Результаты РКИ: витамин D не улучшает выживаемость при раке пищеварительного тракта

Дополнительное употребление витамина D не улучшало выживаемость без рецидивов у пациентов со злокачественными опухолями пищеварительного тракта. Об этом свидетельствуют результаты рандомизированного клинического исследования (РКИ) с участием 417 пациентов, проведенного в Японии. Установлено, что 5-летняя безрецидивная выживаемость у получавших витамин D (2000 МЕ) по сравнению с получавшими плацебо составляла 77% против 69%, причем различие не было статистически значимым.

Предпосылкой к проведению исследования стали данные о том, что клетки злокачественной опухоли поглощают и активируют 25-гидроксивитамин D (25(OH)D), который затем связывается со своим рецептором, что приводит к подавлению экспрессии генов, стимулирующих опухолевый рост (Bikle D., 2009; van Harten-Gerritsen A.S. et al., 2009). При этом клинические данные были противоречивыми.

Так, в 1989 г. оценка риска развития рака толстой кишки показала, что у лиц с уровнем 25(ОН)D в сыворотке крови ≥20 нг/мл риск на 70% ниже по сравнению с теми, у кого уровень этого показателя составлял ≤20 нг/мл. В когортном исследовании более высокие уровни 25(OH)D были связаны с более низкой общей заболеваемостью и общей смертностью от злокачественных новообразований, особенно пищеварительного тракта (Giovannucci E. et al., 2006). Аналогичные результаты были получены при колоректальном раке (Ng K. et al., 2008; Mezawa H. et al., 2010).

Тем не менее 2 РКИ с использованием витамина D и кальция для предотвращения заболеваемости онкопатологией дали противоречивые результаты: одно из них свидетельствовало, что добавление в рацион кальция и витамина D (400 МЕ/сут) в течение 7 лет не влияло на частоту возникновения колоректального рака у женщин в постменопаузальный период (Wactawski-Wende J. et al., 2006); в то время как другое продемонстрировало, что заболеваемость раком была ниже у женщин в период постменопаузы, принимающих кальций плюс витамин D (1100 МЕ/сут), чем у тех, кто принимал плацебо (Lappe J.M. et al., 2007). Однако эти РКИ были сосредоточены на первичной профилактике, тогда как РКИ вторичной профилактики рецидивов или смерти, по всей вероятности, не проводились.

Описываемое японскими авторами рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование под названием AMATERASU было проведено, чтобы оценить, может ли добавление витамина D в рацион улучшить выживаемость пациентов с раком пищеварительного тракта от пищевода до прямой кишки после хирургической резекции. Анализ подгрупп также проводился на основании уровней 25(OH)D в сыворотке крови (20 или 40 нг/мл), а также наличия соответствующих SNP, поскольку однонуклеотидные полиморфизмы (SNP) рецептора витамина D были связаны с прогнозом пациентов с раком (Heist R.S. et al., 2008; Tamez S. et al., 2009). Включение началось в январе 2010 г., а последующее наблюдение было завершено в феврале 2018 г. Были набраны пациенты в возрасте от 30 до 90 лет с раком пищеварительного тракта от пищевода до прямой кишки, стадии I–III.

Известно, что сывороточный уровень 25(OH)D, предшественника активированного витамина D, повышается в ответ на воздействие солнечного света, диеты, богатой витамином D, или добавок витамина D. При первом амбулаторном посещении после операции (обычно таких пациентов выписывают через 5–14 дней после операции, а визит к врачу общей практики проводят через 1–2 нед) зарегистрированные пациенты были случайным образом распределены на принимавших витамин D3 (2000 МЕ/сут) или плацебо (оба исследуемых препарата были приобретены у Zenyaku Pharmaceutical Co Ltd, Токио, Япония).

Средний возраст рандомизированных пациентов составил 66 лет, медиана наблюдения — 3,5 года, максимальный период — 7,6 года. Рецидив или смерть зафиксированы у 50 пациентов (20%), рандомизированных по витамину D, и 43 пациентов (26%), рандомизированных по плацебо. Смерть наступила у 37 (15%) в группе витамина D и у 25 (15%) в группе плацебо. 5-летняя безрецидивная выживаемость составила 77% с витамином D против 69% с плацебо (отношение рисков [HR] для рецидива или смерти 0,76; 95% ДИ 0,50–1,14; р=0,18). Общая 5-летняя выживаемость в группах принимавших витамин D и плацебо составила 82% против 81% (частота летального исхода 0,95; 95% ДИ 0,57–1,57; р=0,83). В подгруппе пациентов с исходными уровнями 25(OH)D в сыворотке крови 20–40 нг/мл 5-летняя безрецидивная выживаемость составила 85% с витамином D против 71% с плацебо (частота рецидива или смерти 0,46; 95% ДИ 0,24–0,86; р=0,02; р=0,04 для взаимодействия). Переломы возникли у 3 пациентов (1,3%) в группе витамина D и у 5 (3,4%) в группе плацебо. Мочевые камни выявлены у 2 пациентов (0,9%) в группе витамина D и у 0 в группе плацебо.

В текущем исследовании витамин D был эффективен только в подгруппе пациентов со средним (20–40 нг/мл) уровнем 25(OH)D в сыворотке крови в начале исследования, хотя изначально было выдвинуто предположение, что витамин D будет эффективен в подгруппе с низким исходным уровнем 25(OH)D. Тем не менее этот вывод должен интерпретироваться с осторожностью, в частности, из-за вероятности ошибки типа I из-за множественных сравнений. Вполне возможно, что оптимальный диапазон уровней 25(OH)D в сыворотке крови в отношении выживаемости может сильно отличаться для разных видов рака. Кроме того, дозировка добавки 2000 МЕ/сут в исследовании, возможно, была недостаточной для повышения уровня витамина D в подгруппе с низким уровнем 25(OH)D, а относительно высокая дозировка витамина D, по-видимому, не связана с частыми побочными эффектами. Следовательно, в решении вопросов, которыми задались японские авторы, остается пространство для дальнейшей исследовательской работы.

По материалам jamanetwork.com; www.japanmedical.cn

Комментарии

Нет комментариев к этому материалу. Прокомментируйте первым

Добавить свой

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Другие статьи раздела


Последние новости и статьи