Контроль аллергических заболеваний у детей — эффективность и безопасность антигистаминных препаратов

Исцеление — это дело времени, но иногда это также дело возможности

Гиппократ

Контроль аллергических заболеваний у детей — эффективность и безопасность антигистаминных препаратовВ последние десятилетия серьезной социальной и экономической проблемой медицины и фармации является стремительный рост аллергических заболеваний: аллергического ринита и конъюнктивита, бронхиальной астмы (БА), атопического дерматита, крапивницы, аллергии на укусы насекомых (инсектной аллергии), ангионевротического отека Квинке, анафилактического шока. Термин «аллергия» впервые был введен в 1906 г. австрийским педиатром К. Пирке. Под аллергией (от греч. allos — иной, ergon — действую) принято понимать реакции повышенной чувствительности организма к веществам различной природы, что сопровождается иммунными изменениями с повреждением структуры и функции клеток, тканей и органов. По данным эпидемиологических исследований, у 10–40% населения стран Европы отмечают их клинические проявления, наиболее частыми из которых являются пищевая аллергия, атопический дерматит, крапивница, аллергический ринит и БА. Наиболее серьезно ситуация с аллергическими заболеваниями складывается среди детей. У детей раннего возраста аллергия первично проявляется наиболее часто в виде разных форм пищевой аллергии. В последующем аллергия имеет склонность не исчезать, а изменять свои проявления или трансформироваться в клинические формы атопического дерматита, аллергического ринита и БА. Такое последовательное развитие аллергических реакций и заболеваний обозначается как «атопический марш».

Основу аллергических заболеваний составляют наследственно обусловленные и/или приобретенные аллергические реакции вследствие сенсибилизации к различным группам аллергенов. Важным фоном для развития аллергии становятся резкое ухудшение экологии, повышение концентрации озона, изменение образа жизни людей, табакокурение. Для детей с аллергией или с высоким риском ее развития исключительно важны диета матери в период беременности и кормления грудью, наличие грудного вскармливания, сопутствующие заболевания, уровень здоровья организма. Поэтому высокий уровень заболеваемости в Украине в целом, снижение качества жизни детей и родителей, формирование тяжелых форм аллергических заболеваний и развитие жизнеугрожающих состояний диктуют необходимость использования высокоэффективных средств медикаментозной терапии и профилактики, в первую очередь с учетом этиологических и патогенетических особенностей аллергических заболеваний.

Для проведения этиопатогенетической терапии необходимо установить причинно-значимый аллерген и ведущий механизм аллергической реакции. В настоящее время широкое распространение получила классификация аллергических реакций, предложенная Джеллом и Кумбсом (1969), основанная на патогенетическом принципе. Согласно этой классификации в зависимости от механизма нарушений иммунитета выделяют четыре основных типа аллергических реакций: реагиновый, цитотоксический, иммунокомплексный, клеточно-опосредованный (или гиперчувствительность замедленного типа). Независимо от того, к какому типу относится аллергическая реакция, ее развитие обусловлено последовательной сменой следующих звеньев:

  • стадия иммунных реакций (иммунологическая) начинается с первого контакта организма с аллергеном и заключается в образовании и накоплении в организме аллергических антител — организм становится сенсибилизированным или повышенно чувствительным к специфическому аллергену, поэтому при повторном попадании специфического аллергена происходит образование комплексов антиген — антитело (АГ-АТ);
  • стадия биохимических реакций (патохимическая) — в результате сложных биохимических процессов, запускаемых комплексами АГ-АТ, происходит выделение готовых и образование новых биологически активных веществ (медиа­торов аллергии);
  • патофизиологическая, или стадия клинических проявлений — ответная реакция клеток, органов и тканей организма на образовавшиеся в предыдущей стадии медиаторы, что проявляется различными клиническими симптомами.

Основные симптомы аллергии, такие как зуд, ринорея, чихание, отек, бронхоспазм, расширение капилляров и другие, обусловлены LgЕ-зависимой активацией тучных клеток с последующей специфической либерацией медиаторов аллергии. В реализации клинических симптомов аллергии наряду с тучными клетками определенную роль играют эозинофилы, макрофаги, Т-лимфоциты.

Наиболее важным, но не единственным медиатором, который высвобождается из клеток-мишеней, является гистамин. Он оказывает прямое действие на клеточные гистаминовые рецепторы, приводя к различным физиологическим, патофизиологическим эффектам. Гистамин способен оказывать влияние на дыхательные пути (вызывая отек слизистой оболочки носа, бронхоспазм, гиперсекрецию слизи), кожу (зуд, уртикарно-гиперемическая реакция), желудочно-кишечный тракт (кишечные колики, стимуляция желудочной секреции), сердечно-сосудистую систему (расширение капилляров, повышение проницаемости сосудов, гипотензия, нарушение сердечного ритма), гладкие мышцы (спазм). В настоящее время известно 4 типа рецепторов к гистамину, особое значение в развитии проявлений аллергии имеют Н1-рецепторы. Наряду с гистамином важную роль в патогенезе аллергии играют метаболиты арахидоновой кислоты простагландин D2, лейкотриены С4, D4, Е4, фактор активации тромбоцитов.

Гистамин участвует практически во всех патофизиологических механизмах ранней фазы аллергического ответа и основных симптомов аллергических болезней, что делает антигистаминные препараты (АГП) важнейшей группой противоаллергических средств. Впервые антагонисты Н1-рецепторов были открыты в Институте Пастера в 1937 г. D. Bover и A. Staub. За последние 20 лет достигнуты значительные успехи в создании антигистаминных препаратов с уменьшением выраженности их побочных эффектов и улучшением профиля безопасности. В настоящее время известно более 150 различных антигистаминных препаратов — антагонистов Н1-рецепторов, которые можно разделить на две большие группы:

  • блокаторы Н1-рецепторов I поколения (классические, седативные), характеризующиеся низкой селективностью и продолжительностью действия в пределах 4–12 ч;
  • блокаторы Н1-рецепторов II поколения (неседативные/слегка седативные), обладающие продолжительностью действия после однократного приема 18–24 ч и высокой селективностью к Н1-рецепторам, в том числе активные метаболиты неседативных антигистаминных препаратов (последние некоторые авторы относят к антигистаминам III поколения).

Следует отметить, что антигистаминные препараты I и II поколения отличаются не только по химической структуре, но и по механизму действия.Контроль аллергических заболеваний у детей — эффективность и безопасность антигистаминных препаратов

АГП I поколения (дифенгидрамин, хлоропирамин, клемастин, прометазин, мебгидролин, диметинден, ципрогептадин и др.) являются конкурентными блокаторами H1-рецепторов, связывание их с рецептором происходит быстро и носит обратимый характер. Поэтому для достижения основного фармакологического действия требуются высокие дозы, что приводит к повышению частоты проявлений побочных эффектов. Кратковременность действия этих препаратов требует их многократного применения в течение суток. Особенностью блокаторов Н1-рецепторов I поколения является их легкое проникновение через гематоэнцефалический барьер и оказание седативного (снотворного) эффекта. АГП I поколения в терапевтических дозах оказывают блокирующее действие на другие рецепторы (холино-, адренорецепторы), что объясняет связанные с их применением нежелательные побочные эффекты, в частности негативное воздействие на сердечно-сосудистую систему, зрение, мочевыделительную систему, желудочно-кишечный тракт, центральную нервную систему. АГП I поколения нарушают когнитивные функции, отрицательно влияют на способность к обучению, нарушают сон, обладают кардиотоксичностью, при их применении существует опасность потенциально смертельной передозировки. Высокая частота развития побочных реакций (сонливость, головокружение, головная боль, нарушение координации движений и концентрации внимания, снижение артериального давления, учащение пульса, боль в желудке, запоры, тошнота, рвота, нарушение мочеиспускания, снижение остроты зрения, увеличение массы тела), формирование тахифилаксии, необходимость приема несколько раз в сутки существенно ограничивают использование АГП I поколения в педиатрической практике.

АГП II поколения появились более 25 лет назад и обладают рядом преимуществ:

  • высокая специфичность и высокое сродство к H1-рецепторам при отсутствии влияния на холиновые и серотониновые рецепторы;
  • быстрое наступление клинического эффекта и длительность действия. Пролонгация может достигаться за счет высокого связывания с белком, кумуляции препарата и его метаболитов в организме и замедленного выведения;
  • минимальный седативный эффект при использовании препаратов в терапевтических дозах. Он объясняется слабым прохождением гематоэнцефалического барьера вследствие особенностей структуры этих средств. У некоторых особо чувствительных лиц возможна умеренная сонливость, которая редко бывает причиной отмены препарата;
  • отсутствие тахифилаксии при длительном применении;
  • способность блокировать калиевые каналы сердечной мышцы, что ассоциируется с удлинением интервала Q–T и нарушением ритма сердца. Риск возникновения данного побочного эффекта повышается при сочетании антигистаминных средств с противогрибковыми (кетоконазол и интраконазол), макролидами (эритромицин и кларитромицин), антидепрессантами (флуоксетин, сертралин и пароксетин), при употреблении грейпфрутового сока, а также у пациентов с выраженными нарушениями функции печени.

Следует также обратить внимание на результаты многочисленных исследований, которые показали, что у больных с аллергией в организме присутствует постоянный уровень минимального персистирующего воспаления. Минимальное персистирующее воспаление (Minimal Persistent Inflammation — MPI) определяют как воспалительный процесс с постоянным течением (даже при полном отсутствии симптоматики) у пациентов с аллергией, подвергающихся воздействию аллергенов. MPI характеризуется инфильтрацией тканей воспалительными клетками (эозинофилы и нейтрофилы), а также экспрессией (активация) молекул межклеточной адгезии (ICAM-1). Экспериментальные работы некоторых авторов продемонстрировали влияние новых АГП II поколения на аллерген-индуцированную ICAM-1 экспрессию на эпителиальных клетках после проведения назальной провокационной пробы, то есть способность подавлять воспалительный процесс (противовоспалительное действие).

Таким образом, кроме селективного ингибирования Н1-рецепторов, новые АГП II поколения тормозят раннюю и позднюю фазы аллергической реакции и обеспечивают комбинированное противоаллергическое и противовоспалительное действие. Они способны тормозить высвобождение гистамина из тучных клеток и базофилов, ингибировать активацию эозинофилов, оказывают блокирующее влияние на активирование эпителиальных клеток дыхательных путей посредством подавления экспрессии ICAM-1, а также антигена II HLA-DR — основного комплекса гистосовместимости, участвующего в представлении антигена. Они тормозят агрегацию тромбоцитов и высвобождение лейкотриенов различными типами клеток под действием аллергенных и неаллергенных стимулов.

Появление АГП II поколения значительно расширило возможности их использования в клинической практике для лечения аллергических заболеваний у детей. Однако следует иметь в виду, что препараты Терфенадин и Астемизол, относящиеся ко II поколению, используются в клинической практике ограниченно, так как активация цитохромами печени пролонгирует их фармакологический эффект даже после окончания приема, что обусловливает возникновение нежелательных проявлений в виде нарушений сердечного ритма.

Представляет интерес оценка эффективности и безопасности применения АГП II поколения у детей при таких распространенных патологических состояниях, как аллергический ринит и острые респираторные заболевания (ОРЗ) на фоне аллергических заболеваний.

АГП в лечении аллергического ринита у детей. Аллергический ринит (АР) — это интермиттирующее или постоянное воспаление слизистой оболочки носа и околоносовых пазух, обусловленное действием аллергенов, которое характеризуется такими назальными симптомами, как отек, заложенность, зуд и гиперсекреция (возможно наличие только нескольких из этих симптомов). В зависимости от этиологии выделяют сезонный, круглогодичный и профессиональный АР. Сезонный АР (САР) обусловлен пыльцой растений и плесенью, обострения возникают в определенное время года (весна, лето, осень). Круглогодичный АР (КАР) связан с бытовыми аллергенами, особенно с клещами домашней пыли, и симптомы заболевания могут отмечать на протяжении всего года.

АР охватывает значительную часть населения всех возрастных групп. Так, его распространенность в Великобритании и Новой Зеландии составляет 25–30% (в отдельных регионах — до 39%). Частота заболеваемости АР среди детей в мире достигает 40%. Наиболее точная информация о распространенности САР у детей была получена в середине 1990-х годов американскими, европейскими и российскими исследователями, которые оценивали частоту этой патологии по результатам эпидемиологических исследований:

– международное исследование астмы и аллергии у детей ISSAC I (International Study of Asthma and Allergy in Childhood) и его продолжение ISSAC III;

– SCARPOL (Swiss Study on Childhood Allergy and Respiratory Symptoms with Respect to Air Palliation Climate and Pollen) — швейцарское исследование у детей аллергии и респираторных симптомов, обусловленных воздушными поллютантами, климатом и пыльцой.

АР отмечают у детей в любом возрасте. Несмотря на достаточно распространенное убеждение о низкой заболеваемости АР у детей первых лет жизни, его распространенность в этом возрасте также высока. Установлено, что 42% детей имели диагностированный в 6-летнем возрасте АР, причина — запоздалая диагностика. У детей и подростков распространенность САР выше, чем у взрослых. КАР выявляют у взрослых чаще, чем у детей. В связи с этим, по официальным статистическим данным, частота АР у детей резко повышается к школьному возрасту. У таких детей АР нередко предшествует развитию БА как этап «аллергического марша».

Клиническая картина АР у детей проявляется симптомами раздражения слизистой оболочки носа — зудом, жжением, приступообразным чиханием, водянистым отделяемым из носа, затрудненным носовым дыханием. При САР характерны проявления конъюнктивита: слезотечение, светобоязнь, гиперемия конъюнктивы. Нередко детей беспокоят давящая боль и заложенность ушей из-за отека слизистой оболочки носоглотки, глоточной миндалины и нарушения функции слуховых труб. Характерна прогрессирующая кондуктивная тугоухость вследствие рецидивирующего острого или экссудативного отита у ребенка. У детей младшего возраста основными проявлениями АР могут быть шумное свистящее носовое дыхание, покашливание, часто ночью. Затруднение носового дыхания является ведущим симптомом при КАР, вызванном клещами домашней пыли. У 36% постоянно храпящих во сне детей выявлен АР. Нарушается качество жизни больных АР — от нарушений сна и быстрой утомляемости до снижения у детей способности к обучению и усвоению материала.

В большинстве исследований показано, что наиболее частой сопутствующей АР нозологией является БА. Так, у 16% взрослых пациентов с АР отмечают БА, у 45–69% детей с АР развивается БА, и у около 80% астматиков также диагностирован АР. При исследовании детей с САР установлено, что у 80% из них отмечается фарингит, у 70% — конъюнктивит, у 37% — атопический дерматит. У 25% взрослых и 70% детей с АР отмечают синусит. У 30–40% детей диагностируют аденоидиты, у 30% — рецидивирующие и экссудативные средние отиты, у 10% — заболевания гортани (в том числе рецидивирующие стенозы гортани — круп). Таким образом, выбор рациональной схемы фармакотерапии позволит не только эффективно контролировать симптомы АР, но и предупредит развитие сопутствующей патологии, в первую очередь — БА (международный документ ВОЗ — ARIA «Аллергический ринит и его влияние на бронхиальную астму» 2001 и 2007 г.).

Современная терапия АР носит комплексный характер и включает четыре основных направления:

  • образование пациентов;
  • элиминационная терапия;
  • фармакотерапия;
  • специфическая иммунотерапия (СИТ) аллергенами.

Все эти позиции осуществляются только врачами, причем позиция 4 — исключительно аллергологами. Ведущие специалисты мира считают, что терапия АР должна быть комбинированной и включать как СИТ аллергенами, так и фармакотерапию, при этом в зависимости от характера течения заболевания у конкретного больного, его тяжести и давности последовательность компонентов лечения должна изменяться.

Одной из основных групп препаратов, использующихся в лечении АР, являются блокаторы гистаминовых рецепторов. Антигистаминные средства уменьшают выделения из носа и чихание, но в меньшей степени влияют на отечность внутренней поверхности носа. АГП II поколения эффективно устраняют все симптомы САР и КАР, однако в отношении затруднения носового дыхания их действие недостаточно. Длительный прием этих препаратов более эффективен, чем прием «по требованию». Из большинства веществ этой группы (за исключением цетиризина и фексофенадина) в организме с участием цитохрома Р450 образуются активные метаболиты, поэтому одновременный прием препаратов, ингибирующих этот фермент, приводит к кумулятивному эффекту.

Одним из наиболее эффективных и безопасных антигистаминных препаратов последнего поколения, крайне незначительно подвергающимся метаболизму, является цетиризин. Он широко используется для лечения АР у взрослых и детей до настоящего времени. Его эффективность и безопасность доказаны результатами многих исследований и подтверждены многолетним опытом клинического применения.

Препарат является селективным антигистаминным средством, обладает высокой аффинностью к Н1-рецепторам. За счет своего двойного действия (антигистаминного и противовоспалительного) цетиризин предупреждает развитие и облегчает течение аллергических реакций, оказывает противозудное и противовоспалительное действие, уменьшает заложенность носа.

В Украине зарегистрирован препарат Цетрин (компания «Dr. Reddy’s»), активным веществом которого также является цетиризин (метаболит гидроксизина — представителя первого поколения пиперазиновых антигистаминных препаратов), один из наиболее эффективных и безопасных антигистаминных препаратов последнего поколения, который облегчает течение аллергических реакций, обладает противозудным и противовоспалительным эффектом, уменьшает заложенность носа.

Цетрин имеет особые свойства, такие как высокая специфичность к Н1-рецепторам, низкий уровень метаболизма и существование независимого от блокады Н1-рецепторов действия на клетки, вовлеченные в процесс иммунного ответа. Препарат в малой степени связывается с серотониновыми, допаминовыми и α-адренергическими рецепторами. Цетиризин считается эталоном противогистаминного и противоаллергического препарата, поскольку обладает способностью тормозить высвобождение гистамина из тучных клеток и базофилов, ингибировать активацию эозинофилов и эпителиальных клеток дыхательных путей, подавляя экспрессию молекул межклеточной адгезии (ICAM–1), замедлять агрегацию тромбоцитов и высвобождение лейкотриенов различными типами клеток под действием аллергенных и неаллергенных стимулов.

Цетиризин проникает через гематоэнцефалический барьер в незначительной степени, не обладает выраженным седативным эффектом. Для препарата характерна почечная элиминация: 70% выводится в неизмененном виде с мочой в течение 72 ч. Период полувыведения составляет 7–10 ч у взрослых, 6 ч — у детей в возрасте 6–12 лет и 5 ч — у детей в возрасте 2–6 лет. Цетиризин не ингибирует систему цитохрома Р450 CYR 3A4, что уменьшает его метаболическое превращение в печени. После однократного применения 10 мг цетиризина действие проявляется уже через 20 мин у половины пациентов, через 24 ч концентрация цетиризина в коже оказывается равной или даже несколько превышающей концентрацию в крови. При курсовом приеме толерантность к препарату не развивается, постоянный уровень в крови достигается в течение 3 сут.

Особо следует остановиться на изучении безопасности АГП II поколения у детей. В настоящее время из 40 АГП II поколения фармакокинетика у детей описана только у 11, особенно мало исследований у детей раннего возраста. Цетиризин — один из самых изученных препаратов в педиатрической практике, включая младенцев, поэтому его применение в США одобрено с 6-месячного возраста, в Новой Зеландии — с 1 года. В рамках исследования ЕТАС (Early Treatment of the Atopic Child) с участием большой группы детей (343 ребенка в возрасте 14–46 мес с массой тела 8,2–20,5 кг) было показано, что на фармакокинетику цетиризина не влияют эозинофилия, сенсибилизация к аллергенам, аллергические заболевания, гастроэнтериты и диарея, прием других лекарственных средств. Препарат не оказывает токсического воздействия, безопасен при применении в детском возрасте. Действует в течение 24 ч, это позволяет применять цетиризин 1 раз в сутки у детей в возрасте старше 2–6 лет, что особенно удобно при амбулаторном лечении. Применять Цетрин можно длительно, при необходимости — несколько недель. Цетрин практически не вызывает сонливости, не увеличивает вязкости бронхиального секрета. Показанием к применению Цетрина служат круглогодичные, сезонные аллергические конъюнктивиты и риниты; хроническая рецидивирующая крапивница; ангионевротический отек. Препарат назначают в комплексной терапии аллергических дерматозов, атопического дерматита.

Особое внимание уделяют превентивному эффекту цетиризина в отношении БА. Доказано, что лечение цетиризином, начатое на первом и втором году жизни у пациентов с атопическим дерматитом и гиперчувствительностью к ингаляционным аллергенам, значительно уменьшает число случаев развития последующей БА — на 50% у сенсибилизированных к пыльце трав и на 40% — у сенсибилизированных к домашней пыли. Результаты последующего наблюдения в течение 18 мес свидетельствуют, что у детей, получавших цетиризин, снижение риска развития БА сохранялось. Следовательно, применение цетиризина предупреждает или задерживает развитие БА у каждого второго ребенка из группы повышенного риска (с атопическим дерматитом, отягощенной наследственностью и сенсибилизацией к пыльце растений и клещам домашней пыли).

Важное место занимает препарат в терапии АР, в том числе у детей младшего возраста. Назначение препарата цетиризина при САР у детей в возрасте 2–6 лет способствовало уменьшению выраженности клинических симптомов и восстановлению назальной проходимости. При приеме препарата цетиризина для лечения сезонного аллергического риноконъюнктивита у детей в возрасте 6–12 лет отмечали обратимое развитие симптомов ринита и конъюнктивита. При АР цетиризин оказывает более эффективное действие по сравнению с другими антигистаминными препаратами. В рандомизированном двойном слепом сравнительном исследовании оценивали длительность эффекта цетиризина (10 мг 1 раз в сутки) и фексофенадина (180 мг 1 раз в сутки) после воздействия пыльцы амброзии у больных с САР. Препараты продемонстрировали одинаковую скорость начала действия и контроль симптомов ринита в течение 5 ч после приема первой дозы по сравнению с плацебо, но через 21–24 ч эффективность цетиризина была на 33% выше по сравнению с фексофенадином, так же, как и через 40 мин после приема второй дозы.

Возможность применения цетиризина изучена в I триместр беременности: в рамках проспективного наблюдательного когортного исследования по сравнению с контрольной группой препарат не увеличивал количества врожденных пороков развития, частоту самопроизвольных абортов, досрочных родов, не отличалась и масса тела новорожденных, что позволяет считать лекарственное средство относительно безопасным в I триместр беременности. Цетиризин входит в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, одобренных Управлением по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами США (Food and Drug Administration — FDA).

Для взрослых и детей в возрасте старше 6 лет Цетрин выпускается в форме таблеток, которые применяют 1 раз в сутки. У детей старше 2 лет препарат применяют в форме сиропа, который позволяет дать ребенку точное количество лекарства, что невозможно при делении таблетки на несколько частей. Рекомендуемая доза детям в возрасте 2–6 лет — 2,5 мг (2,5 мл сиропа) 1 раз в сутки, но при необходимости дозу можно повысить до 5 мг/сут — 2,5 мг (2,5 мл сиропа) через каждые 12 ч в зависимости от тяжести симптомов.

АГП в лечении острых респираторных инфекций у детей с аллергией. Острые респираторные вирусные инфекции (ОРВИ) — самые распространенные в детском возрасте, их доля составляет до 90% всех регистрируемых заболеваний. Причем у склонных к аллергии детей ОРВИ возникают чаще и течение их тяжелее, чем у детей без аллергии. При этом аллергия не только определяет особенности течения респираторной инфекции, но и повышает риск возникновения аллергических реакций на применяемые препараты. Также известно, что острая респираторная вирусная инфекция (респираторно-синтицитиальная, риновирусная, парагрипп, грипп) обладает способностью индуцировать синтез (IgE) и образование специфических IgE-антител. По­этому при контакте с вирусной инфекцией у пациентов, склонных к аллергическим реакциям, возможно увеличение выраженности симптомов аллергии, а у лиц с предрасположенностью к БА — появление приступов.

Крайне важен тот факт, что ICAM-1 (повышение которого связано с наличием минимального персистирующего воспаления) является рецептором для большой группы риновирусов. Установлено, что ICAM-1 — рецептор для 90% риновирусов, которые используют межклеточные адгезивные молекулы для пенетрации (проникновения) в эпителиальные клетки человека. Это в значительной степени объясняет склонность больных аллергией к частым острым респираторным вирусным инфекциям. Безусловно, все эти факты могут играть важную роль в повышении восприимчивости пациентов к риновирусной инфекции, то есть повышают вероятность заболевания.

Также известно, что у детей первых лет жизни риновирусная инфекция часто предшествует возникновению первых симптомов БА. Возможно, что в этих случаях еще до возникновения симптомов БА отмечали минимальное персистирующее аллергическое воспаление дыхательных путей, вызвавшее экспрессию ICAM-1, которое облегчило развитие риновирусной инфекции. Риновирусная инфекция, наслоившись, в свою очередь, через активизацию цитологических процессов, ведет к манифестации клинических проявлений аллергии. Таким образом, у пациентов формируется замкнутый круг — склонность к аллергии способствует внедрению респираторных вирусов и развитию ОРВИ, а затем вирусы вызывают увеличение выраженности клинических симптомов аллергии и развитие БА. Как разорвать этот замк­нутый круг?

Своевременное лечение ОРЗ должно быть комплексным и направленным не только на симптомы болезни, но и обязательно проводиться с учетом воспалительного компонента заболевания, что способствует более быстрому выздоровлению и предупреждает развитие осложнений. С этой целью у пациентов с аллергией в схему терапии ОРЗ рекомендуют включать антигистаминные препараты последнего поколения. Так, научно-практическая программа «Острые респираторные заболевания у детей: лечение и профилактика» (2002) рекомендует «назначать антигистаминные препараты всем пациентам с ОРВИ при наличии у них аллергических заболеваний или высокого риска их развития». Однако уточняется, что использовать при этом антигистаминные препараты I поколения, например дифенгидрамин, хлорфенирамин, прометазин, клемастин, нежелательно.

Помимо наличия у АГП I поколения седативного и иных побочных эффектов, они не оказывают противовоспалительного действия. Важно помнить, что антигистаминные препараты I поколения обладают и М-холинолитическим эффектом — вызывают сухость слизистых оболочек и ухудшают отхождение и без того вязкой мокроты у больных с ОРВИ, что также нежелательно. АГП I поколения нельзя применять у больных БА. Во-первых, увеличивая вязкость мокроты, эти препараты усиливают обструкцию бронхов, тем самым ухудшая течение заболевания. Во-вторых, пациенты с БА прежде всего нуждаются в уменьшении выраженности аллергического воспаления и уменьшении количества рецепторов, которые помогают вирусам внедряться в слизистую оболочку дыхательных путей.

Назначение цетиризина оправдано у всех больных с ОРВИ с БА, аллергическим ринитом, атопическим дерматитом, а также только склонных к развитию аллергических реакций, и детей с высоким риском развития аллергии (например из семей «аллергиков»).

Возможность длительного приема цетиризина у детей, склонных к аллергии и часто болеющих ОРВИ, особенно полезна в случае гиперплазии аденоидов, поскольку у 30–40% детей раннего возраста именно аллергическое воспаление стимулирует их чрезмерное стремительное увеличение уже к 2-летнему возрасту, выходящее за пределы физио­логической гиперплазии, характерной для детей в возрасте до 5 лет. Таким больным для улучшения носового дыхания необходим более длительный прием антигистаминных препаратов последнего поколения (в течение 2–3 мес), способных не только контролировать симптоматику ринита (зуд, чихание, ринорея), но и глобально уменьшать выраженность отечно-воспалительных реакций со стороны лимфоидной ткани. Именно аллергическое воспаление является причиной продолжения роста аденоидных вегетаций у детей, перенесших удаление аденоидов (аденотомию). Поэтому если больным с аллергией респираторного тракта проводят такие вмешательства (по строгим показаниям), то в послеоперационный период целесообразно 2–3-недельное лечение антигистаминными препаратами последнего поколения с выраженным противоотечным эффектом.

В завершение темы хотелось бы еще раз подчеркнуть — всякое проявление аллергии требует квалифицированной врачебной помощи. Возвращаясь к нашему эпиграфу — исцеление требует не только времени, но и зависит от возможностей. Пациенты с аллергическими заболеваниями в некоторых ситуациях не могут своевременно оценить проблемы организма и тяжесть своего состояния, поэтому социально важными являются небезразличная позиция и активная рекомендация специалистов фармации. Особое внимание следует уделить аллергическим проблемам у детей, в том числе лечению ОРВИ у детей с аллергическими заболеваниями, что позволит снизить вероятность ухудшения их состояния и возможности развития БА.

Высокий профиль безопасности и эффективности, подтвержденный многочисленными клиническими исследованиями, обеспечивает возможность применения Цетрина (цетиризина) в педиатрической практике для лечения аллергических заболеваний, а также в комплексной терапии ОРЗ у детей из группы высокого риска по развитию аллергии.

Элина Супрун,
доктор медицинских наук, профессор кафедры общей фармации и безопасности лекарств Института повышения квалификации специалистов фармации, Национальный фармацевтический университет, Харьков

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Інші статті розділу


Останні новини та статті