Солярий: так ли он опасен, как об этом молчат?

Рабочий день каждого офисного сотрудника начинается с чашки крепкого кофе и разбора электронной почты, большую часть из которой составляет спам. В нем — куча нелепых рекламных сообщений, в которых за умеренную плату предлагают установить кондиционер, выгодно разместить финансы, взять уроки вокала, приобрести вертолет, бесплатно поучаствовать в мастер-классе или получить скидку на посещение солярия. «Красивый бронзовый цвет кожи давно стал одним из привычных атрибутов современных красавиц. Но, кроме того, что это модно и стильно, это еще и полезно», — гласило одно из них, полученное нами.

Солярий: так ли он опасен, как об этом молчат?Собственно, последнее предложение вполне может заинтересовать сегодня многих: несмот­ря на то что на дворе весна, возможность купаться и загорать у нас появится еще не так скоро. Но уже сейчас, заглядывая в зеркало, хочется видеть там радостное смуглое лицо, а не бледно-желтое отражение. Именно поэтому сейчас многие из наших знакомых планируют начать посещать солярий, справедливо задумываясь над тем, действительно ли так полезно посещать его да и вообще принимать солнечные ванны? И — главное — безопасно ли?

История загара:

из опалы к популярности

Популярность загара на протяжении истории зависела не столько от его пользы, сколько от моды. В Западной Европе вплоть до 1920-х годов загар был индикатором принадлежности к низшему сословию — крестьянам и рабочим, которые в силу обстоятельств были вынуждены много времени проводить на открытом воздухе (Singer M., Baer H., 2008). Представители же высших сословий всячески защищались от солнечного света. Этому служила одежда с длинными рукавами и подолами, практичес­ки не оставлявшая открытым ни одного участка тела, куда бы могли попадать солнечные лучи. Лицо пряталось за вуалью, но еще более тщательно от солнца прятали руки — загорелые руки считались чем-то еще более плебейским, чем загорелое лицо. С опаленными солнцем руками, как у работницы, светская дама не могла показаться ни в обществе, ни даже среди друзей, поэтому летом на них одевали легкие шелковые перчатки (Шарль-Ру Э., 2007). Дополнительно дамы прятались под солнцезащитными зонтиками. Использование последних простому люду было не позволено по статусу, отмечают в своей книге «Killer Commodities: Public Health and the Corporate Production of Harm» (2008) медицинские антропологи Меррилл Сингер и Хэнс Баэр.

Жертвам солнечных лучей и смуглой кожи в то время аптекари предлагали специальные средства для отбеливания кожи: пудру, придающую коже почти белый цвет, а также венецианские белила на основе свинца, белую ртутную мазь для отбеливания кожи, а также препараты на основе мышьяка, что нередко приводило к отравлению этими металлами. Таким образом, предпочтение светлой коже отдавалось вплоть до окончания викторианской эпохи.

С началом ХХ в. растет признание пользы солнечных лучей, а с ним — и популярность загара. В 1903 г. датский физиолог Нильс Рюберг Финсен (Niels Ryberg Finsen) изучал возможность использования светотерапии для лечения рахита и туберкулеза кожи, за что получил Нобелевскую премию. Несколькими годами позже, как пишет в марте 1910 г. «The Times», была осуществлена научная экспедиция на испанский остров Тенерифе из архипелага Канарских островов для исследования пользы для здоровья «солнечных ванн». Уже в 1913 г. эта процедура приобрела популярность среди высшего сословия. Так, 4 сентября 1913 г. все та же «The Times», рассказывая о визите Эдуарда VII (Edward VII), принца Уэльского, в немецкий городок Зигмаринген, писала: «Замок имеет множество восхитительных террас, которые вполне подходят для принятия солнечных ванн» (The Times, 4 September 1913, р. 6).

Ревущие 1920-е стали временем модернизации, социальных и культурных перемен, а также разрыва с традиционными ценностями викторианской эпохи; временем, когда менялись мода и стиль одежды, наступил расцвет джаза и арт-деко, радиовещание стало повсеместным, а кинематограф обрел звук и из редкого развлечения превратился в массовый вид досуга. Это же время стало началом глобальной моды на загар. Немалую роль в этом сыграла Габриэль Шанель (Gabrielle Chanel), которая после посещения французской Ривьеры вернулась со случайным загаром, который, однако, быстро стал последним писком моды (news.bbc.co.uk; Шарль-Ру Э., 2007). Шанель оказалась права: «Люди увлекаются не модой, а лишь теми немногими, кто ее создает».

Таким образом, зимний загар стал символом праздности, фешенебельности и достатка. Прошло еще 20 лет, и в 1940-е годы на страницах женских журналов начала появляться реклама солнечных ванн, что привело к изменению купальных костюмов — в 1946 г. Луи Реар (Louis Réard) придумал открытый женский купальный костюм — бикини.

Бикини впервые были продемонстрированы на публике 5 июля 1946 г. танцовщицей из «Casino de Paris» Мишелин Бернардини (Micheline Bernardini). Этот купальный костюм был назван в честь кораллового острова Бикини, на котором 4 днями ранее США провели ядерные испытания. Рекламный слоган, сопровождавший выпуск новой модели, использовал параллели между названием предыдущей модели и ядерным распадом: «Бикини — разделенный атом!». Правда, бикини потребовалось более 10 лет, прежде чем они перестали шокировать публику и вошли в моду. Значительный вклад в популяризацию бикини в 1950-е годы внесла Брижит Бардо (Brigitte Anne-Marie Bardot).

Так есть ли польза?

Ультрафиолетовые лучи, поступающие с солнечным светом, стимулируют кровообращение, повышают уровень неспецифического иммунитета, увеличивают секрецию ряда гормонов, а также позволяют нам избавиться весной от сезонной депрессии и способствуют улучшению настроения (Lam R.W. et al., 1991). Вполне возможно, что два последних феномена частично объясняются тем, что, по мнению многих, загар ассоциируется со здоровьем и привлекательным внешним видом. Например, опрос, проведенный в 2007 г. среди молодежи, показал, что 81% из них считают, что загар улучшает внешний вид, тогда как в похожем исследовании, поведенном в 1968 г., подобное мнение высказывалось только 58% опрошенных (Robinson J.K. et al., 2008).

В других исследованиях было продемонстрировано, что состояние пациентов с сезонным аффективным расстройством улучшалось под воздействием солнечного света и частого загорания на солнце (Wirz-Justice A. et al., 1996; Hillhouse J. et al., 2006). И хотя в ранних исследованиях высказывались предположения, что улучшение настроения связано с повышением уровня эндорфинов, в последующих исследованиях не выявили такой взаимосвязи (Levins P.C. et al., 1983; Wintzen M. et al., 2001; Gambichler T. et al., 2002).

Ультрафиолет способствует не только загару, но и синтезу витамина D, который позволяет лучше усваиваться поступающим с пищей кальцию и фосфору, что играет важную роль в развитии костной ткани, ее росте и поддержании плотности, а также нормальном функционировании нервной системы, иммунитета, пролиферации клеток, секреции инсулина и регулирования уровня артериального давления (Inomata S. et al., 1986; Orwoll E. et al., 1994; Sheng H.-W., 2000; Li Y.C. et al., 2002; Sigmund C.D., 2002; Borissova A.M. et al., 2003; Griffin M.D. et al., 2003; Hayes C.E. et al., 2003; Heaney R.P., 2003; Yan Chun Li, 2003; Zeitz U. et al., 2003; Zittermann A., 2003; Holick M.F., 2004; Lin R., White J.H., 2004).

Все это действительно так. Однако мало кто знает, что для всего этого нам вполне достаточно быть на солнце 5–15 мин 2–3 раза в неделю в течение летних месяцев, подставив солнцу всего лишь открытые части тела — лицо и руки. Этого непродолжительного времени хватает для того, чтобы поддерживать нужный уровень витамина D, а, следовательно, большинству из нас, только если мы не живем за северным полярным кругом или не прикованы к постели, дефицит витамина D не грозит.

Что же касается медицинского использования ультрафиолета, то он действительно позволяет успешно лечить некоторые заболевания. Одним из таких является рахит. Открытие противорахитического действия ультрафиолета принадлежит немецкому педиатру Курту Гульдчинскому (Kurt Huldschinsky), который в 1919 г., облучая больных рахитом детей кварцевой лампой, добивался лечебного эффекта. Правда, сегодня дети с пищей получают достаточно витамина D, благодаря чему рахит стал редким заболеванием.

Среди других заболеваний, с которыми ультрафиолет позволяет эффективно бороться, являются такие дерматологические нозологии, как псориаз и витилиго (Dawe R.S. et al., 2003; Kirke S. et al., 2007). С этой целью была разработана ПУВА-терапия — одна из самых популярных и успешных. Ее суть заключается в приеме пациентом фотосенсибилизирующих средств, повышающих чувствительность его организма к ультрафиолету, с последующим облучением УФ-А лучами.

Однако не стоит переоценивать ультрафиолет: как и любое терапевтическое вмешательство, ультрафио­летовое облучение имеет и свои отрицательные побочные эффекты, например рак кожи. Именно поэтому, как и любая терапия, лечение ультрафиолетом должно проходить под медицинским наблюдением и гарантировать, что выгода от его использования превысит риски.

Горе от красоты

Вот уже почти столетие загар не теряет своей популярности. Например, солнечные ванны за последние 12 мес перед опросом принимали 37–49% жительниц Европы и США, а солярий посещали 8–20% взрослых и 7–35% американских подростков, из которых 48% составляли 18–19-летние девушки (Melia J., Bulman A., 1995; Robinson J.K. et al., 1997; Geller A.C. et al., 2002; Demko C.A. et al., 2003). При этом любопытно, что привычка посещать солярий характерна для тех подростков, чьи родители или опекуны сами являются поклонниками искусственного загара (Cokkinides V.E.et al., 2002; Hoerster K.D. et al., 2007).

Исследователи также выяснили, что нередко популярность загара зависит от типа кожи. Так, среди светлокожих (тип I «кельтский» и II «светлокожий европеец») загар популярен у 70%, тогда как среди обладателей типов кожи III «темнокожий европеец» и IV «средиземноморский» — у 19% (Robinson J.K. et al., 1997).

Скажем даже больше: за последние годы в отношении загара наметилась определенная психологическая зависимость. Cогласно опросам примерно половина взрослого населения Великобритании отмечают, что, будучи загоревшими, они чувствуют себя лучше. Быть может, именно поэтому около 20% опрошенных британцев посещают солярий до 100 раз в году, а 5% пользовались солярием на протяжении последних 15–20 лет! (Sivamani R.K. et al., 2009).

У некоторых стремление иметь загар перерастает в поведенческое расстройство, в связи с чем в зарубежной прессе появился новый термин — «танорексия» (англ. tanorexia), то есть одержимость регулярно поддерживать глубокий загар и в связи с этим постоянное посещение солярия или загорание на солнце. «Если со времени моего последнего посещения солярия прошло три дня, мне начинает казаться, что я выгляжу бледной. И даже если окружающие говорят мне, что это не так, я все равно не ощущаю себя загоревшей», — отметила в интервью «ВВС» она из британок, признавшая у себя зависимость от загорания (news.bbc.co.uk). В статье «Tanning as a behavioral addiction» («Загар как поведенческое расстройство») исследователи доказывают, что люди, склонные к частому загоранию, демонстрируют признаки и симптомы подобные тем, что и употребляющие психоактивные вещества (Kourosh A.S. et al. 2010). При этом танорексики, так же, как и курильщики, зачастую полностью осведомлены о рисках ультрафио­лета для здоровья, отмечают исследователи.

Однако загорание на солнце и в солярии имеет для нас и более опасные последствия, чем психологическая зависимость. При этом самое малое зло, которое причиняет загорание (как на солнце, так и в солярии), — это фотостарение. Частое пребывание на солнце ускоряет этот процесс, что связывают уже не только с непосредственным воздействием ультрафиолетовых лучей и образующимися при этом свободными радикалами, но и инфракрасным излучением (Pierard G.E., 1998; Wenk J. et al., 2001). Последнее, вероятно, способствует фотостарению посредством разрушения коллагена (Schroeder P. et al., 2008; Schroeder P. et al., 2008).

Наибольшей же проблемой для многих становятся злокачественные новообразования кожи, такие как базально-клеточный рак, плоскоклеточный рак и злокачественная меланома, являющаяся наиболее серьезным из перечисленных видов рака. Во всем мире в 2008 г. было диагностировано около 200 тыс. новых случаев меланомы, из них — 48 тыс. случаев смерти (WHO: Solar Ultraviolet Radiation. Global burden of disease from solar ultraviolet radiation, 2006; Ferlay J. et al., 2010; www.cancerresearchuk.org). По прогнозам Национального института рака (National Cancer Institute — NCI), лишь в США в 2012 г. этот диагноз может быть установлен 76 250 пациентам, а 9180 из них могут умереть (www.cancer.gov). При этом за последние 30 лет заболеваемость злокачественной меланомой повышается более быстрыми темпами, чем любой из 10 других видов рака. Так, в Великобритании число случаев заболеваемости меланомой среди мужчин увеличилось более чем в 5 раз от приблизительно 2,9 в 1979 г. до 16 в 2008 г., в то время как среди женщин — более чем в 3 раза (с 4,8 до 16,5 за тот же период соответственно) (www.cancerresearchuk.org).

Среди главных причин меланомы — повреждение ДНК клеток, происходящее в основном за счет воздействия на них ультрафиолетовой радиации, будь то периодическое пребывание на солнце или перенесенные солнечные ожоги (Swerdlow A.J. et al., 1988; Elwood J.M., 1996; Gandini S. et al., 2005; Ting W. et al., 2007).

Была также установлена прямая взаимосвязь между использованием оборудования для загара и меланомой, в том числе удвоение риска развития меланомы у лиц, которые начали посещать солярий в возрасте до 35 лет (International Agency for Research on Cancer Working Group on artificial ultraviolet (UV) light and skin cancer, 2007). Это позволило Международному агентству по изучению рака (International Agency for Research on Cancer — IARC) в июле 2009 г. на основе проанализированных данных 20 эпидемиологических исследований отнести солярии из категории «вероятно канцерогенные» к категории «канцерогенные для человека» (WHO International Agency for Research on Cancer Monograph Working Group: A Review of Human Carcinogens — Part D: Radiation, 2009). Кроме того, исследователи отмечают, что посетители солярия больше времени проводят также на улице под прямыми солнечными лучами, в связи с чем увеличивается их ультрафиолетовое облучение, а, следовательно, и риски солнечных ожогов и рака кожи (Heckman C.J. et al., 2008).

Особую группу риска составляют молодые люди: исследование организации Cancer Research UK продемонстрировало, что четверть миллиона детей в Великобритании в возрасте 11–17 лет регулярно используют оборудование для загара (Thomson C.S. et al., 2010). При этом авторы исследования отмечают, что на фоне регулярно проводящейся среди подростков и молодежи профилактики рискованного сексуального поведения, употребления алкоголя и наркотиков, практически не осуществляется профилактическая работа по предупреждению их об опасном влиянии ультрафиолета. Это побудило ВОЗ в 2005 г. рекомендовать не допускать лица до 18 лет в солярий (www.who.int). Рекомендациям ВОЗ последовали, например, в штате Калифорния, США, где лицам до 18 лет запрещается посещать солярий. В Германии подобный закон вступил в силу с 1 сентября 2009 г. и его несоблюдение грозит владельцу солярия штрафом в размере до 50 тыс. евро, сообщает издание «Deutsche Welle» (www.dw.de). В Великобритании в апреле 2010 г. был принят законодательный акт Sunbeds (Regulations) Act 2010, ограничивающий использование оборудования для загара подростками в возрасте до 18 лет в Англии и Уэльсе (www.legislation.gov.uk). В Бельгии, Франции и Швеции нормативно ограничивается максимальная доля УФ-В излучения (самого опасного компонента ультрафиолетового излучения) в общем ультрафиолетовом излучении до 1,5% (что соответствует уровню канцерогенного УФ-излучения солнца).

В соответствии с правовыми нормами, действующими во Франции, все приборы, излучающие ультрафиолетовую радиацию, должны быть задекларированы в органах здравоохранения; лица в возрасте до 18 лет не могут допускаться к их использованию; специально обученный персонал должен инспектировать все коммерческие салоны для загара; а какие-либо заявления о пользе таких приборов для здоровья запрещены.

В США Управлением по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами (Food and Drug Administration — FDA) последние 2 года активно проходят дебаты о размещении в соляриях информации и рисках и вреде наподобие той, что размещается на пачках с сигаретами. Уже сегодня в США подростки до 18 лет не могут посещать солярий в немедицинских целях без письменного разрешения родителей или опекунов, а также регламентируется рекламирование услуг соляриев (не допускается использование таких формулировок, как «безопасное», «безопасный загар», «отсутствие вредных лучей», «отсутствие неблагоприятных эффектов» или аналогичные им (www.fda.gov; www.aad.org)).

Однако есть и альтернативное мнение о взаимосвязи рака кожи и загара. По мнению некоторых, этот риск на самом деле ниже. Так, ряд авторов, среди которых — руководитель Ассоциации медицинских журналистов (Association of Health Care Journalists) Хиран Ратнаяке (Hiran Ratnayake) и редактор Reuters Health Иван Орански (Ivan Oransky), в 2011 г. высказали мнение о том, что пересмотренные результаты ранних исследований позволяют утверждать, что фактический риск возникновения рака кожи от использования солярия составляет всего 0,2% (www.sunbedassociation.org.uk; www.healthjournalism.org). Правда, мнение так и осталось мнением — такие организации, как ВОЗ и FDA, до сих пор придерживаются ранее принятых рекомендаций.

Основным источником энергии на нашей планете является энергия Солнца. Она достигает земли в виде трех составляющих, одной из которых являе­тся ультрафиолетовое излучение (УФ, или UV — от англ. ultraviolet). УФ-спектр принято условно делить на три диапазона: самые короткие лучи (УФ-С)­, средневолновые (УФ-В) и длинноволновые (УФ-А). Практически все короткие (УФ-C) и около 90% средневолновых (УФ-B) лучей поглощаются озоновым слоем атмосферы, а также содержащимися в ней водным паром, кислородом и углекислым газом. УФ-А диапазон достаточно слабо поглощается атмосферой, поэтому радиация, достигающая поверхности Земли, содержит именно их, а также небольшую долю УФ-B. Самый мягкий ультрцафиолет УФ-A стимулирует освобождение меланина, запасенного в меланоцитах — клеточных органеллах, где он вырабатывается. Более жесткий ультрафиолет УФ-B запускает производство нового меланина, а также стимулирует выработку в коже витамина D.

Фильтруем ультрафиолет

Но как бы там ни было, нам вовсе не обязательно рисковать или, наоборот, отказываться от возможности насладиться солнечными ваннами.

Для того чтобы сделать свою кожу смуглой, а сам процесс этого как можно безопаснее, существует два пути — использование солнцезащитных средств или автобронзатов.

В том, что касается солнцезащитных средств, отмечают эксперты, очень важно помнить: система оценки SPF указывает на степень защиты от УФ-В лучей, однако вовсе не свидетельствует о степени защиты от УФ-А излучения. Поэтому потребителям важно обращать внимание на то, чтобы маркировка на солнцезащитных средствах содержала указания об эффективности средства в отношении обоих типов излучения. В некоторых европейских странах согласно пересмотренным рекомендациям сегодня солнцезащитное средство должно предоставить потребителю минимальный уровень защиты от УФ-А-излучения, который должен составлять не менее 1/3 солнцезащитного фактора.Солярий: так ли он опасен, как об этом молчат?

При соблюдении данных рекомендаций в ЕС разрешается наносить на упаковку специальную маркировку о том, что солнцезащитное средство оказывает УФ-А-протекторное действие (www.colipa.eu). В США новые требования к маркировке солнцезащитных средств были приняты летом 2011 г. и вступят в силу летом этого года: те из них, которые содержат УФ-А и УФ-В-фильтры теперь будут маркироваться надписью «широкий спектр защиты» — «broad spectrum» (рисунок). Это будет иформировать конечных потребителей о том, что спектр SPF их солнцезащитных средств не только составляет 15 и выше и помогает защититься от загара, но и позволяет снизить риск меланомы и фотостарения (www.fda.gov).

Однако сегодня желающим иметь привлекательный цвет кожи далеко не обязательно отправляться в далекие края для того, чтобы принимать солнечные ванны или подвергать себя риску, посещая солярий. Для этого достаточно использовать такой альтернативный способ, как автозагар. Подобные средства содержат дигидро­ксиацетон (dihydroxyacetone — DHA), который вступает в реакцию с аминогруппами рогового слоя кожи и окрашивает кожу в коричневый цвет. При этом DHA защищает кожу от воздействия УФ-А и УФ-В-лучей, хотя этот эффект и является временным и неполным, поэтому не исключает необходимости использования таких защитных мер, как солнцезащитные средства (Faurschou A., Wulf H.C., 2004; Howe W. et al., 2008). При этом исследователи отмечают, что лица, использующие средства для автозагара, как правило, лучше заботятся о защите от вредного воздействия ультрафиолета (Stryker J.E. et al., 2007).

Справедливости ради, однако, следует отметить, что автозагары на основе DHA имеют и ряд недостатков. К ним относят временный эффект, в результате чего цвет кожи может выглядеть неестественно, а также высокий риск солнечных ожогов в первые 24 ч после нанесения (Jung K., et al., 2008). Однако наука не стоит на месте: сегодня разрабатываются новые классы средств, которые смогли бы позволить повысить синтез меланина в коже и, следовательно, решить проблему небезопасного загара. Некоторые из них сегодня находятся на стадии исследований — средства, запускающие каскад р53, β2-адренергические рецепторы и цАМФ-зависимые пути, активирующие рецептор меланокортин 1 (стимулирующий размножение меланоцитов кожи и усиление выработки меланоцитами черного пигмента — меланина. Благодаря этому эффекту он усиливает пигментацию кожи и повышает ее устойчивость к ультрафиолету). Не говоря уже о возможности местного применения Т-олигонуклеотидов, которые повышают синтез фермента тирозиназы, под действием которого из тирозина в премеланосомах синтезируется меланин (Barsh G., Attardi L.D., 2004; Gillbro J.M. et al., 2004; Arad S. et al, 2006; Wickelgren I., 2007). Все это, в конце концов, может иметь ключевое значение в получении успешных средств, которые позволят сделать процесс приобретения загара более физиологичным, но избавят от недостатков ультрафиолетового облучения, придадут коже более естественный цвет и потому сделают использование автобронзатов популярнее.

Правда, вряд ли все это сделает менее популярными солнечные ванны и солярий, а значит, и средства для загара еще долгие годы не утратят своей актуальности. А это значит, что если мы хотим иметь здоровый загар, то весна — самое время, чтобы разобраться в них и начать использовать, даже если раньше мы их позволяли себе игнорировать. Как говорила виновница моды на загар Габриэль Шанель: «Если вы хотите иметь то, чего никогда не имели, вам придется делать то, что никогда не делали».

Валерий Юдин, по материалам www.nice.org.uk; www.fda.gov;

www.bad.org.uk; info.cancerresearchuk.org;

www.who.int; www.dw.de; www.ncbi.nlm.nih.gov; www.colipa.eu; www.aad.org; www.cancer.gov; www.thetimes.co.uk

Солярий: мифы и факты

Как образуется загар в солярии?

В солярии главным образом используют УФ-А-излучение, которое активирует пигмент меланин, уже находящийся в клетках кожи. Этот загар начинает исчезать в течение непродолжительного времени после окончания облучения, но может сохраниться дольше после интенсивных и повторяющихся облучений. Относительно небольшое количество УФ-B, излучаемых в солярии, вызывает так называе­мую отсроченную реакцию загара, где новый меланин производится и распределяется между клетками верхнего слоя кожи.

Все большее число людей рассчитывают обрести после солярия более загорелый вид, чем тот, который свойственен их типу кожи. Этот неестественный загар ассоциирован также с повреждением ДНК в меланоцитах, клетках, которые производят в клетках кожи темный пигмент меланин. У людей с темным цветом кожи достаточно относительно небольшого повреждения ДНК, чтобы вызвать эффект сильного загара. В противоположность им у лиц со светлой кожей загар связан со множественным повреждением ДНК. Это главным образом светлокожие люди, стремящиеся к более темному внешнему виду.

Солярии не столь хорошо обеспечивают загар, как ожидали бы использующие их люди. В недавно опубликованном британском обзоре сообщалось, что только 2/3 опрошенных постоянных посетителей солярия достигли умеренного загара, в то время как 1/3 получили слабый загар; некоторые также сообщили о неоднородном загаре.

Обеспечивает ли загар в солярии защиту от последующего солнечного ожога?

Чуть меньше половины посетителей соляриев считают, что получив загар заранее, они могут предотвратить последующий солнечный ожог в отпуске. Если же взглянуть на вещи шире, темный загар на белой коже является солнцезащитным фактором SPF от 2 до 4. Но что более важно, загар не обеспечивает защиты против отдаленного UV-повреждения, такого как рак кожи.

Солярии главным образом излучают лучи УФ-А, которые производят эффект загара путем увеличения количества пигмента меланина в верхних слоях кожи. Несмотря на то что это считается как бы защитой против дальнейшего UV-излучения, такой загар обеспечивает лишь небольшую дополнительную защиту. УФ-B, с другой стороны, стимулирует клетки кожи для образования более толстого эпидермиса, который является чуть большей защитой против дальнейшего УФ-излучения.

Является ли солярий безопаснее загара на солнце?

Средний уровень УФ-А-излучения соляриев с легкостью достигает уровня такового полуденного солнца в Великобритании, а некоторые солярии превышают этот максимум в 20 раз.

Уровень УФ-В соляриев может быть таким же низким, как 1/20 максимального уровня УФ-В в течение британского лета. Однако он может также превышать их втрое.

Взяв среднюю величину излучения УФ-А/УФ-В протестированных соляриев, можно сказать, что канцерогенный эффект пребывания в них в течение 10 мин сопоставим с воздействием в течение 10 мин средиземноморского летнего солнца. Регулярное пользование солярием в значительной степени суммируется с ежегодным ультрафиолетовым облучением человека. Облучению в солярии подвергается все тело и область незащищенной кожи при таком загаре по крайней мере в 2 раза больше, чем у среднестатистического любителя позагорать обычным образом.

Кроме того, попытка получить в солярии несвойственный нашему типу кожи загар вызывает повреждение ДНК в меланоцитах (клетках, продуцирующих пигмент темного цвета в клетках кожи). Даже небольшой эффект загара у светлокожих людей подразумевает большое количество повреждений ДНК. Поэтому при наличии светлой кожи и регулярном посещении солярия значительно повышается риск рака кожи. Международная комиссия по защите от неионизирующей радиации (The International Commission on Non-Ionizing Radiation Protection — ICNIRP) указывает, что «использование соляриев в косметических целях не рекомендуется». Регулярное использование не должно превышать 2 раза в неделю с максимально допустимым значением 30 посещений в год. Австралийские организации по контролю за раком пошли даже дальше, призывая косметические кабинеты и рекламодателей соляриев отображать предупреждения о возможном вреде для здоровья, аналогичные требуемым на пачках сигарет.

Солярий: так ли он опасен, как об этом молчат?

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Інші статті розділу


Останні новини та статті