтической отрасли Украины, заставляют усомниться в возможности достижения этой цели.

— Что вы имеете в виду?

В.Ч.: Прежде всего, зарегулированность отрасли, чрезвычайную бюрократизацию системы государственного контроля в фармацевтическом секторе. Еще на V съезде фармацевтов много говорилось о том, что Министерство здравоохранения, по-видимому, больше интересует уровень доходов, которые получают уполномоченные органы, чем интересы потребителей. Вопреки ряду Указов Президента Украины о дерегуляции экономики, административной реформе, всевозможные контролирующие и экспертные органы растут как грибы после дождя. Многие из этих организаций предоставляют платные услуги, стоимость которых необоснованно высока. Это приводит к удорожанию лекарственных средств, а разве в этом нуждается сегодня украинский потребитель?

Приведу лишь один пример. Как известно, под давлением Европейского Союза Украина приняла решение об установлении равного сбора как с отечественных, так и зарубежных компаний в размере 1000 евро за регистрацию лекарственных препаратов. Устранение дискриминации по отношению к иностранным производителям — шаг, без сомнения, правильный, однако установленная единая ставка непомерно высока для отечественных предприятий. Насколько мне известно, такой размер ставки не фигурировал в ходе переговоров с ЕС, это «инициатива» отечественного Минздрава. В результате пострадали крупные отечественные заводы, ассортимент которых, насчитывает сотни наименований. В крайне затруднительном положении оказались фармацевтические фабрики, вынужденные сегодня платить 1000 евро за регистрацию препаратов. Пострадал и потребитель, а в выигрыше оказались чиновники, которые замкнули «на себя» весьма значительные финансовые потоки.

Протекционизм в режиме «ручного управления» при отсутствии прозрачной законодательной базы в фармацевтической отрасли, — а именно с этим мы имеем дело сегодня — приводит к коррупции в органах исполнительной власти. Трудно ожидать бескорыстия от чиновника, который знает, что его решение или подпись может стоить десятки и сотни тысяч долларов…

— Каковы, по вашему мнению, пути разрешения этой проблемы?

В.Ч.: Нужна действенная административная реформа, которая свела бы к минимуму количество бюджетных средств, расходуемых на развитие фармацевтического сектора. Высвободившиеся денежные средства должны быть направлены в сферу потребления медикаментов.

Необходимо прекратить создание любых хозяйственных структур с участием государства, осуществляющих выпуск и реализацию медикаментов. Организация любого производства предполагает привлечение инвестиций. В случае участия государства в этом процессе возникает либо прямая нагрузка на бюджет в виде государственных инвестиций, либо непрямая за счет снижения доходной части бюджета.

За последние пять лет структура собственности в отечественной фармации претерпела значительные изменения. В конце 1999 г. из 155 отечественных предприятий, выпускающих фармацевтическую продукцию, только 6 оставались государственными. В нашей стране на долю компаний негосударственной формы собственности приходится около 92% выпуска лекарственных препаратов. Оптовая торговля медикаментами практически полностью принадлежит частному бизнесу, почти 100% аптечных учреждений страны находится в коммунальной или частной собственности. Частные предприятия способны самостоятельно изыскивать финансовые ресурсы, поэтому участие государства в этом процессе нецелесообразно.

Произошедшие изменения в фармацевтическом секторе страны позволили отечественным предприятиям в 1998 г. выйти на уровень производства докризисного 1990 г. Однако дальнейшее развитие отрасли во многом зависит от того, сумеет ли государство привести политику управления отраслью в соответствие с происходящими рыночными процессами.

— Как вы оцениваете усилия ЕС по устранению дискриминации в отношении зарубежных фармацевтических производителей, работающих в Украине?

В.Ч.: Представители ЕС требуют не льгот для инофирм, а равных условий для всех компаний, работающих на рынке. Можно только приветствовать стремление гармонизировать отечественное законодательство в сфере фармации с международным. В то же время меня несколько удивляет та легкость, с которой чиновники Минздрава, соглашаясь с требованиями Комиссии ЕС, забывают о потребностях отечественных производителей. В итоге мы имеем, я бы сказал, половинчатую гармонизацию, когда требования Запада принимаются, а проблемы отечественных компаний остаются без внимания. Представители ЕС и других международных организаций успешно отстаивают интересы зарубежных компаний, отечественные же производители вынуждены полагаться только на себя.

Я уже упоминал о «загадочном» ценообразовании при определении величины сбора за регистрацию лекарственных препаратов, не подтвержденном, насколько мне известно, экономическими расчетами. Другой пример: сегодня речь идет об установлении равной стоимости экспертизы лекарственных препаратов для отечественных и зарубежных предприятий–производителей.

Хотелось бы напомнить, что системы организации производства лекарственных препаратов в Украине и за ее пределами принципиально отличаются. Иностранные компании имеют право самостоятельно разрабатывать лекарственный препарат, создавать технологию его производства. Естественно, результаты этих исследований должны быть изучены специалистами системы здравоохранения любой страны мира для того, чтобы подтвердить или опровергнуть право регистрации и реализации того или иного препарата на территории определенного государства.

В Украине созданием и изучением лекарственного препарата, его клиническими исследованиями занимаются исключительно специализированные научно-исследовательские учреждения Академии медицинских наук или Министерства здравоохранения. Те же ведомства, а подчас и те же специалисты согласно действующему порядку проводят предрегистрационную экспертизу ранее ими же разработанной документации. Приняв во внимание, что документация на лекарственные препараты украинских производителей за время ее централизованной разработки изучена «вдоль и поперек», было бы целесообразно и экономически обоснованно установить плату за ее экспертизу меньше, чем за экспертизу ранее не известной нашим специалистам документации и исследование препарата. В последнем случае требуется привлечение широкого круга специалистов и проведение значительного объема научных работ. (Прим. ред. Согласно международной практике регистрации лекарственных препаратов, экспертные работы регистрирующие органы оплачивают самостоятельно за счет средств, поступивших от компании-заявителя. Кроме того, проведение экспертизы препаратов в полном объеме в стране их происхождения с последующей регистрацией является обязательным. Однако в отличие от системы, сложившейся в Украине, эту процедуру должны выполнять независимые экспертно-аналитические органы.)

— Как быть с теми украинскими предприятиями, которые на сегодняшний день не конкурентоспособны по номенклатуре, качеству продукции, организации производства и сбыта? Ведь протекционизм в отношении таких производств не только нерационален, но подчас опасен прежде всего для здоровья потребителей.

В.Ч.: Давайте расставим точки над «i». Разумный протекционизм в моем понимании — это не бездумные вливания бюджетных средств в проекты, необходимость которых очевидна… только нескольким государственным служащим. Протекционизм, который принесет пользу отечественному потребителю, заключается в создании благоприятного административно-правового поля для тех компаний, которые доказали умение эффективно работать в условиях рыночной экономики.

Практика показала, что в одном и том же правовом поле при схожем промышленном и технологическом потенциале динамика развития одних отечественных предприятий коренным образом отличается от других. Так, «Фармацевтическая фирма «Дарница», производственный потенциал которой в начале 90-х годов был таким же, как завода «Биостимулятор» (Одесса) или АО «Галичфарм» (Львов), сегодня выпускает лекарственных препаратов в 5 раз больше, чем все предприятия Одессы или Львова. Не менее успешно работают ОАО «Фармак», завод «Киевмедпрепарат», ЗАО «Борщаговский ХФЗ», чего нельзя сказать о десятках других предприятий.

При этом государство не пострадало, поскольку в целом объемы производства лекарственных препаратов постоянно увеличивались, — пострадали местные бюджеты тех городов, где производство медикаментов сокращалось за счет естественного перераспределения фармацевтического рынка в пользу эффективно работающих предприятий, возглавляемых грамотными руководителями. Это естественный для рыночной экономики процесс, когда создаются условия для реализации инициативы предпринимателя и ограничивается коррумпированная иждивенческая система государственного распределения.

— Давайте подведем итог. Стоит ли защищать украинского производителя, если «да», то от кого и от чего?

В.Ч.: Государство должно проводить такую протекционистскую политику в отношении отечественного производителя, которая обеспечивала бы максимальные преимущества для украинского потребителя. Иными словами, надо создать благоприятные условия для деятельности передовых предприятий, выпускающих высококачественную продукцию по доступным ценам, в частности избавить их от многочисленных проверок и экспертиз, которые выходят за рамки цивилизованного правового поля. Необходимо защищать рынок от низкокачественной продукции отечественного и зарубежного производства.

О путях достижения этой цели в своем докладе на V съезде фармацевтов Украины говорил президент Фармацевтической ассоциации Украины Юрий Спиженко. В свое время Госкоммедбиопром разработал соответствующую программу и был издан приказ о сроках перехода предприятий на условия работы в соответствии с требованиями GMP.

Однако эта программа так и осталась нереализованной — фармацевтическую общественность Украины «напугали» возможной остановкой предприятий-производителей, снижением темпов развития производства медикаментов и т.д. По моему мнению, истинная причина того, что программу «затормозили», в другом: после внедрения системы сертификации предприятий, подтверждения стандартов GMP количество контролирующих органов в структурах Министерства здравоохранения неизбежно сократилось бы. Иссякли бы и финансовые потоки, которые проходят через эти учреждения. Именно поэтому приведение украинской фармацевтической промышленности в соответствие с европейскими стандартами пугает многочисленные государственные структуры, несмотря на декларации и заверения в обратном. Между тем, переход фармацевтических предприятий на работу в соответствии со стандартами GMP не требует таких больших расходов, как кажется на первый взгляд, особенно при производстве безрецептурных лекарственных средств.

Денис Олейников
Фото Евгения Кривши

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті