мРНК-вакцины: первые заводские партии не соответствовали клинически исследованным? А что с векторными?

22 Квітня 2021 10:08 Поділитися
Согласно недавнему анализу авторов издания «BMJ» данных, источником которых считается Европейское агентство по лекарственным средствам (European Medicines Agency — EMA), ранние партии вакцины COVID-19 от Pfizer/BioNTech содержали уменьшенное по сравнению с использованным в клинических исследованиях количество информационной РНК (мРНК) (Tinari S., 2021). Эти первые промышленные партии содержали около 55% интактной мРНК, что ниже, чем в партиях для клинических исследований, с неопределенными последствиями.

В сообщении «BMJ» отмечено, что улучшение качества мРНК в последующих партиях могло решить проблемы, поднятые европейским, американским и канадским регуляторными органами. «В (производственные) процессы [компании Pfizer] были внесены изменения с целью гарантировать соответствие характеристикам партий для клинических исследований», — заявило в ответ на запрос «BMJ» Министерство здравоохранения Канады (Health Canada). В то же время Pfizer, EMA, Health Canada, Управление по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами США (Food and Drug Administration — FDA) и разработчики вакцин против COVID-19 «Moderna» и «CureVac» не предоставили конкретных сведений о приемлемой доле целостной мРНК в вакцине.

Источники данных

Откуда данные о вакцинах попали в распоряжение «BMJ»? EMA, проводившее в декабре анализ вакцины Pfizer/BioNTech от COVID-19, стало жертвой кибератаки. Более 40 мегабайт сек­ретной информации из обзора агентства было опубликовано в даркнете, и нескольким журналистам, в том числе из «BMJ», а также ученым со всего мира были отправлены копии утечек. Ни один из отправителей недоступен для контакта и не раскрыл свою личность. EMA заявляет, что идет уголовное расследование, и что «хотя отдельные электронные письма являются подлинными, данные от разных пользователей были отобраны и агрегированы, созданы скриншоты из нескольких папок и почтовых ящиков и добавлены дополнительные заголовки».

Причины сомнений

Судя по просочившейся информации, эксперты EMA, которым было поручено обеспечить качество производства, выразили обеспокоенность по поводу потерявших целостность модифицированных молекул мРНК, содержащихся в готовом продукте. В частности, сообщают о значительной разнице в соотношении сохранивших/потерявших целостность молекул между использованными в клинических исследованиях и коммерческими партиями — примерно от 78 до 55%. Основная причина неизвестна, и влияние этой потери целостнос­ти РНК на безопасность и эффективность вакцины еще не определена. Иными словами, множество файлов, просочившихся в «BMJ», свидетельствуют, что коммерческое производство не достигало ожидаемых спецификаций, и регуляторные органы не были уверены в последствиях. Со своей стороны, EMA направило в «Pfizer» два основных замечания, а также множество других вопросов.

Неясно, как были развеяны сомнения агентства. Согласно одному из просочившихся электронных писем от 25 ноября, положительные новости пришли из нераскрытого источника в США: «Последние партии показывают, что доля неповрежденной РНК снова составляет около 70–75%, что дает нам осторожный оптимизм относительно того, что дополнительные данные могут решить проблему», — отмечено в одном из электронных писем. В конечном итоге 21 декабря EMA выдало условное разрешение на маркетинг вакцины Pfizer/BioNTech.

Нормативные документы по качеству мРНК-вакцин находятся в разработке

Нестабильность РНК — основная причина строгих требований к холодовой цепи и одно из самых больших препятствий для разработчиков вакцин на основе нуклеиновых кислот. Данная проблема решается путем инкапсуляции мРНК в липидные наночастицы. «Полная неповрежденная молекула мРНК важна для ее эффективности в качестве вакцины», — цитирует «BMJ» экспертов. — Даже незначительная реакция деградации в любом месте цепи мРНК может серьезно замедлить или остановить правильную трансляцию этой цепи и, таким образом, привести к неполной экспрессии антигена-мишени» (Crommelin D.J.A. et al., 2021). Отмечают, что конкретное нормативное руководство для вакцин на основе мРНК еще не разработано, а попытки «BMJ» уточнить существующие стандарты не увенчались успехом.

«Готовые платформы» — это мечта, а на деле…

В отличие от вакцин на основе нуклеиновых кислот, при разработке векторных можно полагаться на руководство, специально разработанное в помощь исследователям Европейским директоратом по качеству лекарственных средств и здравоохранения (European Directorate for the Quality of Medicines & HealthCare — EDQM). Хотя, конечно, Оксфордскому университету (University of Oxford) с компанией «AstraZeneca» пришлось самим создавать стандарты для выпуска активного ингредиента, готового продукта и исследований его стабильности. Практически одновременно подобную работу применительно к тому же продукту пришлось проделать Индийскому институту сывороток (Serum Institute of India — SII).

Поскольку поставщиком оксфордской вакцины в Бразилию через Фонд Освальда Круза (Fundação Oswaldo Cruz — FIOCRUZ) стал SII, информацию о вакцине COVISHIELD можно получить у бразильского регулятора. Национальное агентство по санитарному надзору (Agência Nacional de Vigilância Sanitária — Anvisa) Бразилии в своем экспертном заключении об оценке запроса на использование в чрезвычайной ситуации предоставляет максимальное количество информации — как никакой из других источников. Остановимся на некоторых небезынтересных моментах.

Сначала — о передаче технологии

1) Банк вирусных векторов. Компания «AstraZeneca» охарактеризовала партию пре-мастер-вирусных векторов и передала показатели в SII для разработки собственного банка посевных культур (seed lot). Было проведено секвенирование полного генома изготовленного SII активного ингредиента ChAdOx1 nCoV-19 для сравнения с эталонным образцом из «AstraZeneca» и проверки отсутствия соответствия с геномом побочных агентов. Действительно, секвенирование генома подтвердило, что проанализированные образцы действующего вещества, в том числе в составе готового продукта (вакцины), на 100% идентичны контрольным образцам (аликвоте (точно измеренной кратной части образца)) партии предварительного посевного материала «AstraZeneca». Последовательность белка шипа (Spike) в проанализированных образцах была на 100% идентична контрольной последовательности.

Что касается физико-химических характеристик, был проведен анализ (с помощью электрофореза в полиакриламидном геле с додецилсульфатом натрия) предварительной посевной культуры, полученной от Oxford/AstraZeneca, по сравнению с партиями активного ингредиента и готового продукта, произведенными SII. Анализ показал, что действующее вещество и готовый продукт, произведенные в SII, имеют профиль характеристик, аналогичный таковому у «AstraZeneca».

2) Банк клеток. Аликвоты основного банка клеток (T-REx™-293), разработанного Оксфордом и произведенного из него рабочего банка от «Cob­ra Biologics Ltd.», также были переданы в SII для создания собственного рабочего банка клеток. При этом клеточная линия T-REx™-293, используемая в качестве субстрата для производства вирусного посевного материала и активного ингредиента, получена из линии HEK293. Она представляет собой иммортализованную линию гипотриплоидных клеток первичных эмбриональных клеток почек человека, трансформированных трансфекцией аденовирусом человека 5-го серотипа (HAdV5).

3) Производственный процесс. SII отвечает за хранение банков клеток и посевного материа­ла вирусов, производство активного ингредиента, готового продукта, а также проведение исследований контроля качества при выпуске этих продуктов, помимо проведения исследований стабильности и контроля качества вспомогательных веществ и упаковки. SII предоставил описание производственного процесса, включая текущий контроль, определение критических этапов производства, оборудования и ресурсов, используемых при производстве активного ингредиента.

Завод SII в Индии (но не именно та производственная линия, что выпускает ChAdOx1 nCoV-19) сертифицирован Anvisa на соответствие стандартам надлежащей производственной практики (Good Manufacturing Practic — GMP). Но, поскольку непосредственно производством активного ингредиента будет заниматься завод компании «WuXi Biologics Co., Ltd» (Китай), сертификат от бразильского инспектората получила в декабре 2020 г. соответствующая линия в Поднебесной.

Сравнительная оценка производства «AstraZeneca» и SII

SII представил сравнительный отчет об основных этапах процесса производства активного ингредиента двух производителей — своего, претерпевшего некоторые изменения, и «AstraZeneca». В нем, однако, не представлена полная сравнительная оценка, охватывающая средства контроля и внутрипроизводственные исследования, а также критические этапы и параметры процесса. Таким образом, детальную оценку стратегии контроля SII по сравнению с Oxford/«AstraZeneca» провести не удалось.

Контроль качества

Компания представила сравнительный анализ производственных партий действующего вещества из разных источников: Oxford/«AstraZeneca» (1 серия), «AstraZeneca» (1 коммерческая серия) и SII (2 серии по 200 л + 2 по 2000 л). Отмечено, что некоторые параметры, такие как инфекционность и концентрация вирусных частиц, показали значительную изменчивость. Тесты и спецификации Oxford/«AstraZeneca», «AstraZeneca» и SII не были сопоставлены между собой, но в целом тесты, спецификации были признаны, как и методы контроля качества, приемлемыми в контексте использования в экстренных случаях. Однако некоторые используемые тесты и аналитические методы не полностью соответствуют Руководству по минимальным требованиям для подачи запроса на разрешение использования в чрезвычайных ситуациях вакцин против COVID-19, в частности, метод ультрафиолетовой (УФ) спектроскопии для определения концентрации вирусных частиц, который не прошел валидацию, и метод количественной полимеразной цепной реакции (ПЦР), для которого не определены спецификации. Отмечено отсутствие теста на невидимые частицы и полисорбат 80 для готового продукта у SII. Кроме того, метод определения концентрации вирусных частиц, используемый «AstraZeneca» (колоночная хроматография), отличается от методов SII (количественная ПЦР и УФ-спектроскопия).

Как нормируется сила действия (титр инфекционного вектора), в отличие от концентрации векторных частиц, в материалах Anvisa не указано, как, впрочем, и в информации о ChAdOx1 многих других регуляторов (таблица). Только ЕМА в описании количественных и качественных характеристик продукта сообщает о содержании инфекционных единиц, а Health Cana­da — и того, и другого (см. таблицу).

Таблица. Официальная информация о вакцине ChAdOx1 для профилактики COVID-19, разработанной Оксфордским университетом (University of Oxford)/AstraZeneca, от разных производителей в результате трансфера технологий
Вакцина и источник информации Антигенный состав 1 дозы (0,5 мл)
Vaxzevria (ChAdOx1-S), ЕМА Не менее 2,5·108 инфекционных единиц (infectious units, инф. ед.)
COVISHIELD™, листок-вкладыш в упаковку (www.seruminstitute.com) 5·1010 вирусных час­тиц (вч)
COVISHIELD™, рекомендации ВОЗ по данным, предоставленным SII — 2 производственных участка (WHO, 2021) 5·1010 вч
COVID-19 вакцина AstraZeneca (DHSC, 2021) 5·1010 вч
COVID-19 вакцина AstraZeneca (TGA) 5·1010 вч
COVISHIELD и вакцина COVID-19 AstraZeneca, считающиеся подобными (Health Canada, 2021) 5·1010 вч (не менее чем 2,5·108 инф. ед.)
ChAdOx1, Fundação Oswaldo Cruz (Fiocruz) (Anvisa, 2021) 5·1010 вч

Использование названых методов (колоночная хроматография или количественная ПЦР и УФ-спектроскопия) для определения концентрации вирусных частиц стало камнем преткновения при внедрении вакцины ChAdOx1 в промышленное производство. Именно из-за разницы в аналитических методах определения концентрации вирусных частиц между AZ и SII часть участников исследования COV002 вместо положенной по протоколу начальной дозы 5·1010 вирусных частиц (вч) (обозначено как стандартная доза — СД) фактически получили 2,2·1010 вч (обозначено как низкая доза — НД). Небольшое количество участников исследования COV005 также получили НД из-за используемого теста.

Первоначальной целью программы разработок было внедрение однократной иммунизации. Когда после анализа данных об иммуногенности из исследования COV001 стало ясно, что вторая доза обеспечивала повышенную иммуногенность, было принято решение провести дальнейшую широкую оценку по схеме с 2 дозами. Однако в условиях логистических ограничений, связанных с производственными условиями, были задержки с доступностью материалов клинических исследований для второй дозы во всех 4 исследованиях, в основном затронувшие исследования COV001 и UK COV002. Из-за этих задержек интервал между дозами (первоначально предполагалось, что это будет 4–12 нед), составил 4–26 нед.

Таким образом, рекордно быстрое внедрение новых вакцин в промышленное производство (обоих разновидностей, получивших разрешение в США и ЕС, — на основе нуклеиновых кислот и вирусных векторов) не обошлось без проблем. К счастью, первоначальные отклонения были быстро ликвидированы, и компании наряду с ответственными органами принимающих стран в основном проводят посерийный контроль выпускаемой и ввозимой продукции. Только такой очень тщательный подход может гарантировать качество вакцин в самой масштабной за всю историю кампании.

Список использованной литературы

1. Abbasi J. (2021) Data Leak Exposes Early CO­VID-19 Vaccine Manufacturing Hiccups. JAMA; 325(14): 1385. doi:10.1001/jama.2021.5002
2. Department of Health and Social Care (DHSC), AstraZeneca AB. Summary of the Public Assessment Report. Updated 7 April 2021, accepted 15 April 2021, https://www.gov.uk/government/publications/regulatory-approval-of-covid-19-vaccine-astrazeneca/summary-of-the-public-assessment-report-for-astrazeneca-covid-19-vaccine#quality-aspects
3. ЕМА. SUMMARY OF PRODUCT CHARACTERISTICS. Vaxzevria suspension for injection COVID-19 Vaccine (ChAdOx1-S [recombinant]), https://www.ema.europa.eu/en/documents/product-information/vaxzevria-previously-covid-19-vaccine- astrazeneca-epar-product-information_en.pdf
4. Health Canada. COVISHIELD Product Monograph. COPYRIGHT 2021, Verity Pharmaceuticals INC. Date of Revision: April 14, 2021, accepted 15 April 2021, https://covid-vaccine.canada.ca/info/pdf/covishield-pm-en.pdf
5. Crommelin D.J.A., Anchordoquy T.J., Volkin D.B. et al. (2021) Addressing the cold reality of mRNA vaccine stability. J. Pharm. Sci.; 110: 997–1001. doi:10.1016/j.xphs.2020.12.006 pmid:33321139
6. Therapeutic Goods Administration (TGA). AUSTRALIAN PRODUCT INFORMATION. COVID-19 Vaccine AstraZeneca (ChAdOx1-S) solution for injection, http://www.tga.gov.au/sites/ default/files/auspar-chadox1-s-co­vid-19- vaccine-astrazeneca-210215-pi.pdf
7. Tinari S. The EMA covid-19 data leak, and what it tells us about mRNA instability BMJ 2021; 372 :n627 doi:10.1136/bmj.n627
8. WHO. Recommendation for an EUL of COVID-19 Vaccine COVISHIELDTM submitted by SIIPL. Version 26 February 2021, accepted 15 April 2021, https://extranet.who.int/pqweb/sites/default/files/documents/COVISHIELD_TAG_REPORT_EULvaccine.pdf
По материалам www.gov.br; www.ema.europa.eu; www.gov.uk;
covid-vaccine.canada.ca; www.tga.gov.au

Коментарі

Коментарі до цього матеріалу відсутні. Прокоментуйте першим

Добавить свой

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*

Останні новини та статті