R&D в онкологии — источник наибольшего количества инноваций в отрасли

На протяжении многих лет новые лекарственные средства для применения в онкологии разрабатывали преимущественно биотехнологические компании, например, «Genentech»/«Roche», «ImClone». В то же время «GlaxoSmithKline», «Pfizer», «Wyeth» и многие другие представители Большой Фармы (кроме, пожалуй, «BristolMyers Squibb» и «Novartis») не играли значительной роли в этом сегменте. Нишевым он перестал считаться сравнительно недавно, и причиной этого стали открытия и привлекательные коммерческие перспективы, связанные с новыми препаратами. Как оказалось, больших объемов продаж достигают не только препараты для лечения широко распространенных заболеваний, но и такие, как Gleevec™ (иматиниба месилат), показатель которого за прошлый год достиг 2,2 млрд дол. США. Между тем, этот препарат предназначен для применения при сравнительно редко встречающихся заболеваниях — миелоидном лейкозе и гастроинтестинальной стромальной опухоли. Своеобразный срез инноваций в области онкологии был представлен на заседании Американского общества клинической онкологии (American Society of Clinical Oncology — ASCO), проходившего 2–6 июня 2006 г. в штате Джорджия (США).

По данным Ассоциации исследователей и производителей фармацевтической продукции (Pharmaceutical Research and Manufacturers Association), около года тому назад в разработке находились созданные 178 биофармацевтическими компаниями и Национальным институтом рака (National Cancer Institute) 400 лекарственных средств для применения в онкологии. Это почти в два раза больше, чем для лечения неврологических заболеваний, и в три раза — чем инсульта и патологии сердечно-сосудистой системы. Среди них есть как средства, обещающие прорыв в медицине, так и препараты «me-too», то есть те, которые не обеспечивают реальных новых терапевтических преимуществ. «Скоро нам придется пользоваться флеш-картами, чтобы запоминать названия этих лекарств», — сказал д-р Хоуп Раго (Hupe S. Rugo) после выступления с лекцией о сунитинибе, акситинибе, сорафенибе, пазопанибе и других действующих подобным образом и похожих по названиям лекарственных средствах, пишет «New York Times».

Создание большого количества новых препаратов приносит пользу пациентам, потому что с их появлением повышаются эффективность и безопасность терапии, но не является плюсом для компаний, поскольку усиление конкуренции означает уменьшение сбыта отдельно взятых препаратов и увеличение расходов на клинические испытания, призванные дифференцировать один продукт от другого. Вследствие конкуренции могут снижаться цены (сегодня стоимость терапии некоторыми из препаратов достигает 100 тыс. дол. США в год), хотя общие суммы затраченных средств могут увеличиваться по причине применения новых комбинаций препаратов. Аналитики «Merrill Lynch» недавно подсчитали, что объем рынка лекарственных средств для применения в онкологии к 2010 г. удвоится и будет составлять около 50 млрд дол. Но вследствие усиления конкуренции экономический потенциал отдельно взятого препарата уменьшится на 21–32%.

В разработке больше всего препаратов для лечения рака легкого, молочной железы, толстого кишечника, простаты. Немало новых лекарственных средств создано за сравнительно короткое время для лечения рака почки: еще недавно при этом заболевании применяли в основном интерферон-a и интерлейкин-2, которые были малоэффективны и часто становились причиной развития серьезных побочных эффектов. Вероятно, в следующем году для лечения рака почки будет одобрен темсиролимус, ингибирующий пролиферацию клеток опухоли. На заседании ASCO компания «Wyeth Pharmaceuticals» представила предварительные результаты III фазы клинического испытания этого препарата с участием пациентов с почечно-клеточной карциномой поздних стадий. Применение темсиролимуса повышает показатель медианы общей выживаемости пациентов на 49% по сравнению с монотерапией интерфероном-a, сообщили исследователи. Средняя продолжительность жизни этих тяжело больных людей увеличивалась на 3,5 мес.

Недавно получили разрешение на маркетинг для применения при раке почки препараты Nexavar™ (сорафениб) и Sutent™ (сунитиниб), предупреждающие формирование новых сосудов в опухоли. Компания «Bayer AG» и ее партнер «Onyx» сообщили на заседании ASCO о результатах исследования III фазы Nexavar™ с участием пациентов с почечно-клеточной карциномой. У больных, получавших сорафениб, общая выживаемость составила в среднем 19,3 мес. тогда как у получавших плацебо — 15,9 мес. что оценено как «обнадеживающие результаты». Сунитиниб при раке почки позних стадий обеспечивает в среднем 11-месячную продолжительность выживаемости без рецидивирования, тогда как интерферон-a — 5-месячную.

Sutent™, кроме того, может вскоре быть одобрен и для применения при других заболеваниях. Во время работы ASCO компания «Pfizer» представила результаты II фазы клинического испытания этого препарата. Результаты исследования свидетельствуют о выраженном терапевтическом эффекте препарата более чем у 50% пациентов с немелкоклеточным раком легкого поздних стадий, у которых не наблюдали адекватного ответа на применяемую ранее терапию.

Многие недавно разработанные препараты, в отличие от предшественников, выпускаются в формах для перорального применения, что является свидетельством повышения мастерства разработчиков. Таковыми являются, например, Tykerb™ (лапатиниб) и Gleevec™/Glivec™/Гливек® (иматиниб). Возможность принимать препарат перорально очень важна, так как онкологические заболевания в некоторых случаях перестают быть фатальными, а рассматриваются как тяжелые хронические. Так, делегатам ASCO фармацевтическая компания «Novartis» представила результаты последующего наблюдения участников III фазы открытого международного рандомизированного клинического исследования применения интерферона по сравнению с препаратом Gleevec™ (International Randomized Interferon versus STI571 — IRIS). IRIS — крупнейшее исследование с участием взрослых с впервые установленным диагнозом хронического миелоидного лейкоза в хронической фазе при наличии филадельфийской хромосомы (Ф+ ХМЛ). Установлено, что общая 5-летняя выживаемость больных, получавших Gleevec™, составила 89,4% (от 86 до 92%). При расчете этого показателя учитывали летальные исходы вследствие всех причин, но только 4,6% из них были связаны с лейкозом. Терапия без включения Gleevec™ обеспечивала менее продолжительную выживаемость, и примерно у 50% пациентов с Ф+ ХМЛ заболевание через 3–5 лет прогрессировало к более поздним стадиям.

В исследовании IRIS участвовали 1106 пациентов из 16 стран. Пациенты первой группы получали Gleevec™ 400 мг/сут, второй — интерферон в комбинации с препаратом Ara-C (цитарабин) на протяжении 10 дней ежемесячно в течение 5-летнего периода исследования. За время исследования уровень ответа на Gleevec™ повышался в статистически значимой степени. Более того, ранний риск прогрессирования заболевания продолжал снижаться — до 1,6% на 5-м году.

Gleevec™, впервые выведенный на рынок в 2001 г., ингибирует bcr-ab1-тирозинкиназу — конституциональный патологический фермент, синтезируемый у пациентов с Ф+ ХМЛ. Препарат, известный как Gleevec™ в США и Glivec™ (Гливек®) на других рынках, одобрен в более чем 90 странах для лечения Ф+ ХМЛ во всех фазах. Кроме того, он может применятся для лечения неоперабельной и/или метастатической гастроинтестинальной стромальной опухоли.

Для лечения Ф+ ХМЛ недавно, 28 июня, в США был одобрен препарат SprycelTM (дазатиниб) компании «Bristol-Myers Squibb». Дазатиниб, ингибирующий две разновидности тирозинкиназы — bcr-ab1 и SRC, — в форме для перорального применения одобрен для лечения пациентов с хроническим миелоидным лейкозом при неэффективности или непереносимости других видов терапии, включая Gleevec®. SprycelTM, кроме того, одобрен для лечения взрослых с острым лимфобластным лейкозом при наличии филадельфийской хромосомы в случае неэффективности или непереносимости стандартной терапии.

R&D в онкологии — источник наибольшего количества инноваций в отрасли

Обширная программа разработок в области онкологии ведется компанией «sanofi-aventis», которая в ходе ASCO представила ключевые результаты исследований своих ведущих химиотерапевтических препаратов TaxotereТМ/Таксотер® (доцетаксел) и EloxatineТМ (оксалиплатин). Участники научного форума получили от компании 430 резюме исследований этих препаратов. Наиболее важные из клинических испытаний касались применения EloxatineТМ у больных раком поджелудочной железы, желудка, толстого кишечника, и TaxotereТМ — у пациентов с раком легкого, молочной железы, головы и шеи. Среди представленных исследований были и такие, при проведении которых применяли комбинации указанных средств с другими препаратами, в том числе биологическими. В частности, включение препарата в стандартную схему химиотерапии приводит к существенному снижению смертности у пациентов с чешуйчато-клеточной карциномой головы и шеи по сравнению с пациентами, получавшими только стандартную химитерапию.

Кроме инновационных препаратов, существенный прогресс в терапии могут обеспечивать новые комбинации уже известных средств. Так, 15 июня Управление по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами США (Food and Drug Administration — FDA) одобрило комбинацию препарата Hycamtin (топотекана гидрохлорид) и цисплатина для фармакотерапии женщин с раком шейки матки поздних стадий, когда, по мнению специалистов, эффективность хирургического вмешательства и радиотерапии маловероятна. Ранее в арсенале врачей не было препаратов, показанных таким пациенткам. Одобрение подразумевает новое показание Hycamtin, получившего разрешение на маркетинг в 1996 г. для лечения рака яичника и в 1998 г. — мелкоклеточного рака легкого. Hycamtin компании «GlaxoSmithKline» принадлежит к классу ингибиторов топоизомеразы (топо-1). Топо-1 является естественным продуцентом нормальных и опухолевых клеток. Взаимодействие между топо-1 и препаратом Hycamtin приводит к гибели делящихся раковых клеток.

В США ежегодно диагностируют 10 тыс. новых случаев рака шейки матки и около 3700 смертельных исходов вследствие этого заболевания. «Мы прилагаем очень много усилий в борьбе против рака шейки матки, заболевания, которое является второй по распространенности онкологической патологией в мире, — отметил Эндрю Эшенбах (Andrew Eschenbach), исполняющий обязанности комиссара FDA. — Такой курс фармакотерапии потенциально является возможностью продлить жизнь тысячам женщин».

Комбинация Hycamtin и препарата цисплатина показана женщинам с IVB (инкурабельной)-стадией, рецидивирующим или персистирующим раком шейки матки, распространяющимся в другие органы, при котором маловероятно получить ответ на хирургическое вмешательство или радиотерапию. Участницами клинического испытания стали женщины с установленной, гистологически подтвержденной IVB-стадией, рецидивирующей или персистирующей карциномой шейки матки. Пациентки рандомизированно были разделены на три группы: получавшие монотерапию цисплатином (n=146; 50 мг/м2, каждый 21 день); комбинацию Hycamtin и препарата цисплатина (n=147; Hycamtin 0,

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті