АНДАНТЕ (залеплон): бессонница преодолима!

Нарушения сна — инсомнии различной природы рассматриваются сегодня как одна из острых медико-социальных проблем (Левин Я.И., Вейн А.М., 1996; Сыропятов О.Г., Дзеружинская Н.А., 2002; Адаменко Р.Я., Головченко Ю.І., 2004). В настоящее время в развитых странах расстройствами сна страдает 30–45% населения, а у 95% людей в течение жизни отмечались нарушения сна (Kryger M.N. et al., 1994; Аведисова А.С., 2003). В Украине, по данным исследования, проведенного корпорацией «МДМ», у 26% пациентов, обратившихся за медицинской помощью, выявляют те или иные нарушения сна.

К основным критериям инсомнии относятся:

1) нарушения засыпания и неудовлетворенность качеством сна;

2) нарушения процесса засыпания не менее 3 раз в неделю в течение 1 мес;

3) психологическое состояние страха и/или озабоченности самими нарушениями сна и его последствиями;

4) субъективное плохое самочувствие и нарушение профессиональных и социальных функций в результате нарушений сна (Вейн А.М., 1995; Горьков В.А. и соавт., 1999).

Инсомнии могут быть симптомокомплексом, сопровождающим возникновение и развитие различных форм патологии — как невротической, так и психосоматической и органической природы (Вакуленко Л.А., 2006.). Инсомнии также играют важную роль в патогенезе психосоматических заболеваний, а при многих формах патологии органического характера (как один из наиболее тяжело психологически переносящихся симптомов) создают неблагоприятный эмоциональный фон, не способствующий успешному лечению и, по сути, усугубляющий течение основного заболевания. Однако основной удельный вес принадлежит ситуационным инсомниям, то есть нарушениям сна, возникающим у здоровых людей в результате воздействия острого стрессогенного фактора (психоэмоциональное перенапряжение, резкое изменение образа жизни и/или часовых поясов в результате командировки, отъезда в отпуск, смены места жительства и т.д.) — при ситуациях, периодически возникающих практически у каждого человека в течение жизни, либо вследствие посменной работы и вынужденного нарушения биологических ритмов. Характерны для этой ситуации преимущественно нарушения засыпания, сопровождающиеся утренней вялостью, слабостью, неудовлетворенностью качеством сна. При этом зачастую инсомния сочетается с ощущением тревожности, нервным напряжением, беспокойством, что типично для стресс-индуцированных нервных расстройств. Именно то обстоятельство, что бóльшую часть контингента лиц с острыми нарушениями сна составляют здоровые люди трудоспособного возраста, нуждающиеся в то же время в адекватной и, самое главное, своевременной коррекции отмеченных нарушений, далеко не в полной мере осознается некоторыми практическими врачами, часто не относящимися к этой проблеме серьезно с медицинской точки зрения и предпочитающими советы типа: «все пройдет — и сон наладится». Вместе с тем подобный поверхностный подход чреват в дальнейшем весьма нежелательными последствиями.

Сегодня общий взгляд на терапию инсомний в целом основывается на концепции лечения прежде всего основного заболевания, являющегося патогенетической основой нарушений сна, то есть на подходе к инсомниям как к синдрому, сопутствующему той или иной форме патологии (Хаустова О.О., Чабан О.С., 2004). Такой подход вполне оправдан при упоминавшихся выше инсомниях в рамках неврозов, психосоматической и органной патологии, когда применение снотворных средств может рассматриваться как одно из звеньев комплексной патогенетической и симптоматической терапии, в частности использовании в качестве противотревожной терапии препаратов группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС). Наиболее выраженное анксиолитическое действие, согласно данным международных контролируемых исследований — у пароксетина (компания «Рихтер Гедеон» представляет его на украинском рынке как препарат РЕКСЕТИН). Терапия РЕКСЕТИНОМ у таких больных проводится в три этапа: начальный — 5–10 дней (по 10 мг 1 раз в сутки), основной — по 20 мг (иногда дозу РЕКСЕТИНА повышают до 30–40 мг) 1 раз в сутки на протяжении не менее 1,5–2 мес и завершающий этап, аналогичный начальному.

При ситуационных стрессзависимых нарушениях сна необходимо использовать иную идеологию лечебного воздействия. В терапии инсомний ныне ведущее место принадлежит фармакотерапии (Kryger M.N. et al., 1994; Бурчинский С.Г., 2001; Аведисова А.С., 2003.; Мироненко Т.В., 2004). Сегодня в мире около 3% людей постоянно и 25–29% периодически принимают различные снотворные средства, причем частота их употребления повышается с возрастом (Левин Я.И., Вейн А.М., 1996; Сыропятов О.Г., Дзеружинская Н.А., 2002). Специфика фармакотерапии инсомний заключается в том, что если для лечения большинства хронических заболеваний и синдромов требуется длительное (недели и месяцы) поддержание терапевтической концентрации активной формы препарата в крови, то при инсомнии действие препарата в идеале должно начинаться сразу же после приема, продолжаться только в течение сна и прекращаться после пробуждения. Поэтому в качестве критериев «идеального снотворного» можно выделить следующие:

1) способность быстро вызывать сон, близкий к физиологическому, без нарушений его структуры и ночных пробуждений;

2) сохранение бодрости и хорошего самочувствия в течение дня (отсутствие постсомнического синдрома);

3) быстрое достижение терапевтических концентраций в крови и выведение, соответствующее длительности сна;

4) селективное связывание с рецепторными структурами, обеспечивающее избирательность снотворного действия при отсутствии других эффектов (сомато- и психотропных);

5) отсутствие перекрестной токсичности и клинически значимых взаимодействий с другими препаратами;

6) быстро насыщаемый профиль доза — эффект с минимальной возможностью развития привыкания, зависимости и передозировки;

7) отсутствие влияния на двигательную активность, память и соматические функции (Горьков В.А. и соавт, 1999; Langer S., Mendelson W., 1999).

Решающее значение в успешной терапии ситуационной инсомнии имеет оценка конкретного препарата потребителем (здесь уместен именно термин «потребитель», а не «пациент», поскольку, подчеркнем еще раз, в данном случае речь идет о здоровых в целом людях). В соответствии с упомянутыми критериями одним из важнейших принципов фармакотерапии инсомний должен быть выбор для лечения преимущественно «короткоживущих» препаратов, не обладающих постсомническими эффектами и не влияющих на функциональные системы организма, а срок их назначения не должен превышать 3 нед с целью профилактики привыкания и развития синдрома отмены.

Какое же средство из арсенала современных снотворных препаратов можно рекомендовать рассматриваемой категории лиц в первую очередь? При внимательном анализе особенностей фармакологических эффектов и клинического действия многих популярных снотворных средств выявляется, что большинство из них не могут считаться оптимальным инструментом коррекции проявлений ситуационной инсомнии. Бензодиазепины — наиболее известные из средств, использующихся в качестве снотворных — не лишены в этом отношении существенных недостатков, связанных с наличием таких клинических эффектов, как мышечная слабость, вялость, слабость, чувство оглушенности и, наконец, выраженного транквилизирующего действия. В результате ослабляется социальная активность (ухудшаются самочувствие и дневная работоспособность), память; возникают большие трудности, например, при управлении автомобилем, операторской деятельности и т.д. Популярное снотворное средство из группы этаноламинов — доксиламин обладает достаточно благоприятными свойствами как гипнотик (быстрое засыпание, отсутствие влияния на структуру сна), но за счет своих центральных гистамино- и холиноблокирующих свойств также в известной мере оказывает постсомническое действие. Кроме того, доксиламин может вызывать сухость во рту, запоры, нарушения аккомодации и другие нежелательные антихолинергические эффекты. Новым шагом в развитии фармакологии снотворных средств стало внедрение в практику производных циклопирролона и, в частности, зопиклона. Но прием зопиклона в ряде случаев связан с отрицательными субъективными ощущениями — слабостью, подавленным настроением, металлическим или горьким вкусом во рту, иногда — тошнотой и рвотой, что ограничивает перспективы его применения у рассматриваемой категории лиц. В меньшей степени, но все же свойственны вышеперечисленные недостатки и другому новому препарату — золпидему из класса имидазопиридинов.

В связи с вышеизложенным особый интерес вызывает появление в Украине снотворного средства нового поколения — залеплона. Так же, как зопиклон и золпидем (так называемые Z-препараты), залеплон относится к небензодиазепиновым гипнотикам, однако в отличие от упомянутых средств имеет иную химическую структуру и относится к производным пиразолопиримидина. Основная фармакологическая особенность залеплона — его максимальная (по сравнению с другими известными средствами) селективность действия на специфические омега1-рецепторы — составную часть ГАМК-бензодиазепин-рецепторного комплекса (Patat A. et al., 2001; Barbera J., Shapiro C., 2005). Омега1-рецепторы локализованы преимущественно в коре головного мозга, а их активация непосредственно связана с проявлением снотворного эффекта (Muller W.E., 1995; Сергеев П.В. и соавт, 1998). Отсутствие у залеплона сродства к другим структурно-функциональным компонентам упомянутого комплекса обусловливает то, что у этого препарата практически не выражены анксиолитический, миорелаксирующий и противосудорожный эффекты, типичные для бензодиазепинов, но нежелательные для собственно снотворного препарата. Кроме того, согласно последним данным, залеплон обладает способностью повышать высвобождение мелатонина (Bodizs R., 2006) — основного эндогенного регулятора циркадных ритмов в организме. Активация синтеза и высвобождение мелатонина, как известно, являются важным фактором наступления физиологического сна. Залеплон не влияет на соматическую сферу, что позволяет безопасно применять его при наличии сопутствующей патологии.

Залеплон исключительно быстро всасывается и биотрансформируется в организме, а период полувыведения составляет в среднем 1 ч. Скорость выведения залеплона наивысшая из всех снотворных средств (для сравнения, аналогичный показатель составляет для «короткоживущих» бензодиазепинов: бротизолама — 3–6 ч, триазолама — 3–4 ч, зопиклона — 5–5,5 ч, золпидема — 2–3,5 ч). Кроме того, залеплон в процессе биотрансформации в организме не образует активных метаболитов, что благоприятно с точки зрения прогнозируемости результатов лечения. В итоге залеплон, исходя из фармакологических свойств, представляется оптимальным инструментом коррекции ситуационных инсомний, проявляющихся, в первую очередь, затруднением засыпания.

Снотворное действие залеплона дозозависимо. В дозе 5–20 мг этот препарат значительно сокращал время засыпания (до 10 мин после приема), но в меньшей степени влиял на длительность ночного сна (Heydorn W.E., 2000; Weitzel K.W. et al., 2000; Barbera J., Shapiro C., 2005). В связи с этим залеплон можно принимать не только вечером перед сном, но и в первой половине ночи, учитывая его чрезвычайно быстрое и кратковременное действие (Dooley M. et al., 2000). Однако при этом необходимо предусмотреть возможность сна не менее 4 ч после применения препарата. При приеме залеплона архитектура сна, в отличие от бензодиазепинов, не нарушается (Walsh J.K. et al., 2000), что способствует достижению высокой степени удовлетворенности ночным сном (Elie R. et al., 1999). Следует подчеркнуть, что оптимальной дозой залеплона как снотворного препарата следует считать 5–10 мг однократно перед сном. В такой дозе препарат не вызывает постсомнического синдрома; обеспечивает возможность реализации полноценной социальной активности в течение дня; не вызывает миорелаксации; не влияет на психомоторные и когнитивные функции (Walsh J.K. et al., 2000; Verster J.C. et al., 2002.).

Основные преимущества залеплона можно сформулировать так:

1) быстрота наступления снотворного действия и эффективность относительно засыпания;

2) отсутствие постсомнического синдрома, психомоторных и когнитивных расстройств;

3) отсутствие влияния на архитектуру сна;

4) высокая степень удовлетворенности качеством сна;

5) отсутствие привыкания, зависимости и рикошетной инсомнии;

6) возможность применения в условиях полипрагмазии;

7) стандартная рецептурная форма отпуска.

Следует подчеркнуть, что сегодня в мире популярность «Z»-препаратов и, в частности, залеплона, неуклонно возрастает. Так, в Великобритании, согласно данным специального опроса, около 80% врачей и пациентов предпочитают именно «Z»-препараты по сравнению с бензодиазепинами и рассматривают их как средства первой линии терапии при различных формах инсомний (Siriwardena A.N. et al., 2006).

Таким образом, залеплон можно рассматривать как препарат выбора в терапии ситуационных инсомний, сопровождающихся затрудненным засыпанием. При этом рекомендуемая доза для взрослых составляет 10 мг однократно, для людей пожилого возраста и при печеночной недостаточности легкой и средней степени — 5 мг (повторный прием дозы в течение одной ночи следует исключить). Курс лечения залеплоном не должен превышать 2 нед.

Сегодня в Украине залеплон доступен в виде препарата АНДАНТЕ производства АО «Рихтер Гедеон» (Венгрия). Анданте выпускается в форме капсул, содержащих 10 мг залеплона, по 7 капсул в блистере, что позволяет обеспечить подбор оптимальной дозы в зависимости от анамнеза и возраста, а также от эффективности лечения.

В заключение следует отметить, что появление на отечественном фармацевтическом рынке препарата АНДАНТЕ (залеплон) позволяет эффективно воздействовать на одну из наиболее распространенных форм инсомний и открывает новые возможности в лечении пациентов с нарушениями сна. o

С.Г. Бурчинский,
Институт геронтологии АМН Украины, Киев

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті