Как страны отвечают на COVID-19? Сбор данных продолжается

21 Травня 2020 2:03 Поділитися
«Правительственные стратегии в ответ на пандемию COVID-19 являются крупнейшим спонтанным экспериментом за последнее время», — отметили в своей работе ученые из Германии, США и Великобритании — авторы проекта «СoronaNet» (Cheng C. et al., 2020). Поскольку все страны сталкиваются с одной и той же проблемой и ограничивают распространение COVID-19 среди своего населения с помощью различных организационных мер, в режиме реального времени генерируется ценная информация. Используя статистический анализ эмпирических данных, можно проследить, насколько развитие пандемии зависит от решительности чиновников. Жесткие меры действительно окупаются? Являются ли закрытие школ более действенным, чем строгая изоляция людей из групп риска? Наконец, как на распространение вируса влияют изменения погодных условий? Поиск ответов на эти вопросы только начинается.

«Строгость закона…»

В рамках проекта «CoronaNet» с помощью машинного обучения и доступа к более чем 200 000 новостных статей ученые собрали информацию о многих тысячах мер, которые были объявлены во всем мире правительствами около 200 стран с целью борьбы против COVID-19. Различают 16 различных типов мер. Чтобы иметь возможность сравнивать реакции в разных странах, исследователи разработали Индекс активности мер (Policy Activity Scorе), который выражает интенсивность ограничений с учетом их выраженности (например запрет собраний свыше 50 или 100 человек), длительности, добровольного или принудительного характера и т.д. Доступ к данным авторы проекта обеспечивают через его сайт. Так, по состоянию на 20 апреля среди европейских стран Индекс был наиболее низким у Бельгии (43,86), а наивысшим — у Сан-Марино (50,8), Словении (50,75) и Венгрии (50,69). Украина — среди стран с жестко прописанными мерами (49,57). Армения, к примеру, — на другом полюсе — 44,1. Интересно, что на пике своей выраженности ограничительные меры, судя по значению Индекса, в нашей стране были более интенсивными, чем в Италии и Испании (рис. 1).

Рис. 1
Индекс активности мер некоторых европейских стран, включая Украину, в период с 1 января по 20 апреля 2020 г. (coronanet-project.org)

«…смягчается необязательностью их исполнения»

«Google» публикует обновляемые кумулятивные отчеты об интенсивности передвижений жителей разных стран и их регионов, показывая, как изменилось количество посещений общественных мест, например, магазинов и парков (www.google.com/covid19/mobility). Информация представлена по странам и отдельным областям. К сожалению, Украина отсутствует среди анализируемых стран, но относительно Италии и Испании можно отметить, что интенсивность посещения аптек и магазинов, к примеру, в этих странах в последние 2 мес периодически снижалась более чем на 80%, а 13 мая оставалась на 26–27% ниже базового уровня. В то же время в штате Нью-Йорк она опускалась чуть ниже 40% только на Пасху, а сейчас — всего на 10% ниже. В Венгрии — стране с одним из самых высоких Индексов — интенсивность посещения магазинов и аптек также на протяжении большей части исследуемого периода не снижалась значительно.

Украина — одна из самых «строгих»

Междисциплинарной группой ученых и студентов под эгидой Школы государственного управления Блаватник (Blavatnik School of Government) Великобритании разработан Индекс жесткости (Stringency Index) ответных мер правительств на COVID-19 (рис. 2). Он основан на аддитивной оценке 7 показателей (S1-S7), измеренных по шкале от 0 до 100. Остальные компоненты представляют собой финансовые индикаторы, такие как фискальные или монетарные показатели. Украина по состоянию на 13 марта — одна из стран с наиболее жесткими ограничительными мерами (индекс = 92,06). Аналогичный показатель Беларуси, например, составляет 15,47, Италии — 68,78, Швеции — 47,35, Японии — 47,35, Германии — 68,25.

Рис. 2
Схематическое изображение жесткости ограничительных мер по состоянию на 30 марта в разных странах по шкале от 10 до 100 (Thomas H., et al., 2020)

Природа или политика?

А не способствуют ли подавлению вспышек COVID-19 теплая или, к примеру, сухая погода? Не влияют ли на распространение инфекции погодные изменения, подобно мерам общественных ограничений? Таким вопросом задались исследователи, опубликовав 8 мая статью в канадском издании «CMAJ» (Jüni P. et al., 2020). Для этого они проанализировали информацию о случаях COVID-19 в 144 геополитических зонах планеты по состоянию на 20 марта. По результатам анализа эпидемический рост COVID-19 не был связан с широтой и температурой, но слабо отрицательно — с относительной или абсолютной влажностью. И наоборот, мероприятия общественного здравоохранения (запрет массовых мероприятий, закрытие школ, социальное дистанцирование) были тесно связаны со снижением темпов роста эпидемии.

Список использованной литературы

1. Cheng C., Barceló J., Hartnett A., Kubinec R., Messerschmidt L. CoronaNet: A Dyadic Dataset of Government Responses to the COVID-19 Pandemic. 2020, April 12. https://doi.org/10.31235/osf.io/dkvxy.
2. Jüni P., Rothenbühler М., Bobos P., Thorpe K.E., da Costa B. R., Fisman D. N., Slutsky A. S., Gesink D. Impact of climate and public health interventions on the COVID-19 pandemic: A prospective cohort study. CMAJ. 2020, May. cmaj.200920. DOI: 10.1503/cmaj.200920.
3. Thomas H., Webster S., Petherick A., Phillips T., Kira В. Oxford COVID-19 Government Response Tracker, Blavatnik School of Government. Data use policy: Creative Commons Attribution CC BY standard. 2020.
По материалам coronanet-project.org; www.google.com/covid19/mobility; covidtracker.bsg.ox.ac.uk/stringency-map

Цікава інформація для Вас:

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*