Ятрогенная пандемия страха

Девять десятилетий прошло с тех пор, как по всему миру прокатилась страшная эпидемия гриппа — «испанка». Результаты недавних исследований свидетельствуют, что она была вызвана ничем иным, как вирусом птичьего гриппа (H5N1). Жертвами опустошительного бедствия стали 40–50 млн человек (WHO, 2005). Новая пандемия, как сообщил в сентябре 2005 г. Др Набарро, эксперт ВОЗ, координирующий работу по ее предупреждению, может забрать жизни 150 млн человек (CNN, 2005). Являются ли вакцинирование и прием противовирусных препаратов адекватной защитой от угрозы, которая сегодня вызывает столько беспокойства, и каково мнение ученых по поводу ее реальности?

НАСКОЛЬКО ВЫСОК РИСК ПАНДЕМИИ?

Будучи прежде всего патогенным для птиц, H5N1 вызвал заболевание десятков миллионов пернатых и менее 200 человек, большинство из которых заразились не от людей. Однако, если вирус приобретет свойство передаваться от человека к человеку, угроза пандемии будет вполне реальной. Летальность в результате инфекции H5N1 сегодня высока: умирают более половины пациентов с этим диагнозом. Настораживает и то, что болеют преимущественно люди в возрасте 20–40 лет, то есть наиболее активная, трудоспособная часть населения. К тому же вирус птичьего гриппа принадлежит к типу А, и только такие вирусы до сих пор были причинами глобального распространения инфекции. С учетом периодичности появления предыдущих пандемий — 1918, 1957 и 1968 г. — некоторые ученые уверены в неотвратимости развития очередной в ближайшем будущем. Ее может вызвать любой из вирусов типа А, но в настоящее время наиболее вероятным кандидатом является H5N1 (Grady D., Kolata G., 2006).

В последнее время в изучении вируса гриппа отмечены серьезные изменения. Так, в октябре 2005 г. после 10 лет напряженной работы команда исследователей под руководством Джеффри Таубенбергера, работавшая в сверхсекретной лаборатории Центра по контролю и предупреждению заболеваний США (Centre for Disease Control and Prevention — CDC) в Атланте, получила копию вируса, распространившегося после первой мировой войны среди людей всей Земли, исключая Австралию и некоторые острова. Результаты работы ученых не были бы столь убедительными, не представь они данных исследования двух образцов тканей людей, умерших от «испанки». Помимо общенаучной познавательной ценности, эксперты отмечают злободневность этой работы, подтвердившей, насколько опасным является циркулирующий в настоящее время вирус. Как сообщают Д. Таубенбергер и соавторы, по меньшей мере 4 из 8 генов современного штамма H5N1 несут мутации, выявленные у вируса времен первой мировой (Brown D., 2006).

Неразгаданным остается, как вирус, вызвавший пандемию в 1918 г., стал высокопатогенным для человека. Возможно, он начал циркулировать среди людей, будучи менее опасным, а затем подвергся мутациям. Не исключена и непосредственная передача вируса-убийцы от птиц к человеку. Одно известно почти наверняка — ни одна из пандемий, включая «испанку», не начиналась со смертельной для птиц эпизоотии. По мнению ученых, она не могла остаться незамеченной: если даже события в дикой природе могли не привлечь особого внимания, массовая гибель домашней птицы обязательно нашла бы отражение в документах (Kolata G., 2006).

Большинство вирусов, поражающих птиц, не вирулентны по отношению к человеческому организму. Некоторые эксперты считают, что если за 10 лет циркуляции решающий для приобретения принципиально новых свойств антигенный шифт так и не произошел, он вряд ли возможен. Другие полагают, что это не так, ведь вирус гриппа А (H5N1), выявляемый сегодня, значительно отличается от выявленного в Гонконге в 1997 г., ставшего причиной смерти 6 из 18 заболевших людей. За годы своего существования вирус птичьего гриппа приобретает способность инфицировать все больше и больше видов птиц, а теперь проторил дорожку и к млекопитающим, особенно котам, неравнодушным к птичьему мясу (Grady D., Kolata G., 2006; Rosenthal E., 2006).

УГРОЗА ПАНДЕМИИ.
БУДЕМ ТОРОПИТЬСЯ БЫСТРО ИЛИ МЕДЛЕННО?

Проблема в том, что никто не знает, чего ждать от вируса птичьего гриппа и стоит ли бросать все силы на подготовку к пандемии. К целесообразности этих мер, несущих дополнительные расходы и пока не продемонстрировавших свою ценность, некоторые ученые относятся скептически. Доктор медицины Лоренс Альтман вспоминает в своей статье события 1976 г., когда в Нью-Джерси среди военнослужащих было выявлено несколько случаев заражения вирусом свинного гриппа. Расценив это как приближение эпидемии, руководители службы здравоохранения при поддержке президента Джеральда Форда предложили программу вакцинации 200 млн человек, или 90% популяции США стоимостью 135 млн дол. Это была первая попытка правительства иммунизировать всех американцев в рамках одной программы, и Конгресс одобрил ее. Однако работа была прекращена, едва успев начаться, когда среди 42 млн вакцинированных были зафиксированы случаи периферической нейропатии — синдрома Гийена — Барре. 535 случаев диагностированной нейропатии, включая 23 со смертельным исходом, против 230 преимущественно нетяжелых заболеваний свинным гриппом — таков печальный итог правительственной кампании. Как пишет Л. Альтман, этот случай стал хрестоматийным для нового поколения руководителей здравоохранения, которых учат не бить тревогу, пока не получен выверенный план действий (Altman L.K., 2006).

Людей гораздо больше страшат сомнительной вероятности катастрофы, чем намного чаще встречающиеся реальные неблагоприятные события, пишут в журнале «BMJ» эпидемиологи Люк Боннеукс и профессор Вим Ван Дамм: «Риск того, что в течение следующей зимы вы погибнете в результате автомобильной аварии выше, чем смерти в связи с поражением высокопатогенным вирусом гриппа». Более того, отмечают они, более высока вероятность умереть вследствие заболевания гриппом вне пандемии, чем во время ее (Simonsen L. et al., 1997). Ежегодные эпидемии, вместе взятые, уносят больше жизней, чем пандемии, но к ним все привыкли. На восприятие опасности влияет и степень контролируемости ситуации, ведь летать на самолете боятся больше, чем водить машину, а риск в последнем случае намного выше. Угроза пандемии характеризуется как раз недостатком контроля, и ощущение беспомощности стимулирует нас быть более активными (Bonneux L., Van Damme W., 2006).

ПРОТИВОВИРУСНЫЕ СРЕДСТВА: НЕОПРАВДАННЫЕ РАСХОДЫ?

Авторы недавнего кокрановского обзора применения ингибиторов нейраминидазы сообщают, что им не удалось найти надежных данных об эффективности озельтамивира при птичьем гриппе (Jefferson T. et al., 2006).

ВАКЦИНА ЭФФЕКТИВНА ТОЛЬКО У ПОЛОВИНЫ ПАЦИЕНТОВ

Согласно результатам исследования, опубликованным 30 марта в журнале «The New England Journal of Medicine», при иммунизации для профилактики птичьего гриппа введение дозы, в 12 раз превышающей таковую при вакцинации против обычного гриппа, иммунитет развивается только у 54% вакцинированных (Treanor J.J. et al., 2006). Однако д-р Энтони Фауци, директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний, выступивший спонсором исследования, считает, что его результаты — «скрытая хорошая новость». «Мы долго шли к этому, — сказал Э. Фауци. — Мы должны были совершить эти первые шаги». Опубликованный отчет является первым, включившим данные обо всех участниках исследования, которыми стали 451 взрослый в возрасте18–64 лет. Согласно результатам исследования титр нейтрализующих антител 1:40 и выше в крови испытуемых достигался у 54% получивших 2 дозы по 90 мкг, а также у 43, 22 и 9% пациентов, которым дважды вакцина вводилась в дозах 54, 15 и 7,5 мкг соответственно. При этом не наблюдали развития серьезных побочных эффектов (Treanor J.J. et al., 2006). Комментируя отличия в иммуногенности вакцин для предупреждения сезонного гриппа, которые создают иммунитет у 75–90% людей в возрасте до 65 лет и у 50–60% пациентов более старшего возраста, Э. Фауци предположил, что это связано с тем, что вирусы, вызывающие сезонные вспышки заболеваемости гриппом, циркулируют среди людей длительное время, и у большинства взрослых уже имеется иммунитет по отношению к ним. С птичьим гриппом ситуация противоположная. Следующим шагом исследователей будет проведение клинических испытаний вакцин, содержащих адъюванты (Grady D., 2006).

В США на сегодняшний день удалось накопить лишь скромный запас в 7–8 млн доз вакцины компании «sanofi-pasteur», отметил Э. Фауци. Вакцину для предупреждения птичьего гриппа могут массово производить только в период между кампаниями по изготовлению сезонной противогриппозной вакцины. Так, в США сейчас нет возможности производить вакцины обоих типов одновременно, а компании приступили к изготовлению вакцин к следующему сезону гриппа (Grady D., 2006).

Как бы там ни было, но, готовясь отразить угрозу пандемии, страны получат хороший урок согласованных действий в отношении синхронизации регуляторных подходов, разрешения проблем интеллектуальной собственности, создания запасов лекарственных средств. Ведь наступление очередной пандемии — это только вопрос времени. n

Евгения Артеменко, Дарья Полякова
по материалам «The New York Times», «NEJM», «BBC News»

Комментарии

Нет комментариев к этому материалу. Прокомментируйте первым

Добавить свой

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Другие статьи раздела


Последние новости и статьи