Польша: борьба против концентрации только «на руку» организаторам виртуальных сетей?

24 Липня 2020 9:28 Поділитися
Эффективно работающие аптечные сети, основанные на франчайзинге, в настоящее время являются противовесом сильным консолидированным игрокам на оптовом фармацевтическом рынке (80% поставок осуществляют 3 дистрибьютора), — отмечено в отчете «Варшавского института предпринимательства» (Warsaw Enterprise Institute — WEI). С другой стороны, нельзя не отметить, что франчайзинг противопоставляется вертикальной интеграции только ситуативно, в принципе являясь одним из инструментов консолидации, который могут использовать и доминирующие оптовые игроки…

Эксперты WEI подчеркивают, что динамичному развитию франчайзинговых сетей в Польше может угрожать, прежде всего, нестабильность в нормативно-правовом поле и отсутствие ощущения юридической безопасности. Речь идет об изменениях на фармацевтическом рынке, введенных поправкой к закону о лекарственных средствах, широко известной как «Аптека для фармацевта» (Apteka dla aptekarza), действиях аптечного самоуправления, а также о последовательных попытках ввести ограничения на работу по воскресным и праздничным дням.

Угроза — диктат оптовиков, а не интеграция как таковая

Оптовики динамично развивают свои собственные партнерские программы, что делает аптеки очень зависимыми от них, — отмечают авторы отчета. Операторов аптек в таких альянсах привлекает льготное снабжение, крупные скидки при закупке больших партий, выгодные условия расчетов. Крупный дистрибьютор через «виртуальную» сеть может стать организацией, которая фактически контролирует всю цепочку распространения.

Высокая концентрация в сегменте дистрибуции является точкой сборки, которая почти неминуемо приведет к поглощению вертикально интегрированных сетей крупными международными оптовыми операторами. О высокой вероятности данного сценария свидетельствуют примеры таких стран, как Франция или Германия, где международные дистрибьюторские компании, использующие партнерские программы для аптек, имеют реальную власть над рынком. Как отмечено в отчете, в этих странах 42 и 40% всех аптек соответственно принадлежат виртуальным сетям, созданным оптовиками. Впрочем, и по всей Европе более 22 000 аптек принадлежат виртуальным сетям, управляемым дистрибьюторами-гигантами. Кооперирование в сфере закупок вокруг международных «финансовых воротил», не очень считающихся с реальными потребностями, — головная боль для тех, кто хотел бы видеть аптеку прежде всего учреждением здравоохранения. Для них не важно, по большому счету, реальная это сеть или виртуальная, — все равно там воспринимают пациента как потребителя и главные цели ставят в экономической плоскости.

Получают ли подобные крупные игроки какие-то преференции от государства? Высшая фармацевтическая палата (Naczelna Izba Aptekarska) и представляющая независимых фармацевтов Ассоциация работодателей польских аптек (Związek Aptekarzy Pracodawców Polskich Aptek — ZAPPA) уже несколько лет выражают опасения в связи с неполной уплатой налогов крупным аптечным бизнесом. Похоже, эти обвинения до сих пор не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть. Так, в ответе на депутатский запрос Ян Сарновски (Jan Sarnowski), заместитель госсекретаря в министерстве финансов, 29 июня 2020 г. ответил, что из-за особенностей учета министерство «не может извлечь из своих информационных ресурсов данные о суммах подоходного налога, уплачиваемого независимыми аптеками и сетевыми аптеками», и что надзор за выполнением соответствующих обязательств осуществляют налоговые органы.

Со своей стороны, Союз предпринимателей и работодателей (Związek Przedsiębiorców i Pracodawców — ZPP) обещает в ближайшее время опубликовать отчет «Аптечный рынок в Польше–2020», и в качестве выдержки из него приводит информацию, представляющую аптечные сети в качестве примерных налогоплательщиков, опираясь при этом на собственные данные, а также консалтингово-исследовательских групп «Dziesięcina» и «PEX Pharma Sequence» и ресурса «DOBA». Согласно этим источникам, аптечные сети заплатили в 2019 г. вдвое большую сумму в качестве государственных сборов (подоходный налог с работников и предприятий, отчисления в социальный фонд, корпоративный подоходный налог) — 1,1 млрд польских злотых, в то время как независимые аптеки — 528 млн. Зарубежный капитал, по этим данным, также слабо представлен в аптечном сегменте: его наличие характерно только для 5 аптечных сетей (6,7% розничных точек страны) с долей рынка 8,7% (от розничных цен, на февраль 2020 г.).

В отчетах WEI и ZAPPA также не сказано о значительном присутствии сетей в аптечном сегменте. Так, на их долю в 2018 г. приходилось 43% розничных точек и 59% объема аптечного рынка в денежном выражении. По состоянию на февраль 2020 г. в Польше насчитывается 359 аптечных сетей, из которых только 9 имеют более 100 аптек по всей стране. И да, аптечные сети (сетью считается субъект с 5 или более аптеками) — это в основном малые и средние семейные предприятия Польши: большая их часть — 214 — представляют собой сети с 5–9 аптеками. Между тем, операторы рынка, которые не хотят ориентироваться на крупные международные корпорации, утверждают, что ползучая экспансия последних до поры до времени ускользает от фиксации официальными источниками.

Осторожно, вас используют

А что, если аптечное самоуправление, имея общие интересы с дистрибьюторами, использовало фармацевтическую общественность «втемную», пугая ее «призраком аптечных сетей»? В отчете WEI об этом не говорят, а просто констатируют, что дистрибьюторы «пели в один голос» с фармассоциациями, сокрушаясь, что «либеральный подход к контролю над фармацевтическим рынком привел к неконтролируемому расширению сетей». Правило «аптека для фармацевта» преподносили как защиту независимых аптек, в то же время, возможно, намереваясь просто перехватить инициативу у организаций, заинтересованных в горизонтальной интеграции как таковой.

Рассказывая об опасностях объединения аптечного бизнеса в сети, оптовые компании в то же время предлагали 2 возможности конкурировать с сетями: «присоединение к группам» (то есть де-факто — вертикальные сети) и сотрудничество с «независимым дистрибьютором», который может предоставить в помощь аптекам инструменты по управлению ассортиментом, оформлению рабочего пространства или обучению персонала (то есть путем предоставления ноу-хау и сотрудничества с оптовым оператором, а не с франчайзером).

«Аптека для фармацевта» — прокрустово ложе для рыночных технологий?

Правила, сформулированные в рамках «аптек для фармацевтов», не исключают возможности запуска аптек в рамках франчайзинговых сетей, но существенно ограничивают их. Важными проблемами объективного характера являются географический и демографический критерии, которые должны были повысить доступность лекарств в сельской местности и небольших городах.

С точки зрения систем франшизы, этот тип ограничений приводит к снижению вероятности использования эффекта масштаба, что, в свою очередь, уменьшает возможности для создания новых торговых точек. Как следствие, возникает ухудшение переговорной позиции организаций, работающих просто по франчайзингу, по отношению к консолидированным оптовым торговцам фармацевтической продукцией.

Однако ограничений, введенных правилом «аптека для фармацевтов», похоже, недостаточно для аптечного самоуправления, которое начало ставить под сомнение право фармацевтов, работающих в аптеках, подписывать франшизные соглашения, — отмечают авторы отчета. Так, 20 августа 2018 г. Высшая фармацевтическая палата (Naczelna Izba Aptekarska) опубликовала сообщение «о заключении договоров с фармацевтами в связи с управлением ими общественными аптеками, в результате которых те теряют контроль над аптекой». В принципе, подобную формулировку можно было расценить как предупреждение в первую очередь организаторам виртуальных сетей, а уже во вторую — использующим франчайзинг, суть которого «в представлении отдельной аптекой сильного розничного бренда с его привлекательностью, опытом продвижения и покупательной способностью, а не каких-то выгод при закупке препаратов… Компания-франчайзер является собственником бренда, а не Hard ware, то есть самой аптеки или торговой точки» (Stoehr U., 2012). Как еще одну несправедливость авторы отчета WEI называют упоминание соглашения о франшизе в резолюции Национального конгресса фармацевтов (Krajowego Zjazdu Aptekarzy — KZA, январь 2020 г.) в качестве одного из факторов риска ненадлежащего функционирования общественной аптеки. Ведь основным элементом подобных соглашений является фактическое финансовое и организационное разделение договаривающихся организаций.

Если бизнес-технологии нужны просто для выживания…

В общем, WEI — за рыночные механизмы конкуренции и сотрудничества в аптечном сегменте и призывает использовать механизм франчайзинга для выстраивания наиболее конкурентоспособных моделей. Благодаря эффекту масштаба он позволяет договориться о лучших коммерческих условиях, например, с оптовиками, а также делает отдельных фармацевтов независимыми от бремени торгового кредита оптового оператора. Вышеупомянутый синергетический эффект может быть еще более важным для качества услуг, предлагаемых отдельными субъектами. С его помощью возможно быстрое и эффективное внедрение инструментов стандартизованной фармацевтической помощи сразу во многих учреждениях.

Конечно, для игры вдолгую такие преимущества, как ценность аптечного бренда и качественные стандартизированные фармацевтические услуги, вполне могут себя оправдать. Но каково значение этих факторов во время экономического спада в условиях жесткой экономии, когда аптеки страдают от убыточных операций с возмещаемыми лекарственными средствами и хватаются за любые мало-мальски выгодные предложения? На многие общие для всех стран вопросы Польша дает свой особый ответ. Каким он будет на этот раз, узнаем в ближайшие месяцы.

По материалам wei.org.pl; aptekarze.org.pl; www.podatki.biz; zpp.net.pl

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті