Почему фармацевтические производители России не спешат в WТО?

См. также:

Вопрос о вступлении в WТО активно дискутируется в правительственных и промышленных кругах России. Переговорный процесс о вступлении России в эту организацию проходит активно, но без ощутимых результатов. Между тем представители различных отраслей российской промышленности высказывают свое мнение относительно возможного влияния нового статуса страны на ее экономику. Точку зрения руководства одной из крупнейших фармацевтических компаний России на вступление страны в WТО изложил директор по экономике и финансам ОАО «ХФК «Акрихин» Александр Машуков в докладе, представленном на Втором Всероссийском совещании «Фармобращение-2001», состоявшемся в конце 2001 г. в Москве.

А. Машуков кратко рассказал о тернистом пути России к WТО. Как известно, GATT (General Agreement on Tariffs and Trade — Генеральное соглашение о тарифах и торговле) было подписано 23 странами в 1947 г. Тогда правительство СССР отклонило предложение принять участие в GATT, а несколько позже Советский Союз учредил Совет экономической взаимопомощи (СЭВ), который должен был стать противовесом GATT. Однако СЭВ не сумел обеспечить интересы ряда социалистических стран в мировой торговле. Впоследствии эти страны присоединились к GATT.

Статус наблюдателя в этой организации СССР получил лишь в 1990 г., преодолев сопротивление со стороны США и других ведущих стран Запада. В 1993 г. правительство России обратилось с просьбой о присоединении к GATT. Была создана рабочая группа, в которую вошли представители заинтересованных стран — участниц GATT. Задача рабочей группы в рамках WТО (правопреемник GATT, который был учрежден в 1995 г.) изучить торговый режим России и выработать условия ее вступления в WТО.

А. Машуков отметил, что оценить экономические последствия присоединения России к WТО невозможно по объективным причинам: ни одна из стран-участниц не располагает точными и полными данными о преимуществах своего участия в WТО в связи с отсутствием надлежащей методологии всеобъемлющего анализа экономических результатов международной торговли в рамках WТО. Российские эксперты считают, что более или менее достоверная оценка экономических последствий вступления России в WТО возможна только после завершения двусторонних переговоров с заинтересованными странами-участницами WТО, а также на основании экономических результатов практического применения соглашений WТО. Тогда можно будет дать оценку участия страны в WТО с учетом динамики торгового оборота, урегулирования торговых конфликтов, влияния адаптированного к нормам WТО законодательства на развитие национальной экономики.

Сторонники вступления в WТО ссылаются на то, что ни одна из более чем 130 присоединившихся к этой организации стран, включая развитые, не вышла из WТО. Более того, те страны, которые еще не вступили в WТО, стремятся стать ее полноправными членами. А. Машуков выступил с резкой критикой этой позиции. Тезис о том, что ни одна страна не имеет точных данных о преимуществах своего участия в WТО, не выдерживает, по его мнению, никакой критики. В качестве примера А. Машуков рассказал об истории вступления США в WТО. Так, вскоре после завершения Уругвайского раунда переговоров, в преддверии принятия решения о присоединении к WТО, конгресс поручил правительственной организации (Комиссии по международной торговле) выяснить, какое влияние могут оказать принятые соглашения на экономику США. В результате был подготовлен двухтомный отчет, посвященный изучению потенциального влияния на экономику США соглашений Уругвайского раунда по GATT. Кроме того, были детально проанализированы последствия вступления в WТО по 48 отраслям и 8 секторам экономики США. По единой методике, с использованием математического моделирования, было оценено влияние изменения тарифов как в США, так и в других странах — членах WТО на уровень производства, экспорт, импорт и потребление соответствующих товаров и услуг, оценивалось также влияние нетарифных факторов. Согласно результатам исследования, для 35 отраслей из 48 влияние вступления в WТО было положительным, для 13 — отрицательным. Полученные результаты позволили скорректировать позицию США и достичь новых соглашений, отражающих государственные интересы.

В 2001 г. в США проведено исследование, целью которого было изучение состояния экономики Китая после вступления этой страны в WТО. Результаты исследования также были использованы для корректировки позиции США на переговорах. Таким образом, США не только оказались в состоянии оценить прямой эффект от вступления в WТО, но и решили другую важную задачу — оценили косвенный эффект вступления в WТО другой страны.

Тезис о том, что вступление в WТО — само по себе благо, так как никто не стремится выйти из нее, также представляется сомнительным, поскольку для развитых стран членство в WТО создает дополнительные конкурентные преимущества в сфере торговли продукцией высокой степени переработки и в сфере услуг. Для развивающихся и слабо развитых стран существуют 2 варианта: а) часто им просто нечего терять; б) на них распространяется особый или дифференцированный режим вступления и членства в WТО.

Для России ситуация несколько иная, так как ее промышленность может не выдержать конкуренции с другими странами, в то время как не все традиционные рынки страны, включая фармацевтический, являются бесперспективными. До настоящего времени отсутствуют какие-либо количественные оценки последствий вступления в WТО для экономики России.

В настоящее время переговоры о вступлении России в WТО ведутся по 33 тыс. товарных позиций, по большинству из них мнения сторон согласованы. Однако, как сообщил Департамент тарифной политики и мер защиты внутреннего рынка Минэкономразвития России, больше всего разгогласий на переговорах вызвала позиция «Готовые лекарственные средства». Основные партнеры по переговорам — страны ЕС, США, Канада и Япония — требуют присоединения к «секторальным инициативам», которые предусматривают режим наибольшего благоприятствования и беспошлинной торговли ЛС, то есть применения нулевой ставки импортной пошлины на территории России. А. Машуков выразил озабоченность в связи с тем, что если на переговорах российской стороной «будут приняты требования членов WТО, от национальной фармацевтической промышленности ничего не останется». При этом А. Машуков не уточнил, что он подразумевает под этим — то ли исчезновение российского фармацевтического производства как такового, то ли переход фармацевтических предприятий в собственность транснациональных корпораций. Кажется, особых причин для беспокойства нет — российские предприятия прочно занимают определенный сегмент «домашнего» рынка, хотя и нуждаются в серьезных инвестициях для модернизации производственного процесса. А разве плохо, что российские предприятия станут собственностью транснациональных корпораций, которые смогут вложить необходимые средства в переоснащение заводов и обеспечить их сильным менеджментом?

В целом, 2002 г. будет трудным для российской фармацевтической промышленности в связи с введением НДС на лекарственные средства, которые не относятся к жизненно важным. У фармацевтических предприятий фактически изымаются источники средств для приведения производственной базы в соответствие с требованиями GMP. Как считает А. Машуков, этим обстоятельством не преминут воспользоваться западные производители ЛС при проведении рекламных и маркетинговых акций на территории России.

Соглашение TRIPS является обязательным для исполнения всеми государствами — членами WТО. Вышеупомянутым соглашением устанавливаются определенные стандарты в области защиты интеллектуальной собственности (авторские права, патенты, торговые знаки), которые должны признаваться всеми странами — членами WТО (подробнее см. «Еженедельник АПТЕКА», № 50 (321) от 24 декабря 2001 г.). В настоящее время патентное законодательство, регулирующее оборот оригинальных препаратов в России, соответствует требованиям TRIPS.

А. Машуков полагает, что Россию можно назвать страной брендированных генериков. Только 5% препаратов, включенных в Национальный перечень жизненно важных лекарственных средств, находятся под патентной защитой. Для минимизации негативных последствий вступления в WТО фармацевтической общественности необходимо вести диалог с правительством России и отстаивать интересы фармацевтического сообщества всеми доступными средствами. Нельзя допустить, чтобы Россия согласилась на «секторальные инициативы», которые могут поставить фармацевтическую индустрию России на грань исчезновения. Необходимо также вести переговоры о том, чтобы переходный период вступления России в WТО был максимально длительным (не менее 7 лет), чтобы российские предприятия успели произвести модернизацию производства ЛС в соответствии со стандартами GMP и уравнять рыночные позиции национальных предприятий.

По материалам «Фармацевтического вестника» (Россия)

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті