День рождения АУГМЕНТИНА

День рождения АУГМЕНТИНА

История борьбы с инфекцией насчитывает тысячи лет. По мере углубления знаний в области биологии и медицины человек пытался противопоставить инфекционным болезням средства, данные самой природой: травы, минералы, целебные воды и грязи, продукты животного происхождения. Кардинальные изменения в противостоянии инфекциям произошли после открытия Антонио Левенгуком микромира, а также после определения Луи Пастером его клинической роли в качестве главного виновника всех бед человечества, связанных с инфекционными болезнями. Последовательный переход от использования антисептиков к химиотерапии, а с середины XX ст. — наступление эры антибиотиков кардинально изменили результативность противостояния инфекционным заболеваниям. С открытием антибиотиков патогенной микрофлоре был нанесен сокрушительный удар. Однако вскоре стали появляться бактерии устойчивые, иначе говоря, резистентные к их действию. Микроорганизмы «научились» бороться и побеждать в «войне» с антибактериальными препаратами.

ОТ ПЕНИЦИЛЛИНА К АУГМЕНТИНУ: ДОРОГУ ОСИЛИТ ИДУЩИЙ

Как известно, Александр Флеминг открыл пенициллин в 1928–1929 гг. 10 лет это открытие оставалось просто неким лабораторным феноменом, известным узкому кругу специалистов до тех пор, пока профессор Флори не выявил, что плесень, открытая Флемингом, может стать антибиотиком (сам Флеминг был скептически настроен к своему детищу, заявив, что «этим не стоит заниматься»). Вот это было настоящее начало истории эры антибиотиков.

В конце 30-х годов ХХ в. судьба свела в лаборатории микробиологии Оксфордского университета австралийца Гаварда Флори и сына выходца из России Эрнста Бориса Каина (англицированное звучание — Чейн). Оба были биохимиками и занимались борьбой с болезнетворными микроорганизмами. Их маленькая группа, получившая в истории медицины название Оксфордской команды, включила в свои исследования, помимо двух других химических соединений, еще и Penicillium notatum, о котором они вычитали в работах профессора Флеминга. В 1939 г. группе удалось получить, хотя и очень грубо очищенный, пенициллин. А 13 августа 1940 г. немцы начали бомбить Лондон. Флори, Чейн и их коллега Норман Хитли пропитали пенициллином свою одежду на тот случай, если лаборатория будет разрушена или если им придется уничтожить запас пенициллина при оккупации Лондона. Положение было отчаянным. Летом 1941 г. Флори отправился за помощью в США.

Поиск новых антибиотиков — процесс длительный, кропотливый и дорогостоящий

 

Перед учеными возникало еще много проблем. Об одной из них читаем в биографии Александра Флеминга, написанной французским писателем Андре Моруа. Существовавший запас пенициллина был получен из той самой плесени (плесень — лат. penicillium) — Penicillium notatum — которая в 1928 г. залетела в окно к Александру Флемингу, осела на приготовленном им стрептококковом бульоне и внезапно очистила его, убив все микробы. Однако для массового производства пенициллина нужно было найти нечто новое. Тип плесени, который можно было бы легко выращивать в огромных количествах. Но что бы ни пробовали ученые, им никак не удавалось достичь нужных результатов. В конце концов они наняли женщину по имени Мэри, которая приносила им с базара разные виды заплесневевших овощей и фруктов. В городке ее тут же прозвали «заплесневелая Мэри». Однажды, осенью 1941 г., она принесла им маленькую оранжевую дыню. На ней была плесень Penicillium chrisogenum. Ее споры прорастали с неимоверной скоростью.

Во время войны, когда главную угрозу жизни раненых представляли инфекции, пенициллин помог спасти тысячи жизней. Благодаря тому, что в начале войны пенициллин не был патентованным лекарственным средством, информация о нем стала доступна всем. В те же годы, что и за рубежом, над созданием пенициллина работали и в Советском Союзе. В невероятно трудных условиях военного времени, да и вообще при очень убогих возможностях лабораторной техники были проведены исключительные исследования. В одном из московских подвалов ученые выявили штамм Penicillium krustosum, который оказался продуктивнее английских и американских родичей. Главным творцом советского пенициллина была профессор Зинаида Ермольева, под руководством которой где-то к началу 1943 г. для лечения раненых, спасения их от гнойной инфекции были выпущены первые партии пенициллина.

Героем легенды о пенициллине стал, конечно, один человек — сэр Александр Флеминг. Ученый мир оценил троих. В 1945 г. Нобелевскую премию за создание пенициллина получили кроме Флеминга еще сэр Эрнст Борис Чейн и лорд Гавард Флори.

После того, как была доказана возможность получения антибиотиков из микроорганизмов, открытие новых препаратов стало вопросом времени. Уже к 1950 г. было описано более 100 антибиотиков. Однако необходимо отметить, что поиск новых антибиотиков — процесс длительный, кропотливый и дорогостоящий. В ходе подобных исследований изучают и отбраковывают сотни, а то и тысячи культур микроорганизмов. И только единицы отбирают для последующего изучения. Но это еще не значит, что они станут основой новых препаратов. Низкая продуктивность культур, сложность процессов выделения и очистки лекарственных веществ ставят дополнительные, порой непреодолимые, барьеры на пути новых препаратов. Поэтому со временем, когда очевидные возможности были уже исчерпаны, разработка каждого нового природного препарата стала чрезвычайно сложной исследовательской и экономической задачей. А новые антибиотики были очень нужны. Выявляли все новых возбудителей инфекционных болезней, и спектра активности существующих препаратов было уже недостаточно для борьбы с ними. К тому же микроорганизмы быстро приспосабливались и становились невосприимчивыми к действию, казалось бы, уже проверенных препаратов. Наряду с поиском природных антибиотиков активно велись работы по изучению структуры известных веществ для того, чтобы, модифицируя их, получать новые и новые, более эффективные и безопасные препараты. Таким образом, следующим этапом развития антибиотиков стало создание полусинтетических, сходных по строению или по действию с природными антибиотиками, веществ.

Ученым-разработчикам АУГМЕНТИНА были присуждены награда Королевы Великобритании, премии Галена во Франции, Испании и награды правительства Испании

 

Природные пенициллины, полученные в 40–50-е годы ХХ в., были неэффективны при приеме внутрь, так как разрушались в кислой среде желудка. Впоследствии был создан метод получения полусинтетических пенициллинов. Для этого молекулу пенициллина «разрезали» с помощью фермента пенициллиназы и, используя одну из частей, создавали новые соединения. Таким способом удалось получить препараты более широкого спектра действия, чем исходный пенициллин. Так в 1972 г. специалистами Beecham Research Laboratories (подразделения компании, вошедшей впоследствии в состав «ГлаксоСмитКляйн») был разработан амоксициллин. Результатами множества исследований было доказано, что он обладает превосходным спектром антибактериальной активности, но в отличие от своего предшественника — ампициллина — лучше всасывается при пероральном приеме и создает в тканях и биологических жидкостях организма более высокие концентрации, позволяющие эффективно бороться с микроорганизмами. Амоксициллин не утратил своего значения и сейчас. Этот прекрасный препарат обладает достаточно широким спектром действия, включая анаэробную флору. Он хорошо переносится пациентами, ему не присущи такие побочные эффекты, как нефро- и гепатотоксичность, которые, к сожалению, возникают при приеме многих современных антибактериальных средств. Последнее обстоятельство имеет особое значение при выборе терапии у пациентов с сопутствующей патологией, лиц пожилого возраста, у которых, как правило, имеются возрастные нарушения со стороны печени и почек, а также у детей.

С создания пенициллина прошли десятки лет. Появились новые поколения пенициллинов: второе, третье… Но все острее встает вопрос о том, что антибиотики теряют свою действенность. Микроорганизмы «научились» бороться и побеждать в «войне» с антибактериальными препаратами. Они выработали различные механизмы защиты, и одним из основных стала способность вырабатывать особые ферменты — β-лактамазы, разрушающие антибактериальные препараты. Этот механизм является одним из ведущих для таких клинически значимых возбудителей, как S. aureus, Н. influenzae, M. catarrhalis, E. coli, K. pneumoniae, В. fragilis. Вскоре были синтезированы первые пероральные цефалоспорины, устойчивые к действию β-лактамаз, однако они оказались значительно менее активными в отношении стрептококков, пневмококков, гемофильной палочки, моракселлы. Поэтому к середине 60-х годов XX в. стало очевидно, что необходимо создать вещество, которое поможет антибактериальным препаратам пенициллинового ряда преодолеть действие β-лактамаз.

АУГМЕНТИН представляет собой оригинальную разработку известной компании «ГлаксоСмитКляйн» и является комбинацией амоксициллина — одного из лучших антибиотиков пенициллинового ряда — и самого мощного из известных ингибиторов бета-лактамаз — клавулановой кислоты

 

Соответствующая программа исследований была начата в 1967 г. учеными лаборатории Beecham, которая в настоящее время входит в состав «ГлаксоСмитКляйн». Это привело к открытию в начале 70-х годов ХХ в. клавулановой кислоты, связывающей β-лактамазы микроорганизмов. Она выступила как защитный компонент в составе препарата, где в качестве антибактериальной составляющей был представлен амоксициллин (оригинальная разработка той же лаборатории), который уже успел подтвердить свою эффективность и завоевать популярность у врачей. Таким образом, неслучайно именно амоксициллин был выбран для соединения с клавулановой кислотой, и эта комбинация, получившая торговое название АУГМЕНТИН, 17 сентября 1981 г. была впервые представлена в Великобритании, а вскоре после этого — в Европе, США и других странах мира. Именно за изобретение клавулановой кислоты ученые-разработчики были удостоены награды Королевы Великобритании — за лучшее инновационное лекарственное средство.

АУГМЕНТИН: ЭПОХА РЕНЕССАНСА ПЕНИЦИЛЛИНОВ

АУГМЕНТИН представляет собой оригинальную разработку известной компании «ГлаксоСмитКляйн» и является комбинацией амоксициллина — одного из лучших антибиотиков пенициллинового ряда — и самого мощного из известных ингибиторов бета-лактамаз — клавулановой кислоты. Сочетание этих двух компонентов в АУГМЕНТИНЕ приводит к появлению особых свойств.

В препарате реализуется концепция «нападая, защищаюсь»: клавулановая кислота необратимо блокирует β-лактамазы как патогенных, так и непатогенных микроорганизмов, открывая амоксициллину свободный путь для атаки на возбудителей инфекции. Такие свойства позволили проявить препарату высокую клиническую эффективность при многих инфекциях различных органов и систем, которая не изменяется со временем, о чем свидетельствует более чем 25-летний опыт успешного применения во всем мире. С появлением АУГМЕНТИНА наступила эпоха ренессанса пенициллиновых антибиотиков. Они восстановлены в своих правах, и вполне заслуженно.

Применение АУГМЕНТИНА в клинической практике имеет солидную доказательную базу — ведь именно для этого оригинального препарата были проведены многочисленные клинические исследования, подтверждающие его эффективность при лечении респираторных инфекций. Высокая клиническая эффективность АУГМЕНТИНА при различных инфекциях доказана в контролированных исследованиях с участием десятков тысяч пациентов на протяжении 25 лет. Всего же в мире сегодня насчитывается около 50 000 публикаций, содержащих данные об успешном применении АУГМЕНТИНА в клинической практике, что делает его, пожалуй, самым изученным после пенициллина антибиотиком в мире. Чувствительность микроорганизмов к АУГМЕНТИНУ на протяжении десятилетий его успешного применения практически не изменилась, что подтверждают результаты крупных исследований (Alexander Project, 1992–1996 и других). В частности, данные крупномасштабного международного многоцентрового микробиологического исследования Alexander Project (проект назван по имени Александра Македонского, который, вероятно, умер в результате инфекции дыхательных путей) свидетельствуют о высокой активности АУГМЕНТИНА и чувствительности к нему микроорганизмов, вызывающих негоспитальные инфекции дыхательной системы. Также было выявлено еще одно удивительное свойство препарата, отличающее его от других современных противомикробных средств, — несмотря на то, что препарат используют с 1981 г., чувствительность микроорганизмов к АУГМЕНТИНУ практически не изменилась.

Чувствительность микроорганизмов к АУГМЕНТИНУ практически не изменилась на протяжении 25 лет использования в разных странах мира

 

Область применения АУГМЕНТИНА широка благодаря высокой способности бактерицидно воздействовать на аэробную и анаэробную флору (как грамположительную, так и грамотрицательную).

Широкий спектр активности АУГМЕНТИНА позволяет проводить монотерапию этим препаратом даже в тех случаях, когда при его отсутствии понадобилось применение комбинации двух или более антибиотиков. Это снижает частоту развития побочных реакций и лишает микроорганизмы возможности вырабатывать устойчивые штаммы.

Препарат показан при инфекциях верхних и нижних дыхательных путей (тонзиллит, синусит, средний отит, обострение хронического бронхита, пневмония), инфекциях мочеполовой системы (цистит, уретрит, пиелонефрит, инфекции, передающиеся половым путем, гинекологические и акушерские инфекции), кожи и мягких тканей, костей и суставов (остеомиелит), а также для периоперационной профилактики хирургической инфекции.

Кроме высокой клинической и бактериологической эффективности, сохраняющейся с течением времени, АУГМЕНТИН обладает благоприятным профилем безопасности и переносимости. Поэтому не удивительно, что АУГМЕНТИН получил заслуженное признание врачей. Он зарегистрирован и применяется практически во всем мире.

При этом в руководствах по антибиотикотерапии многих развитых стран АУГМЕНТИН рекомендуют применять как антибиотик первого выбора для эмпирической терапии различных инфекций.

О признании высокой эффективности АУГМЕНТИНА свидетельствует то, что в 1995 г. Национальный комитет по клиническим лабораторным стандартам США (National Committee for Clinical Laboratory Standards) объявил АУГМЕНТИН золотым стандартом среди пенициллиновых антибиотиков, то есть тем, с которым cравниваются все вновь созданные антибиотики (Legnani D., 1997). Несмотря на длительность применения АУГМЕНТИНА в клинической практике, он не уступает по эффективности многим вновь созданным противомикробным средствам.

АУГМЕНТИН: СИЛА В ПОСТОЯННОМ РАЗВИТИИ

Специалисты компании «ГлаксоСмитКляйн» не останавливались на достигнутом: разрабатывались новые схемы лечения, новые дозировки, новые лекарственные формы. Такие новации не остались незамеченными, и в 1986 г. ученым-разработчикам АУГМЕНТИНА были присуждены награда Королевы Великобритании, премия Галена во Франции и награда правительства Испании.

Научные изыскания продолжались, и впоследствии была разработана лекарственная форма препарата для двукратного приема — АУГМЕНТИН BD таблетки, покрытые оболочкой, 625 мг (500 мг амоксициллина и 125 мг клавулановой кислоты) и новая форма 1000 мг (875 мг амоксициллина и 125 мг клавулановой кислоты). В новой форме амоксициллин и клавуланат находятся в соотношении 7:1. Такое повышение дозы амоксициллина по отношению к клавулановой кислоте усиливает бактерицидный эффект и увеличивает период, в течение которого сохраняется активность препарата АУГМЕНТИН 1000 мг в отношении микроорганизмов, продуцирующих β-лактамазы.

Исход заболевания зависит не только от правильного выбора препарата, но и от четкого соблюдения кратности его применения. В этом и состоит одна из причин погрешности лечения, поскольку часто пациенты пропускают время приема очередной дозы лекарственного средства. Применение новой лекарственной формы АУГМЕНТИН 1000 мг позволит снизить частоту приема препарата до 2 раз в сутки, что, несомненно, более удобно для пациента. АУГМЕНТИН 1000 мг при приеме 2 раза в сутки — эффективный и удобный вариант лечения пациентов с тяжелыми инфекциями дыхательных путей.

АУГМЕНТИН по праву занимает одно из ведущих мест среди средств для эмпирической антибиотикотерапии пациентов благодаря высокой эффективности, надежности, безопасности и, что немаловажно, экономической доступности для жителей Украины. o

Пресс-служба «Еженедельника АПТЕКА»

Аугментин

Коментарі

Олександр 13.10.2020 6:38
Препарат дійсно супер! Через добу- полегшення і далі- швидке одужання! Головне- дотриматись курсу лікування і не забувати приймати "Лінекс" через дві-три години після препарату. Рекомендую однозначно!

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті