«Индекс ибупрофена», или Чья «аптечная корзина» дешевле?

Простые ценовые индексы для безрецептурных лекарственных средств, обычно подчиняющиеся общим законам потребительского рынка с информационной и познавательной целью, агрегированные данные как инструмент закупочной политики приобретают все большую значимость в глазах профессиональной общественности. Появилось даже такое понятие, как «фармацевтический паритет покупательной способности» (ППС). Что это такое и как рассчитывают составляющие его ценовые индексы?

Как в сравнительном ключе оценить фармацевтическое обеспечение населения разных стран? Если ориентироваться на обобщенные параметры, то величина расходов на лекарственные средства требует уточнения, поскольку очевидно, что, например, приобретение одного и того же набора лекарственных средств в польской аптеке обойдется дешевле, чем в немецкой.

Это так же верно, как и то, что за литр кока-колы во Франции придется заплатить примерно 2,3 евро, а в США — 2 дол.* Другими словами, каждый доллар, потраченный в США на кока-колу, эквивалентен 1,15 евро во Франции, если иметь в виду приобретение того же напитка. Результат деления 2,3 евро на 2 дол. (то есть 1,15) — это и есть числовое выражение ППС в отношении кока-колы между Францией и США.

ППС широко используют Всемирный банк, Организация экономического сотрудничества и развития (Organisation for Economic Co-operation and Development — OECD), Евростат и др.

Самый «вкусный» из ценовых индексов

Посредством ППС можно оценить как весь валовой внутренний продукт (ВВП, Gross Domestic Product) — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость совокупности конечных товаров и услуг, так и его отдельные компоненты. Связующим звеном при этом выступают данные о ценах товаров и услуг, дающие гораздо более реалистичную картину производительности экономики, чем простой перерасчет ВВП по обменному курсу.

Так, если ППС для ВВП между Францией и США составляет 0,97 евро за доллар, то каждая американская денежная единица, потраченная на приобретение определенного пакета товаров и услуг в США, эквивалентна 0,97 евро. Показатели ППС, рассчитываемые OECD и Евростатом, опираются на данные о примерно 3 тыс. продуктов — компонентов ВВП.

Перевести ППС в более «удобоваримую» для понимания плоскость помогает так называемый индекс Биг-мака (Big Mac index— показатель, применяе­мый «The Economist» с 1986 г. Подобная «бургерономика» (выражение издания), конечно, не является строго научно-экономическим подходом, но пользуется неизменной популярностью по причине простоты и наглядности.

У индекса Биг-мака два измерения — «простое» и с учетом ВВП (приведенное по ВВП, GDP-adjusted). Первое вычисляется и интерпретируется легко, что можно проиллюстрировать на примере Украины и Польши (табл. 1). Простой или нестандартизованный (row) Биг-мак индекс, таким образом, представляет собой разницу между обменным курсом национальных валют и отношением цен Биг-мака в разных валютах, выраженную в %.

Таблица 1. Индекс Биг-мака в январе 2019 г. (нестандартизованный, последняя колонка) и подход к его вычислению на примере трех стран (www.economist.com)
Страны Цена в национальной валюте (н.в.) Отношение цены в н.в. к «эталонной» (американской) Обменный курс Разница между отношением цены в н.в. к «эталонной» и курсом, %
США 5,58 дол. 1 1 1
Украина 54 грн. 9,68 27,8 –65
Польша 10,5 злотых 1,88 3,75 –49,8

Нестандартизированный индекс Биг-мака в качестве экономического оценочного критерия имеет сравнительно малую значимость, поскольку в странах с низким уровнем дохода меньше затраты на оплату труда и т.д. Представляется, что экономическое положение, точнее, непосредственно покупательную способность населения лучше характеризует национальная, выраженная в долларах, цена Биг-мака.

Напрашивается одно уточнение: в данном случае идет речь об экономических возможностях скорее не «среднего», а «маленького» украинца или «маленького» россиянина, поскольку усредненные показатели доходов не учитывают разброс соответствующих показателей. Потому-то цена Биг-мака, выраженная в долларах, может считаться не самой плохой иллюстрацией покупательной способности населения (табл. 2).

Таблица 2. Цена Биг-мака в долларах США в некоторых странах и Еврозоне (январь 2019 г.)
Страна Цена, дол.
Украина 1,94
Россия 1,65
Турция 2,00
Египет 2,23
Азербайджан 2,33
Индия 2,34
Польша 2,80
Чехия 3,81
Великобритания 4,07
Австралия 4,35
Дания 4,60
Еврозона 4,64
Канада 5,08
США 5,58
Швеция 5,84
Норвегия 5,86

Фармацевтический ППС

В общепознавательном и развлекательном ключе можно отметить также индексы латте (кофейного напитка) или украинского борща. Как указано выше, агрегирование Евростатом данных о ценах более 3 тыс. разных продуктов (товаров и услуг) позволяет сравнивать разные страны по объемам ВВП и его компонентов, но многие пользователи заинтересованы в первую очередь в сравнении цен. Их уровни для конечного потребления домашних хозяйств, как и объем ВВП на душу населения, — два показателя на основе ППС, являющиеся наиболее востребованными на сайте Евростата (Konijn P., 2017).

Евростат представляет регулярно обновляемые данные по ППС относительно разных групп товаров и услуг (продуктов питания, одежды и обуви, услуг здравоохранения в целом и в гос­питальном сегменте и т.д.). С 2013 г. применяют новый метод, основанный на сборе информации о квази-ценах ряда больничных услуг в сочетании с данными системы национальных счетов для вычисления ППС сферы здравоохранения (Koechlin F. et al., 2014). Поскольку при переходе на более низкие уровни агрегирования возрастает частота статистических ошибок, Евростат не пуб­ликует результаты сопоставлений ниже определенного уровня детализации. Так, в публичном доступе отсутствуют свежие данные об индексах уровней цен (Price level index — PLI) лекарственных средств.

Данные о стоимости лекарственных средств, причем в гораздо большем объеме и лучшего качества, с недавних пор анализируют в рамках Европейской интегрированной базы данных о ценах (European Integrated Price Information Database — EURIPID). В ней на неприбыльной добровольной (платной) основе сотрудничает большинство европейских стран, предоставляющих данные о ценах лекарственных средств, стоимость которых возмещается, в стандартизированном формате. Сейчас доступ к базе имеют уполномоченные регуляторные органы 29 стран и Еврокомиссия с Евростатом.

Недавно на сайте проекта ВОЗ «Информация о ценах и возмещении стоимости лекарственных средств» (Pharmaceutical pricing and reimbursement information — PPRI) опубликованы результаты совместного с Евростатом «Исследования EURIPID по расчету ППС для лекарственных средств»** (Zuba M. et al., 2018).

Центральное место среди результатов этого исследования занимают PLI разных стран. Представлены также PLI лекарственных средств, относящихся к отдельным группам АТС-классификации, и взвешенные (по объемам потребления) ППС трех стран.

В анализ включены в общей сложности 2720 лекарственных средств (виртуальных продуктов), удовлетворявших критериям включения, и использованы так называемые максимальные официальные цены (с наценками и НДС), без учета возвратов и скидок. PLI определяли согласно методике Евростата, то есть как частное от деления ППС на текущий обменный курс. Разброс показателей — от 182 (в Швейцарии) до 64 (в Польше) (рисунок). Сравнительно высокий показатель Чехии объясняется тем, что там фактические розничные цены примерно на 20% ниже максимальных.

Рисунок
Ценовые индексы (PLI) лекарственных средств в 2017 г. (Zuba M. et al., 2018)
Ценовые индексы (PLI) лекарственных средств в 2017 г. (Zuba M. et al., 2018)

В основе индексов — виртуальные продукты

Поскольку среди отечественных специалистов существует заинтересованность в изучении европейского опыта ценового регулирования в сфере фармации, мы решили, подобно аналитикам EURIPID, выделить несколько «виртуальных продуктов» (пользуясь оригинальной терминологией) и сравнить их стоимость в нескольких странах. Как и в EURIPID, мы использовали максимальные (предельные) цены, установленные соответствующими регуляторными органами, с торговыми наценками и НДС. «Виртуальные продукты» определяли согласно:

  • АТС-классификации;
  • международному непатентованному наименованию (МНН) или названию действующего вещества по номенклатуре ВОЗ;
  • силе действия и размеру упаковки;
  • лекарственной форме.

В качестве примера взяты реимбурсируемые лекарственные средства, относящиеся в Европе к наиболее продаваемым. При этом в Польше, в отличие от Чехии и Латвии, некоторые позиции (выделенные курсивом) представлены только генериками и биоаналогами, исключая оригинальные препараты (табл. 3).

Таблица 3. Максимальные разрешенные цены (с торговыми наценками и НДС), зарегистрированные уполномоченными органами Латвии, Польши и Чехии, нескольких «виртуальных продуктов» (www.zva.gov.lv; www.gov.pl; www.sukl.cz)
Виртуальный продукт Латвия Польша Чехия
Адалимумаб, 40 мг, № 2, презаполненный шприц 1091 484 1028
Ритуксимаб (500 мг, концентрат для приготовления р-ра) 1444 1476 1194
Ривароксабан, 15 мг, табл., п/о, № 28 75 62 77
Глатирамера ацетат (20 мг/мл, р-р для инъекций, презаполненный шприц, № 28) 822 659 767
Софосбувир, велтапасвир, (400 мг/100 мг, табл., п/о, № 28) 13556 10954 17597
Трастузумаб (600 или 420 мг, р-р д/инъекций) 2086 1320 (420 мг) 1681

Не самые бедные, но экономные

Как видим, по уровню цен Польша определенно выгодно смотрится на фоне других стран Восточной Европы. Ее PLI на 27% ниже болгарского, хотя ВВП в ППС на душу населения — выше на 43% (Евростат). Прибалтийские страны, имея сопоставимые показатели ВВП в ППС на душу населения, не могут похвастать низкими ценами на лекарства: их PLIs — минимум на треть выше. То есть успехи польского руководства по согласованию цен с производителями и поставщиками лекарственных средств заслуживают высокой оценки.

Неудивительно, что, предлагая столь выгодные на общеевропейском фоне цены, Польша особенно страдает от незаконного вывоза лекарственных средств за границу. В этих схемах задействованы аптеки, реализующие лекарства по поддельным рецептам или ложным заказам, и лечебные учреждения, незаконно перепродающие лекарственные средства оптовым компаниям. Уже расследуют первые громкие дела по обвинениям в подобных преступлениях.

Так, Эльжбета Пиотровская-Рутковская (Elżbieta Piotrowska-Rutkowska), президент Главной аптечной палаты (Naczelna Izba Aptekarska — NIA), в программе Polsat News (7 марта 2019 г.) сослалась на информацию об очередном аресте 4 человек, причастных к незаконному вывозу наркотиков за границу (polsatnews.pl). Среди задержанных — президент и директора оптовых фармацевтических компаний. Они «ограничивают доступ аптек к лекарствам. У нас с этим огромная проблема», — отметила Э. Пиотровская-Рутковская.

Финансовые возможности страны и населения — разные категории

Располагая только ограниченными данными по потреблению лекарственных средств в нескольких странах, EURIPID не связывает PLI с ВВП. Бургерономика в силу своей «несерьезности» позволяет намного более смелые опыты. Например, однажды аналитики «Economist» поделили показатели ВВП разных стран на соответствующие цены Биг-мака и таким образом определили, «сколько бургеров в год может себе позволить гражданин той или иной страны».

На основе этого подхода возник другой, более строгий, по вычислению индекса Биг-мака с учетом ВВП (приведенный по ВВП показатель, GDP-adjusted). По-видимому, подобная стандартизация по объему ВВП отражает уже не покупательную способность населения, а возможности страны финансировать те или иные социальные проекты, включая лекарственное обеспечение.

ВВП Украины в расчете на душу населения по европейским меркам очень низкий (2639 дол., тогда как в Польше — 13 821 дол. в абсолютном выражении), и ее показателю не нашлось места в выбранной «Economist» системе координат. Кстати, ВВП по ППС на душу населения согласно данным Всемирного банка в Украине и Польше составляет 8667 и 29 026 дол. соответственно.

«Простые» ценовые индексы, которые, как в бургерономике, отражают непосредственную покупательную способность граждан, также являются актуальными для нас. Не претендуя на научную строгость и точность, попробуем напоследок сделать набросок относительно некоего индекса, к примеру, ибупрофена (как одного из лидеров нашего рынка). Для этого используем цены 5 розничных точек в тех же трех странах плюс «эталонная» для оригинального ибупрофена (Великобритания). Итак, по «индексу ибупрофена» страны распределились следующим образом, иллюстрируя роль и место безрецептурных лекарственных средств как потребительского продукта (табл. 4).

Таблица 4. «Индекс ибупрофена» (собственные данные, иллюстративно), %
Польша Чехия Латвия
–63 –59 –65

Для примера в данном случае взят безрецептурный препарат, поскольку его финансовые показатели лучше характеризуют рыночную ситуа­цию в отрыве от государственных ценообразующих механизмов.

Если другие смогли…

Итак, что получается в «сухом остатке»? Необходимо шире использовать ценовые индексы лекарственных средств как при формировании закупочной политики, так и по возможности распространяя ценовое регулирование на весь аптечный ассортимент, подобно Латвии.

Поскольку производители фармацевтической продукции проявляют значительную гибкость при установлении цен, необходимо наследовать опыт стран, добившихся наибольших успехов в повышении экономической доступности лекарственных средств. Как, например, в Польше, хорошо бы отдавать предпочтение генерическим и биоаналогичным лекарственным средствам и вести разъяснительную работу на государственном уровне, подобно Литве.

Дарья Полякова

*Eurostat — OECD Methodological Manual on Purchasing Power Parities. European Union/OECD, 2012. At https://www.oecd.org/sdd/prices-ppp/PPP%20manual%20revised%202012.pdf.
**Zuba M., Habl C., Nemeth G. EURIPID Study on the Calculation of Purchasing Power Parities (PPPs) for pharmaceutical products. Written in the framework of Contract №: PN5C/06/2016/C4 supported by Eurostat, 2018.

Комментарии

Нет комментариев к этому материалу. Прокомментируйте первым

Добавить свой

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Другие статьи раздела


Последние новости и статьи