Современные тенденции в индустрии создания лекарственных средств

Если бы я не занимался компьютерами, я бы работал в сфере биотехнологий. На протяжении следующих двух десятилетий я ожидаю увидеть поразительные достижения в  медицине, при этом на переднем крае будут находиться ученые и компании, деятельность которых связана с биотехнологической индустрией.

Билл Гейтс, основатель и президент компании Microsoft

С 8 по 14 августа 2004 г. в Бостоне (США) проходил IX Всемирный конгресс технологий создания лекарственных средств (Drug Discovery Technology World Congress–2004). Этот форум проводится ежегодно с 1996 г. и привлекает широкий круг специалистов, работа которых связана с данной сферой. Непосредственным участником Конгресса стал внештатный корреспондент «Еженедельника АПТЕКА» Константин Лебедев, который в настоящее время проходит обучение по программе MBA в Goizueta Business School, Emory University (США). Мы предлагаем вниманию читателей его увлекательный рассказ о современных тенденциях и новых веяниях в области разработки лекарственных средств.

Константин Лебедев

СОБЫТИЕ И ЕГО УЧАСТНИКИ

Вот уже в течение 9 лет к Конгрессу приковано пристальное внимание специалистов в области создания новых лекарственных средств из самых разных стран мира. С каждым годом количество участников этого мероприятия неуклонно растет, и в этом году его посетили более 6000 человек. Всех участников Конгресса можно разделить на три группы, наиболее многочисленную из них составили непосредственно исследователи — биологи, биохимики, фармакологи и клиницисты. Второй по численности была группа разработчиков и поставщиков оборудования и интеллектуальных продуктов, обеспечивающих процесс создания медикаментов. И наконец третью группу участников Конгресса представляли специалисты, обеспечивающие коммерциализацию фармакологических инноваций — представители руководства фармацевтических, инвестиционных, финансовых и консалтинговых компаний, а также регуляторных органов. Поскольку процесс создания новых препаратов сегодня во все большей степени превращается из «соревнования исследователей» в «соревнование менеджеров и финансистов», увеличение доли последней группы среди участников конгресса было одной из естественных тенденций форума нынешнего года. Ее ярким отражением стал и тот факт, что в нынешнем году в рамках Конгресса впервые была выделена отдельная секция — «Бизнес-стратегии и партнерские исследования». В рамках мероприятия традиционно проводились масштабная выставка, многочисленные сателлитные симпозиумы и круглые столы с участием VIP-сотрудников представленных отраслей.

Пожалуй, как и всякое подобное собрание, Конгресс носил в основном коммерчески ориентированный характер. Это означает, что участники анонсировали скорее не революционные идеи, бродящие в умах исследователей, а информировали об уже известных продуктах и услугах, готовых к коммерциализации.

Участие в таком мероприятии позволяет составить представление об общих тенденциях в отрасли и сделать определенные выводы о перспективах ее развития. Во-первых, современная индустрия создания медикаментов представляет собой весьма неоднородную среду, состоящую из огромного количества компаний самых разных размеров и направлений деятельности: начиная от транснациональных фармацевтических гигантов, способных обеспечить полный цикл создания лекарственного препарата, и заканчивая фирмами, состоящими из нескольких сотрудников, выполняющими узкоспециализированные функции (например, предоставление аутсортинговых услуг для более крупных заказчиков). При этом основная часть исследований на доклинических стадиях по-прежнему проводится именно небольшими компаниями. Одной из основ успеха представителей «большой фармы» является способность своевременно оценить перспективность того или иного исследования и приобрести его результаты до того, как это сделают конкуренты, быстро провести клинические испытания и реализовать полученные результаты.

Во-вторых, данная среда с каждым годом становится более структурированной. Осознание необходимости узкой специализации было отражено в докладах многих руководителей исследовательских проектов, прозвучавших во время Конгресса. Они считают, что в настоящее время специализация является объективной необходимостью из-за огромного объема накопленной первичной информации, который можно обработать не с помощью метода случайного поиска, а скорее тотального скрининга. Создание новых препаратов уже давно превратилось из творческой деятельности отдельных исследователей в промышленный процесс. Сегодня можно говорить о том, что разработка новых препаратов является не просто частью фармацевтического бизнеса, а в значительной степени именно отдельной индустрией, для которой фармацевтический бизнес служит одним из заказчиков.

В-третьих, очевидно и то, что на сегодняшний день наиболее благоприятные и в то же время высококонкурентные условия для развития данной индустрии созданы именно в США. Высокая стоимость медикаментов в этой стране и огромный объем фармацевтического рынка делают процесс разработки новых препаратов в США высокодоходным бизнесом, хотя и связанным с высокой степенью финансового риска. Это, в свою очередь, привлекает в страну компании со всего мира. Так, знаковым событием, отражающим эту тенденцию развития отрасли, стал недавно переезд на территорию США главного исследовательского центра транснационального концерна «Новартис» из Швейцарии. Деятельность большого количества компаний обусловливает повышенный спрос на работу исследователей, которые приезжают в США как из развитых, так и из развивающихся стран. Это в свою очередь оптимизирует интеллектуальную среду для культивирования новых идей.

ИНДУСТРИЯ НА ПЕРЕПУТЬЕ

Нельзя не отметить, что индустрия создания медикаментов в настоящее время «переживает» период пересмотра некоторых взглядов на собственное развитие. Также меняются подходы заказчиков и инвесторов к данной отрасли. Накопление огромных модулярных библиотек, баз данных и даже расшифровка генома человека в 2002 г. не привели, однако, к немедленной и существенной активизации процессов создания лекарств. К счастью, данная отрасль не пережила такого кризиса, как, например, компьютерная индустрия несколько лет назад с ее изначальным «перегревом» и последующим падением. Но безоглядный энтузиазм по отношению ко всему, что можно было назвать биотехнологиями, сменился более прагматическим подходом.

Прежде всего изменилось отношение инвесторов. Как отметил один из докладчиков, если еще 10 лет назад начинающие биотехнологические компании получали значительные инвестиции на общее развитие с перспективами потенциально обнадеживающими, но в целом неясными, то сейчас можно рассчитывать на инвестиции только при условии предоставления подробного описания ожидаемого результата со сроком его получения за 2–3 года. Лейтмотивом выступлений инвесторов по отношению к работе исследователей мог бы стать лозунг «Быстрее, точнее, дешевле», но более всего — «Быстрее, быстрее, быстрее». Как пример ускорения исследований приводился опыт компании, которая провела полный цикл доклинических работ по одному из лекарственных препаратов всего за 2 года. Таким образом, продолжительность периода от первоначального вложения средств до коммерциализации результатов является главным сдерживающим фактором для инвестиций. Тем не менее в последние годы, как подчеркнул в своем выступлении вице-президент компании Wyet Pharmaceutical по клинической фармакологии Тори Бьорнсон (Thori D. Bjornsson), длительность практически всех стадий создания нового препарата, включая и регистрацию, продолжает увеличиваться. Другие негативные тенденции в биотехнологической отрасли описал Майкл Мак-Кали (Michael G. McCully), директор консалтинговой компании Recombinant Capital Inc. Во-первых, возрастает стоимость биотехнологических разработок (по данным докладчика, средняя стоимость инвестиционного цикла в биотехнологической отрасли с 1997 по 2003 г. повысилась с 7 до 18 млн дол. США). Во-вторых, снижается возврат на инвестиции. Как отметил Майкл Мак-Кали, продление инвестиционного цикла в комплексе с его удорожанием и более осторожной оценкой перспектив биотехнологий обусловило следующие две основные тенденции в инвестиционной деятельности:

1) увеличение доли инвестиций в более поздние стадии исследовательских проектов, несмотря на более низкую прибыльность;

2) увеличение доли партнерских соглашений для инвестирования в исследовательские проекты, что делается с целью диверсификации риска.

Следует отметить, что тема партнерских соглашений вообще была одной из главных на бизнес-секции Конгресса. В условиях недостатка новых препаратов и ужесточения финансового давления многие руководители «большой фармы» видят в партнерских отношениях один из способов расширения портфеля лекарственных средств и сохранения товарооборота. Так, Барбара Йани (Barbara Yanni), вице-президент и руководитель лицензионного отдела американской компании Merck, проиллюстрировала данную тенденцию такими цифрами: в 2003 г. более трети товарооборота лекарственных средств компании приходилось на продукты, производимые и/или промотируемые по лицензионным соглашениям. Всего же по приведенным на Конгрессе данным в 2003 г. из 18 зарегистрированных инновационных продуктов «большой фармы» собственными разработками владельцев регистрационных свидетельств являлись только 7 препаратов.

Вопросам оптимизации исследовательской деятельности было посвящено выступление вице-президента компании Wyet Pharmaceutical по клинической фармакологии Тори Бьорнсона. Он привел пример отсутствия корреляции между расходами на научно-исследовательские разработки (R&D) и количеством новых зарегистрированных субстанций. Так, с 1980 по 2003 г. ежегодные суммарные исследовательские расходы выросли с менее 2,5 млрд дол. до 34 млрд дол. США при почти полном отсутствии увеличения количества новых препаратов. Докладчик также осветил роль так называемой трансляционной медицины как набора стратегий для успешного перевода субстанций из стадии открытия в стадию ранних клинических испытаний. Особо остро в условиях увеличения количества исследуемых субстанций и стоимости каждого исследования стоит вопрос о развитии способности прогнозировать перспективы новой субстанции на ранних стадиях исследования.

В целом настроение бизнесменов и менеджеров, работающих в индустрии, можно было охарактеризовать как сдержанный оптимизм. Общее отношение к трудностям отрасли от имени самих исследователей выразил Нубар Афейан (Noubar B. Afeyan), президент компании Flagship Ventures: «Предыдущие 10 лет провалившихся попыток извлечь добавочную стоимость из геномики не означают, что следующие 50 лет ничего не принесут». В выступлении директора Калифорнийского технологического института (California Institute of Technology), лауреата Нобелевской премии Дэвида Балтимора (David Baltimore), носившем весьма красноречивое название — «Биотехнологии имеют будущее!» — также была отражена эта позиция. В качестве доказательства существующего потенциала биотехнологической индустрии он привел следующую цифру: 255 биотехнологических продуктов находятся в настоящее время в 3-й фазе клинических испытаний. В программном выступлении Дэвид Балтимор осветил основные вопросы, стоящие в настоящее время перед биотехнологической отраслью. Во-первых, поскольку раскрытие генома человека не принесло ожидаемого прорыва в создании лекарственных препаратов, необходимо двигаться в исследованиях от геномики к протеомике. Во-вторых, возможным способом преодоления сложностей, связанных с объемом накопленной информации, является системная биология. В-третьих, основными перспективными направлениями биотехнологии являются:

а) персонализированная медицина (фармакогеномика);

б) переход от диагностики к интегрированному менеджменту заболеваний с использованием компьютерных технологий;

в) биологические системы на наноуровне;

г) нейронное протезирование;

д) клеточная терапия, генная терапия;

е) наиболее отдаленная задача — биологическая инженерия.

Таким образом, биологические науки подошли к тому «порогу» в своем развитии, когда количество накопленной информации должно перейти в новое качество. В этом свете при обсуждении оптимизации методологии исследований многие участники говорили о переносе акцента с геномики на протеомику и метаболику, о системной биологии и более активном использовании компьютерного моделирования.

Проблемные вопросы организации исследовательского процесса, начиная с отсутствия общей терминологии и заканчивая усовершенствованием существующей в США сложной системы финансирования работ и координацией усилий различных участников процесса подробно рассмотрел в программной речи «Дорожная карта для медицинских исследований» директор американского Национального института здоровья Элиас Зерхуни (Elias A. Zerhouni).

А ЧТО ЖЕ УКРАИНА?

Нашу страну на конгрессе представляли два участника. Первым была компания «Энамин», созданная сотрудниками Института органической химии НАН Украины и занимающаяся синтезом органических соединений, потребляемых в исследовательских целях. Эта компания является постоянным участником данного Конгресса и поставляет свою продукцию в числе прочих клиентов крупным мировым фармацевтическим предприятиям. Второй участник — «ХимБиоЦентр» при Национальном университете им. Т.Г.  Шевченко. Сотрудники отдела молекулярного моделирования Центра представляли компьютерную программу для моделирования доккинга молекул исследуемых субстанций к молекулам-мишеням. Этот пример свидетельствует о возможном успешном участии Украины в мировой индустрии создания медикаментов. Да, нашей фармацевтической промышленности разработка оригинальных препаратов, как правило, не под силу. Но это не под силу и фармацевтическим отраслям многих экономически более развитых стран. В то же время индустрия создания медикаментов настолько велика и диверсифицирована, что отдельные виды работ выполняются в разных странах мира. Более того, значительная доля ручного труда и растущее давление со стороны инвесторов вынуждают многие западные компании выполнять часть исследовательских работ в тех регионах, где их себестоимость более низкая. «Плохая новость» для фармацевтической отрасли Украины состоит в том, что уже сегодня одними из лидеров по выполнению аутсортинговых работ в исследовательской индустрии являются Индия и Китай. В кулуарных беседах специалисты по организации исследовательских проектов отмечали, что эти страны сегодня предлагают проведение работ в соответствии с самыми высокими стандартами и по очень низким ценам, и только политические соображения относительно сохранения рабочих мест мешают массовому переносу значительной части исследований в эти регионы. Тем не менее Украина еще имеет шанс получить свою долю в этом сегменте рынка.

ЭПИЛОГ

Несмотря на весомые достижения, индустрия создания медикаментов находится в «юношеском возрасте»: когда еще не все места заняты промышленными «монстрами» и двери для вхождения в отрасль открыты для многих небольших компаний. Кроме того, эта индустрия сегодня еще является рынком продавца, а не рынком покупателя. По крайней мере, именно так ответила на вопрос корреспондента «Еженедельника АПТЕКА» исполнительный директор по глобальному развитию бизнеса и лицензированию (Global Business Development and Licensing) компании «Новартис» Кристин Фишетт (Christine T. Fischette). Подводя итоги, можно сказать, что индустрия создания лекарственных препаратов находится в том золотом возрасте, когда романтики от науки и бизнеса, искатели приключений и просто смелые предприимчивые люди могут схватить удачу за хвост. Если Вы принадлежите к одной из этих групп, Вас ожидают напряженные и увлекательные годы последующей деятельности. n

Константин Лебедев

Если у Вас, уважаемые читатели, возникли вопросы, касающиеся темы данной статьи, автор будет рад ответить на них. Вопросы направляйте по e-mail: konstantin_lebedyev@bus.emory.edu

Коментарі

Лариса 08.04.2011 2:02
Уважаемый Константин, Вы все правильно отразили. Ваше мнение о перспективе инноваций в индустрии ЛС на основе биотехнологии штаммов лек.растений?

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті