Настоящее и будущее фармацевтического рынка Украины: мнения экспертов

27 февраля 2008 г., после того как на III фармацевтической конференции «Стратегии развития бизнеса. Фармацевтический рынок Украины на рубеже 2007–2008 гг.» прозвучали все доклады и закончились дебаты, вечером, за несколько часов до отлета в Москву соорганизаторы конференции Олег Фельдман (О.Ф.), генеральный директор компании «КОМКОН-Фарма», и Вениамин Мунблит (В.М.), директор подразделения «Аналитика и консультирование» компании «КОМКОН-Фарма», посетили редакцию «Еженедельника АПТЕКА» и за чашкой чая вместе с директором компании «МОРИОН» Игорем Крячком (И.К.) поделились своими размышлениями об украинском (и не только) фармацевтическом рынке, его развитии и перспективах.

Игорь Крячок И.К.: Степень зрелости и структурированности рынка определяется теми препаратами, которые возглавляют топ-список фармацевтических продуктов. По-настоящему зрелым и структурированным наш рынок станет в том случае, когда из топ-позиций уйдут так называемые традиционные препараты, которые мы еще привыкли называть бабушкиными средствами, и их место займут лекарственные средства (ЛС), действие которых клинически доказано. Действительно ли это так? И если да, то когда это произойдет?

Вениамин Мунблит В.М.: Это скорее вопрос мнений, а не доказательств. Я считаю, что одним из ключевых факторов является соотношение между лидирующими на мировом рынке оригинальными препаратами и остальными ЛС. Если бы в топ-списках Украины и мира были препараты одной фармакологической группы, то это не вызывало бы столько вопросов и могло бы считаться положительным явлением для развивающегося рынка. Однако сейчас в топ-списке мирового фармацевтического рынка 1-е место занимает оригинальный инновационный препарат для лечения гиперхолестеринемии, а в Украине — давно известный гепатопротектор. И это уже совершенно другая, и далеко не положительная, ситуация.

Почему наблюдается такая существенная разница? Когда мы анализировали российский рынок, перед нами также стояла дилемма: учитывать просто розничный сегмент или же розничный вместе с препаратами, отпускаемыми в рамках социальной программы дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО). Для этого мы обратились к опыту западных рынков. Системы ДЛО у них, конечно же, нет. Однако их топ-списки препаратов составлены с учетом компенсационной системы стоимости ЛС.

Поэтому и свой российский рейтинг мы решили составлять с учетом этой системы, какой бы она ни была на первый взгляд перекошенной. Именно по этой причине в нем появились некоторые препараты, которые, к примеру, применяют в онкологии, а также другие, входящие в так называемый Перечень семи заболеваний*, на финансирование которого выделяются значительные средства из государственного бюджета. Понятно, что это явление отражает наши национальные особенности, однако составленные нами рейтинги не имеют ничего общего с мировыми. Складывается ощущение, что у нас лечат не вполне то и не вполне тем.

Почему я считаю, что не вполне то? Все дело в том, что по классификации ВОЗ существует 4 категории заболеваний (пищеварительного тракта, нервной системы, сердечно-сосудистые, онкологического профиля), которые относятся к основным неинфекционным, приводящим к 80% всех смертей в мире, и поэтому борьба именно с ними является основной задачей системы здравоохранения в развитых странах и, соответственно, фармацевтических компаний. Это с одной стороны. С другой же (по данным ВОЗ) — именно в группах этих лекарственных средств отмечали самые высокие темпы роста продаж, поэтому именно препараты этих групп составляли топ-список.

Если же говорить о наших странах (Украине и России), то до определенного момента из этих 4 категорий формально в топ-список входили ЛС для лечения заболеваний пищеварительного тракта, да и то не те, которые применяют, например, при язве желудка, а препараты для устранения каких-либо симптоматических явлений по принципу «если что-то там побаливает» других фармакологических групп, отпускающиеся без рецепта.

Таким образом получается, что в России и в Украине ведущими оказываются препараты из класса пищеварительных ферментов и гепатопротекторов (при всем моем к ним уважении), которые во всем мире уж никак не являются таковыми. Поэтому я предлагаю считать: да, действительно, зрелость фармацевтического рынка частично определяется структурой потребления ЛС, равно как и зрелостью системы здравоохранения. Также полагаю, что определенные позитивные сдвиги в направлении к формированию более зрелого фармацевтического рынка как в России, так и в Украине все же имеются!

На одной российской фармацевтической конференции по отношению к фармацевтическому рынку России я использовал аналогию с не очень трезвым человеком, идущим к станции метрополитена ? он движется по направлению к горящей букве «М» не по прямой, а зигзагообразно. Так вот, путь развития фармацевтического рынка напоминает именно такие телодвижения ? нас здорово шатает, но в принципе верное направление мы выдерживаем… Главное ? это не застрять где-то в луже по дороге.

Для подтверждения этих слов я приведу пример. На мировом фармацевтическом рынке онкологические препараты занимают около 6%; до начала реализации программы ДЛО в России доля группы этих ЛС на рынке составляла около 3–3,5%, а сегодня уже — 10%. Разумеется, это не свидетельствует о том, что онкологические заболевания в Российской Федерации лечат более активно и эффективно, чем на Западе. Просто на их терапию государством отводится определенное финансирование, на лечение же всех остальных заболеваний средств пока что, увы, нет. Однако за последние годы, в том числе и после внедрения программы ДЛО, отмечаем явную тенденцию к увеличению доли группы онкологических препаратов, ЛС для лечения заболеваний нервной системы и несколько в меньшей степени ? применяющихся в кардиологии.

Олег Фельдман О.Ф.: Следует отметить, что суммарно некоторые важные подкатегории этих групп препаратов увеличились довольно существенно.

В.М.: Что же касается вашего вопроса о том, как долго нам придется ждать, когда отечественный фармацевтический рынок станет зрелым… В этом случае все-таки более важно наличие тенденции: если бы ее не было, то нам и обсуждать сегодня ничего такого не пришлось бы. А так есть тенденция и можно поставить вопрос: доживем или нет?

И.К.: Раз уж Вы затронули тему о пути, которым мы, Украина и Россия, идем к намеченной цели, у меня возник другой вопрос ? он у нас один или у каждого свой?

В.М.: Я бы назвал пути, которые избрали наши страны, похожими. Пока что сложно сказать, является ли такое своеобразие потребления ЛС в Украине имманентным именно для нее, или же это просто какое-то временное состояние, своеобразие момента. Вот, например, в Украине большую роль играют гомеопатические препараты, что, возможно, отражает специфику национального потребления ЛС.

Если говорить о мировом опыте, то я, не являясь большим специалистом в вопросах мирового рынка, очень осторожен в оценках. Однако английские коллеги как-то говорили мне о том, что уровень потребления ЛС в форме суппозиториев среди европейских стран самый высокий — в Италии. Другой коллега поделился наблюдением о том, что в Германии больше, чем в других странах ЕС, распространено применение препаратов природного происхождения. Если задаться вопросом, почему так сложилось, вряд ли кто-то даст точный ответ. Вполне вероятно, что существуют какие-то определенные исторические или культурные условия.

Пусть в Италии чуть большую долю среди лекарственных форм занимают суппозитории, а в Германии ? препараты природного происхождения, но оригинальный аторвастатин все равно остается аторвастатином, где бы его не маркетировали ? в Германии, США или Италии.

Поэтому когда мы говорим о том, какие препараты составляют топ-список, то имеем в виду не то, какие именно наименования ЛС составляют эту самую десятку, а тенденции и общую их направленность. А то, что в одной стране в топ-списке 1-е место занимает препарат Y, а в другой в таком же списке эту же позицию занимает ЛС под названием Х ? это нюансы.

В каждой стране есть свои особенности компенсационной системы стоимости препаратов. Так, у поляков существует своя система, а у французов – своя. В Англии, например, обслуживание фармацевтом каждого рецепта имеет определенную стоимость, ведь он тратит на это свое рабочее время. Практически получается, что это плата за обслуживание рецепта, которая для англичан, по их меркам, составляет не очень большую, но достаточно значительную сумму ? несколько фунтов за один рецепт. У поляков же действует система соплатежей: хочешь просто эналаприл ? ничего не доплачиваешь сверх стоимости препарата, а если хочешь брэндированный и более дорогой эналаприл ? доплачиваешь некоторую сумму. Естественно, это накладывает определенный отпечаток на состав ведущих препаратов.

В Украине, в свою очередь, есть своя значительная особенность, связанная с законодательством в сфере защиты прав интеллектуальной собственности, что так же накладывает свой отпечаток.

О.Ф.: Я совершенно согласен с выводами. Но мне хотелось бы подойти к вопросу с несколько иной стороны. За рамками наших рассуждений остается то, что мы не просто признанные кем-то со стороны менеджеры, а имеем непосредственное отношение к становлению рынка как такового, который формировали из доставшейся нам после распада СССР бесформенной массы…

И.К.: Давайте назовем это отягощенным анамнезом…

О.Ф.: Важно то, что в настоящее время подходит к логическому завершению фаза развития бизнеса, основанного на личном энтузиазме и наших субъективных представлениях о том, каким образом должен развиваться фармацевтический рынок наших стран.

Мне кажется, необходимо учесть, что на формирование отечественного фармацевтического рынка влияют не только какие-то национальные особенности, но и внешние факторы, процессы глобализации ? и совершенно не важно, хотим мы того или нет.

В фармацевтической отрасли, более чем в других, существует возможность манипулирования такими понятиями, как качество ЛС, представление о стандартах лекарственной помощи, которые должны быть одинаковыми или схожими в разных странах. На постсоветском пространстве эти рассуждения (как рассуждения, а не действия) чрезвычайно популярны.

И вот здесь возникает один простой момент. На наших рынках ? как российском, так и украинском ? есть масса особенностей, на описании которых мы с вами (как исследователи и аналитики) зациклены. Но ведь это просто более или менее верная констатация сложившейся ситуации. С точки же зрения глобальной перспективы ? которая, собственно говоря, лишь одна ? украинский фармацевтический рынок эволюционирует так же, как и любой другой.

В конечном итоге, что для нас наиболее важно? Определить, с какой скоростью происходит эта эволюция и в каком направлении. Здесь много интересного для анализа. В частности, при исследовании сегментов, в которых появляются самые современные инновационные препараты, выявили, что многие из них не так значительно с точки зрения терапевтической эффективности отличаются от своих предшественников. Происходит определенное «отставание» в принципиальной новизне, но это новое гарантированно стоит дороже, чем то, что существовало раньше.

Происходит это потому, что фармацевтическая отрасль очень прибыльна и в ней вращается крупный капитал, который затем реинвестируется с целью продуцировать что-то новое, что зачастую и происходит, но опережающими темпами растут и затраты на этот поиск. Поэтому всех и интересует кошелек плательщика в широком смысле этого слова, за счет которого в любом случае оплачиваются инновации. Поэтому на него же нацеливается часть идеологии ? фармацевтической, медицинской, маркетинговой.

Естественно, эта идеология реализуется и здесь, в Украине, однако находит, может быть, не совсем тот отклик, на который рассчитывают. Собственно, напрашивается вывод, — нет ничего страшного в том, что сегодня Украина и Россия отличаются в этом от западных стран. Равно как и нет ничего неожиданного, что мы эволюционируем в сторону нормальных глобальных процессов.

Но изменяются глобальные подходы и в маркетинге. В качестве примера можно привести подходы в лечении и профилактике сердечно-сосудистых заболеваний. Известно, что они связаны в том числе и с уровнем того же холестерина в крови.

На развитых рынках давно применяют глобальный подход: там не начнут лечить непосредственно диагностированные заболевания, например, гипертонию, когда она уже есть у пациента, а займутся профилактикой ее возникновения, когда у человека существуют определенные факторы риска: достигнут определенный возраст, имеется гиперхолестеринемия и так далее. Схема предполагает, в частности, профилактический прием гиполипидемических препаратов.

Маркетинг в этом случае базируется на системных исследованиях, доказывающих, что тем самым обеспечивается гарантированное снижение риска смерти при возможном инфаркте миокарда, а следовательно, увеличение продолжительности жизни. Оставим за кадром, правда, и то, что на это есть и средства, и правильно сформированные ценностные ориентиры населения.

В условиях же, например, Украины подобные идеи являются отражением активности лишь конкретных игроков, заинтересованных в результате. Сама система здравоохранения ориентирована в другую сторону, по крайне мере пока.

Безусловно и то, что Украина год за годом также втягивается в подобные процессы. Происходит это по очень простой причине – формально все мы находимся в зоне одних географических менеджерских сегментов, а глобализация в менеджменте требует однородности операций.

Таким образом, некоторые новейшие препараты маркетируются в Украине не от того, что в них испытывают потребность врачи-кардиологи или пациенты, а потому, что это самый обычный подход в деятельности фармацевтических компаний. Часто такая работа приносит большую пользу несмотря на то, что фармацевтическим компаниям достаточно тяжело выводить на наши рынки инновационные ЛС. Скорее, это стратегический взгляд вперед на долгие годы.

Именно поэтому я считаю, что не стоит сильно сосредотачиваться на том, какую долю, в отличие от других рынков, составляют на нашем рынке, скажем, ОТС-препараты. Это важно, но не столь интересно. Намного важнее, например, понять, почему мультинациональные фармацевтические компании, имеющие смешанные портфели, или аффилированные ОТС-компании не достигают успеха в продвижении своих инновационных продуктов, тогда как в сегменте ОТС достигается гораздо лучший результат?

В.М.: На мой взгляд, все-таки основной причиной является другое. Когда новое ЛС выводят на рынок и устанавливают его ценовые показатели, никто не задумывается, каким образом это скажется на российских или украинских пациентах, поскольку фармацевтические компании в первую очередь беспокоит то, как ценовую политику этого препарата воспримут системы здравоохранения таких развитых стран, как Германия, Франция, Великобритания и США. В свою очередь, системы здравоохранения этих стран предусматривают, что инновационное ЛС не может стоить дешево, иначе у фармацевтической компании просто не будет средств на то, чтобы разрабатывать и развивать следующий патентованный продукт. В Украине и России при этом ценовой удар придется не по национальной системе здравоохранения, а по тонкому кошельку пациента, который не выдерживает такого удара.

О.Ф.: О цене на ЛС я бы сказал еще вот что. Почему-то мы не хотим понять суть ? они должны стоить ровно столько, сколько они стоят, при этом однозначно недешево! Но конечный потребитель не всегда полностью платит за них, а иногода не платит совсем. Увы, нам пока сложно это понять, потому что мы находимся еще в иной системе мышления…

И.К.: Доводя до конца логику ваших размышлений, можно ли констатировать: когда в маркетинговых целях производителям станет интересно создать государственную компенсационную систему, тогда они подтолкнут к этому государство?

В.М.: Думаю, что работа в этом направлении ведется, хотя и не стал бы утверждать, что делается это в маркетинговых целях. Точнее было бы назвать это «в целях обеспечения нормальной системы потребления ЛС в стране».

О.Ф.: Мне кажется, что если фармацевтическое сообщество здесь, в Украине, выступит с идеей введения компенсационной системы затрат на ЛС раньше, чем государство это спланирует самостоятельно в рамках недостатка средств, не даст исключить себя из этого процесса — шансов на построение зрелого рынка станет куда больше. n

Валерий Юдин,
фото Александра Устинова

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті