Врач и провизор — взгляд из Германии

Построение оптимальной схемы взаимоотношений между врачом, работником аптеки и пациен­том актуально для любой страны, и пока что ни одно государство в мире не может похвастаться тем, что создало идеальную модель, которая устраивала бы всех — врачей, провизоров, по­требителей, производителей, страховые компании и тех, кто ведает бюджетными средствами. О существующем положении дел в Германии рассказывает Александр Ананко, кандидат медицинских наук, хирург городской больницы Вайссенбурга (Бавария).

Александр Ананко
Александр Ананко

— Александр, насколько часто в Германии посетители аптеки обращаются за советом к провизору?

— Взаимоотношения между пациентом и аптекарем в Германии в целом похожи на таковые в Украине: многие немцы с удовольствием идут со своими жалобами и проблемами не к семейному врачу, выполняющему здесь функции участкового терапевта, а сразу к соседнему аптекарю. В аптеке вам с удовольствием подскажут, какие витамины лучше всего принимать в вашем возрасте, какой чай лучше пить на ночь, а какой — по утрам, измеряют давление и уровень сахара в крови, а за символическую плату сделают еще и развернутый анализ крови. Значительно усилившаяся за последние годы конкуренция в аптечном бизнесе заставляет владельцев аптек придумывать все новые формы привлечения посетителей. Это и система бонусов для постоянных клиентов, и выпуск собственных журналов, и проведение еженедельных научно-популярных конференций из серии «Спросите аптекаря» и др. Сегодня только так можно удержаться на плаву и завоевать новых клиентов, ведь при такой плотности расположения аптек, как в Германии, — в среднем одна аптека обслуживает 3820 человек — дорог действительно каждый клиент!

— Однако наверняка существуют рамки, которыми ограничена сфера компетенции работника аптеки?

— Конечно. Спектр безрецептурных лекарственных средств в Германии достаточно узок. Без назначения врача здесь вам продадут очень небольшой перечень препаратов. Сильнодействующие анальгетики, в том числе и ненаркотические, гормональные препараты, антибактериальные средства, практически весь спектр препаратов кардиологического профиля без рецепта приобрести невозможно.

— А как производится оплата за рецептурные лекарственные средства?

— Независимо от стоимости препарата пациент вносит лишь символическую плату — 4–5 евро за упаковку, все остальное оплачивается из фонда больничной кассы. Если же сумма этих доплат в течение года превышает 2% (у пациентов с хроническими заболеваниями — 1%) от годового дохода, то пациент и вовсе освобождается от этих доплат. Не делают таких доплат и граждане, получающие социальное пособие, а также дети в возрасте до 18 лет. Понятно, что вышеописанный ход событий не мог не сказаться на рынке безрецептурных препаратов, и сегодня его удельный вес в общей структуре рынка медикаментов в Германии значительно снизился и составляет в денежном выражении лишь около 20% всех реализованных лекарственных средств. Справедливости ради необходимо заметить, что это «лишь» в абсолютных цифрах составило в 2004 г. более 6 млрд евро!

Однако 26 млрд евро, заплаченных в том же году за рецептурные препараты ни на минуту не дают покоя политикам, упорно пытающимся все последние годы найти способы снижения все возрастающих расходов на лекарственное обеспечение. В настоящее время затраты на здравоохранение в Германии составляют более 11% ВНП, что в абсолютных цифрах равняется примерно 230 млрд евро. Результатом стало то, что все в последнее время принимаемые пакеты законов, регулирующие отношения между врачом, пациентом и работником аптеки, преследуют преимущественно одну цель: уменьшить количество выписываемых рецептов и переориентировать врачей, а вместе с ними и пациентов, на более дешевые препараты.

— Как это регулируется на  законодательном уровне?

— Первым шагом на пути реформ здравоохранения было введение так называемого правила «аут идем». В переводе с латинского это означает «или точно такой же (препарат)». Это правило стало составной частью пакета законов об экономии, принятых парламентом Германии Бундестагом. Его введение в действие с апреля 2004 г. дало возможность работнику аптеки в большинстве случаев самостоятельно выбирать наиболее дешевый из аналогов выписанных врачом препаратов. В рецепте указывается международное непатентованное название. Исключение составляют случаи, когда врач в связи с опасностью аллергических реакций или побочного действия прописывает только конкретный препарат, указывая его торговое наименование. Наряду с экономией средств, целью, в принципе, достаточно благой, введение правила «аут идем» привело к ряду нежелательных побочных эффектов. Достаточно вспомнить хотя бы разгоревшийся в конце прошлого года скандал вокруг одного из известных производителей генериков. Работники аптек получали от производителя большие скидки за реализацию определенных препаратов, а разница между реальными ценами и таковыми со скидкой оседала в аптечных кассах.

Естественно, что такой неоднозначный закон был воспринят с недоверием как врачами, так и пациентами. Ведь ключевым звеном в процессе медикаментозной терапии оказывался человек за прилавком аптеки, а не врач, назначающий такое лечение, и уж тем более не пациент, зачастую страдающий от насильственного перевода с привычного, пусть и более дорогого препарата на дешевый.

Казалось бы, волна недовольства в обществе должна была привести к радикальному изменению политического курса по отношению к врачам и пациентам, но вместо этого на январь следующего года запланировано введение так называемого правила «бонус-малюс», еще более ограничивающего возможности врачей и практически обязывающего пациентов принимать препараты из нижней ценовой категории. Согласно этому правилу, врачи, назначающие препараты, расходы на которые превышают среднестатистические для этого заболевания, обязаны будут платить штрафы («малюс»), тогда как наиболее экономные специалисты будут всемерно поощряться («бонус»).

В таких условиях работа семейных врачей значительно осложнилась. Как заметил один из моих немецких коллег, практикующих в этой сфере, в реальности можно считаться только с «малюсами», так как просчитанные экономистами от здравоохранения цены на лечение очень далеки от реальности и явно занижены. Еще одним инструментом лоббирования генериков является так называемая генерик-квота, которая обязывает врача прописывать определенный процент генериков. Тот, кто не достигает этого порога, обязан также платить штрафы.

— Какова судьба оригинальных препаратов при таком подходе?

— В некоторых случаях оригинальные препараты практически не отличаются по стоимости от генериков, а иногда даже на пару центов дешевле. Тогда никаких проблем нет. Также не возникает проблем и у так называемых приватных пациентов, оплачивающих лечение из собственного кармана. Во многих случаях врачу также удается убедить больничную кассу в необходимости того или иного оригинального препарата. Но в целом они значительно сдают свои позиции, и удельный вес генериков за последние 10 лет увеличился с 50 до почти 70%.

— Как осуществляются закупки в госпитальном сегменте?

— Как и в Украине, в Германии врачи, работающие в стационаре, рецептов не выписывают. Решение о необходимости закупки того или иного препарата принимает заведующий отделением. Примерно раз в год он получает от менеджера больницы список имеющихся в наличии препаратов и вносит свои коррективы. После этого лечебное учреждение заключает договор с определенной аптекой, снабжающей больницу. В ходе мероприятий по экономии средств в медицине многие районные и небольшие городские больницы, в том числе и наша, полностью отказались от собственных аптек и ищут наиболее выгодных партнеров на стороне. Иногда это приводит к совершенно парадоксальным результатам: аптека, выигравшая тендер по обеспечению нашей больницы, находится, ни много ни мало, в 100 км!

— Каким вы видите дальнейшее развитие ситуации?

— Анализ динамики расходов на местном рынке лекарственных средств показывает, что, несмотря на кратковременные успехи — снижение затрат приблизительно на 10% в 2004 г., — тенденция их роста остается стабильной и требует действий более эффективных, но также более приемлемых для врача и пациента. Эти и другие наболевшие вопросы должны найти свое отражение в долгожданной реформе здравоохранения, которая, согласно заверениям правящей коалиции, должна стать одним из пусковых факторов, которые выведут Германию из затяжного экономического кризиса. n

Виктория Матвеева, фото предоставлено интервьюируемым

Комментарии

Нет комментариев к этому материалу. Прокомментируйте первым

Добавить свой

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Другие статьи раздела


Последние новости и статьи