Об ответственности и риске, или с чем едят диетические добавки?

Диетические (пищевые) добавки (далее — ДД) — явление, распространенное повсеместно, поэтому выдумывать «украинский велосипед», регулируя их оборот, по меньшей мере, неразумно. Так, на рынке США в настоящее время находятся 29 тыс. наименований этой продукции, ежегодно появляется еще около 1 тыс., а американцы ежегодно тратят на их приобретение 18 млрд дол. США (Marwick C., 2002). ДД покупают с целью оздоровления или профилактики, нередко считая, что эти продукты более натуральные или экологически чистые по сравнению с лекарственными средствами. Наиболее широко ДД представлены на полках аптечных учреждений, вероятно, именно поэтому потребители, а нередко и специалисты, ошибочно полагают, что рекомендации к употреблению ДД могут основываться на представлениях об их терапевтическом действии или эффективности (характеристиках, которых у этих продуктов в принципе быть не может). Этикетки ДД обычно не содержат указаний о нежелательности их употребления в тех или иных ситуациях, поэтому вероятно формирование не соответствующих действительности представлений о безопасности ДД. Задача специалистов, в том числе регуляторных органов, — обеспечить защиту интересов потребителей и предоставить им как можно больше информации для обоснованного выбора.

Следует ли стремиться к тому, чтобы в Украине термин ДД понимали так же, как в других странах? По-видимому, да, поскольку общая терминология облегчает как взаимное перенимание опыта, так и взаимодействие в рыночном пространстве. Основными законодательными актами, регулирующими обращение ДД в США, ЕС и Украине, являются, соответственно, Закон о ДД (Dietary Supplement Health and Education Act — DSHEA, 1994 г.); Директива 2002/46/ЕС Европейского Парламента и Совета (Directive 2002/46/ЕС) и Закон Украины «О качестве и безопасности пищевых продуктов и продовольственного сырья». Определения ДД, введенные в этих законодательных актах, в основном схожи и опираются на три принципиальных положения. Во-первых, ДД предназначены для дополнения рациона питания. Во-вторых, они могут включать витамины, минералы, компоненты из растительного сырья, аминокислоты, жиры. Фактически «закрытого» или «отрицательного» списка нет ни в одной из стран, и вопрос о возможности включения того или иного вещества в состав ДД находится в сфере компетенции регуляторных органов. В-третьих, в ЕС и Украине предусмотрено, что ДД выпускаются в дозированных формах для перорального применения (таблетки, порошки, капсулы и т.п.). В США такая норма также вводится законом, но при этом указывается, что ДД могут быть представлены и в недозированной форме (брикетом и т.п.). В Директиве же ЕС подчеркивается, что форма выпуска должна обеспечивать возможность приема продукта в количествах, которые можно точно измерить.

В США оборот ДД регулируют Управление по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными средствами США (Food and Drug Administration — FDA) и Федеральная комиссия по торговле (Federal Trade Commission — FTC), причем FDA занимается (об этом будет рассказано ниже) некоторыми общими вопросами, касающимися информации на этикетках, а FTC — контролирует рекламную деятельность компаний. Экспертным органом ЕС по всем вопросам, связанным с пищей и ее безопасностью, является Европейское агентство по безопасности пищевых продуктов (European Food Safety Authority — EFSA). Подобные функции выполняют Агентство по стандартам пищевых продуктов (Food Standards Agency — FSA) в Великобритании и Федеральный институт по оценке риска (Federal Institute for Risk Assessment (BfR) в Германии. В США, Германии, Великобритании за соответствие продукта требованиям национального законодательства несет ответственность только компания — производитель, дистрибьютор, импортер. Это означает, что перед выведением ДД на рынок выдача разрешения на маркетинг или регистрация не требуются, и компания не представляет в регуляторные органы какие бы то ни было доказательства безопасности. В США единственным исключением являются так называемые новые диетические ингредиенты. Согласно DSHEA производитель или дистрибьютор должны сообщить FDA о намерении вывести на рынок ДД, содержащие такие ингредиенты. Компания должна продемонстрировать FDA, на каком основании употребление таких компонентов в составе ДД может считаться безопасным. Официального списка диетических ингредиентов, которые были представлены на рынке к моменту принятия DSHEA в 1994 г., не существует. Поэтому за определение того, является ли тот или иной диетический компонент новым, ответственны сами производители и дистрибьюторы. Контролирующие функции по отношению к операторам, работающим с ДД и пищевыми продуктами, выполняют одни и те же органы.

Директивой 2002/46/ЕС инициировано создание системы «позитивного списка» ингредиентов, которые можно включать в состав ДД. Прочие ингредиенты, будучи безопасными для здоровья человека, могут быть внесены в список по решению Европейской комиссии. В соответствии с Директивой страны-члены могут разрешать с 1 августа 2003 г. и позднее продажу продуктов, содержащих ингредиенты, внесенные в список, и запрещать с 1 августа 2005 г. и позднее — не соответствующих. Появление Директивы и ее имплементация в законодательство стран-членов ЕС вызвали неоднозначную реакцию. Многие утверждают, что ими нарушаются права и интересы граждан и компаний, особенно небольших, которые не смогут нести бремени финансовых расходов, необходимых для изменения составов ДД (Euromonitor international, 2006). Научная оценка доказательств безопасности одного ингредиента ДД, пишет «Times Online», обойдется компании в 80–250 тыс. фунтов. Европейские ассоциации производителей и магазинов, торгующих ДД, инициировали судебное разбирательство, утверждая, что положения Директивы идут вразрез с основными принципами Европейского законодательства и не имеют надлежащей правовой основы. 12 июля 2005 г. Суд Европейских Сообществ (Сourt of Justice of the European Communities) отклонил доводы заявителей, постановив, что «система «позитивного списка» соответствует своему предназначению обеспечивать свободное обращение пищевых добавок и гарантировать защиту здоровья человека» (CVRIA, 2005). Все же, по мнению некоторых юристов, пока неясно, как отдельно взятый производитель или дистрибьютор может влиять на включение новых ингредиентов в этот список (PMR, 2006). Как бы ни чувствовали себя отдельные производители, но подобные меры защищают потребителя. Оператор рынка берет на себя огромную ответственность, вводя в оборот новый продукт. Если представить себе, что здоровью потребителя нанесен вред в результате употребления ДД, как сможет маленькая компания, не имеющая средств даже на переформуляцию, компенсировать неблагоприятные последствия, связанные с ее продуктами?

Об украинском «порядке проведения государственной регистрации специальных пищевых продуктов и выводов санитарно-эпидемиологической экспертизы», введенном в действие Постановлением Кабинета Министров Украины, наше издание писало неоднократно. В соответствии с ним доступ на украинский рынок отдельно взятый поставщик или производитель ДД получает по решению ни много ни мало — МЗ Украины. Потребитель вправе рассчитывать на то, что все действия регуляторных органов нацелены прежде всего на защиту его интересов. Какова же роль МЗ в обороте ДД? К условиям производства ДД нигде в мире не собираются предъявлять такие же требования, как в отношении лекарственных средств, поэтому содержание компонентов в составе одних и тех же ДД (об этом будет рассказано ниже) может существенно отличаться. Довольно часто зарубежные регуляторные органы сообщают о выявлении в ДД лекарственных средств. Кто-то может возразить: некачественные лекарственные препараты также встречаются. Да, это так, но сертификация на соответствие стандартам надлежащих практик (GLP, GMP, GCP) является гарантией качества и эффективности лекарственных средств. Может, наша страна самая «продвинутая» и производство ДД будет особым образом регулироваться? Иначе на каком основании соответствующий центр МЗ может составлять «обоснованный вывод об … эффективности (   ) специальных пищевых продуктов» (Постановление Кабинета Министров от 23 июля 2004 г. № 942)? Какой, позвольте спросить, эффективности, если большинство цивилизованных стран отрицают наличие таковой у ДД? Если она имеется, то продукт является лекарственным средством, а это уже совсем другой уровень требований и ответственности как для производителя, так и регуляторных органов. И только соблюдение надлежащих практик может гарантировать, что все образцы того или иного продукта обладают одинаковым терапевтическим действием. Представляется, что гармонизация украинской законодательной базы с европейской поможет решить возникающие проблемы.

МАРКИРОВКА

В законодательном порядке как в странах ЕС, так и в США установлено, что продукты, предназначенные для лечения, уменьшения выраженности симптомов заболеваний или их предупреждения соответствуют определению лекарственного средства и являются объектом медицинского законодательства. DSHEA (США) утверждает, что ДД с подобной информацией на этикетке будет считаться не получившим разрешение на маркетинг и потому незаконно представленным на рынке лекарственным средством (в нашей же стране пищевые продукты, отнесенные к категории специальных на основании заключения государственной санитарно-гигиенической экспертизы, выпадают из сферы деятельности Государственной инспекции по контролю качества лекарственных средств МЗ Украины) («Еженедельник АПТЕКА» № 41(512) от 24.10.2005 г.)). Поэтому подобных утверждений не должны содержать ни этикетка, ни реклама, ни другие информационные материалы о ДД. В них же согласно Директиве 2002/46/ЕС нельзя помещать никаких утверждений или предположений относительно того, что сбалансированная разнообразная диета не обеспечивает достаточным количеством питательных веществ. На этикетке обязательно следует указывать, что ДД не должна применяться для замены разнообразной диеты. С точки зрения операторов рынка Польши, эти два законодательных положения осложняют рекламирование ДД. По их мнению, очень трудно информировать потребителей о свойствах продуктов и рекламировать их, не утверждая и не предполагая, что они могут предупреждать или лечить заболевания. Все же, отмечают польские специалисты, поскольку в отношении ДД не действуют ограничения на рекламу подобно таковым у рецептурных препаратов, их значительно проще рекламировать для аудитории непосредственных потребителей. Кроме того, рекламные материалы не контролируются Главным фармацевтическим инспекторатом (Main Pharmaceutical Inspectorate — GIF), и компании в некоторых аспектах чувствуют себя более свободно (PMR, 2006).

С нашей точки зрения, очень интересно разобраться в том, что собой представляет ДД или какую информацию несет потребителю этикетка продукта. По европейскому законодательству нутриенты или другие субстанции, источником которых является ДД, могут оказывать питательный или физиологический эффект. Последнее никак не поясняется в Директиве, но, к примеру, в английском законодательстве указывается, что ДД не могут корректировать или модифицировать физиологические функции, то есть их употребление просто поддерживает протекание обычных процессов в организме. Конечно, фиксировать какие-то качественные или количественные физиологические изменения при этом просто бессмысленно. В Украине к эффектам ДД подошли с другой меркой и стимулируют компании проводить исследования с последующим предоставлением их протоколов в МЗ при регистрации специальных пищевых продуктов. Какие утверждения в результате появятся на этикетках ДД? Пока не будет соответствующего официально утвержденного списка, вероятно, каждый раз они будут результатом компромисса между компанией и регуляторными органами.

Американское законодательство, похоже, создает более либеральное окружение для операторов рынка ДД. Хотя согласно закону этикетка не должна содержать утверждений о том, что ДД можно применять для «диагностики, предупреждения, лечения, уменьшения выраженности симптомов» заболеваний, DSHEA позволяет производителям описывать «структурно-функциональные» эффекты ингредиентов ДД. При этом необходимо указывать: «Данное утверждение не оценивалось FDA. Этот продукт не предназначен для диагностики, предупреждения, лечения, уменьшения выраженности симптомов какого бы то ни было заболевания». В таком случае может приводиться такая информация: о пользе применения ДД на фоне дефицита нутриентов, сведения о распространенности этих состояний в США, о документированных механизмах сохранения структурно-функциональных характеристик организма или общем благополучии при употреблении нутриентов или диетических ингредиентов. Так, утверждение «кальций входит в состав костей скелета» является примером подобной информации. Напротив, указание в этикетке, что «потребление кальция уменьшает выраженность проявлений остеопороза» относится к другой категории, о которой речь пойдет ниже.

Утверждения о структурно-функциональных эффектах ДД должны основываться на строгой научной основе, утверждает DSHEA. При этом закон не предоставляет FDA права инспектировать документы производителей для установления справедливости положений на этикетках. Этим занимается FTC. В октябре 2004 г. FDA издало проект руководства по обоснованию утверждений о свойствах ДД (Guidance for Industry: Substantiation for Dietary Supplement Claims Made Under Section 403(r)(6) of the Federal Food, Drug, and Cosmetic Act-Draft Guidance, 2004). И хотя в документе выдвинут целый ряд требований к производителям и дистрибьюторам ДД, FDA все так же не уполномочено требовать от производителей обоснований предоставляемой ими информации. Роль FDA при этом — исключительно экспертная. Уровень ответственности — соответствующий, хотя многие из тех, кто ратует за интересы потребителей, хотели бы от FDA большей вовлеченности в процесс, на что представители регуляторных органов парируют нехваткой ресурсов — финансовых и человеческих (New York State Task Force on Life & the Law, 2005).

Принятый позднее, чем DSHEA, Закон о модернизации FDA (Food and Drug Administration Modernization Act — FDAMA, 1997) позволяет помещать на этикетки ДД указания о «содержании нутриентов», основанные на «авторитетных утверждениях» научных подразделений федерального правительства или Национальной академии наук (National Academy of Sciences). Подобная информация может описывать количество нутриента или другой субстанции в составе ДД с использованием терминов «без», «высокий», «низкий». Точная количественная характеристика нутриента в продукте, например, «200 мг натрия» допустима на этикетке любого продукта, однако описательное утверждение, к примеру, «только 200 мг натрия» должна быть подтверждена авторитетным источником. Обобщенные правила по этому типу утверждений на этикетках представлены в соответствующем руководстве (The Food Labeling Guide).

После прецедента, имевшего место в 1999 г., разрешено указание еще одного типа информации на этикетках, а именно «о влиянии на здоровье». Причиной введения такой нормы стало судебное разбирательство, инициированное компаний-производителем ДД, в результате чего апелляционный суд округа Колумбия постановил, что FDA должно позволять размещать на этикетках отдельные утверждения о влиянии ингредиентов ДД на здоровье (The Library of Congress, 2002). Теперь в случае, если FDA сочтет, что имеется большее количество информации в поддержку утверждения, чем против него, агентство может позволить разместить его на этикетке, указав, что доказательства этого по-прежнему ограничены.

C 1999 г. FDA одобрило несколько утверждений о влиянии на здоровье пищевых продуктов. Среди них те, что касаются онкологических заболеваний (витамины С и Е, селен), риска сердечно-сосудистых заболеваний (орехи, омега-3 жирные кислоты, витамины группы В, мононенасыщенные жирные кислоты оливкового масла), когнитивной функции (соевый фосфатидилсерин) и дефектов нервной трубки у плода (фолиевая кислота), сахарного диабета (пиколинат хрома), артериальной гипертензии (кальций) (CFSAN. Qualified Health Claims Subject to Enforcement Discretion, 2005).

Примеры одобренных утверждений о влиянии на здоровье (FDA):

1) Некоторые научные доказательства свидетельствуют, что употребление селена может уменьшать риск развития отдельных видов онкологических заболеваний. Однако FDA считает, что эти доказательства ограниченные и неубедительные.

2) Как часть сбалансированного рациона с низким содержанием насыщенных жиров
и холестерина, фолиевая кислота, витамины В6 и В12 могут уменьшать риск сердечно-сосудистых заболеваний. FDA оценило данное утверждение и считает, что поскольку рацион с уменьшенным содержанием насыщенных жиров и холестерина снижает риск сердечно-сосудистых заболеваний сам по себе, доказательства данного утверждения неубедительны.

Итак, FDA принимает участие в размещении информации на этикетках и промоционных материалах, распространяемых в местах продажи ДД, но полномочия регуляторного органа в этом отношении ограничиваются в основном ролью эксперта. Рекламной информацией, в том числе, печатной, аудиовизуальной, в электронных средствах массовой информации, а также другими маркетинговыми материалами занимается FTC. В определении допустимости тех или иных утверждений в рекламе FTC в основном следует позиции FDA, только в очень редких случаях допуская появление в рекламе утверждений о влиянии нутриентов на здоровье, не содержащихся в надписи на этикетке (FTC, 2005). Согласно руководству для отрасли, подготовленному FTC:

1) реклама ДД должна быть правдивой и не вводить в заблуждение;

2) прежде чем начать ее распространение, рекламодатель должен получить адекватное подтверждение всем утверждениям.

Беспокойство экспертов вызывает то, что на практике различия между утверждениями о структурно-функциональных эффектах и влиянии на здоровье трудно уловимы, а производители и маркетирующие организации часто игнорируют нормы, установленные FDA и FTC. Исследование 34 коммерческих веб–сайтов свидетельствует, что подавляющее большинство из них содержит информацию о том, что ДД предупреждают или лечат рак. Менее 40% сайтов советуют проконсультироваться с врачом, прежде чем употреблять ДД (Bonakdar R., 2002). Главное управление инспекций (Office of Inspector General — OIG) Департамента здравоохранения и медицинского обслуживания США (Department of Health and Human Services — HHS), изучив этикетки ДД в 2003 г., выявило много нарушений существующих требований и других недостатков. Среди них: неподтвержденные данные о пользе нутриентов, неполная информация о безопасности, нестандартизированный формат этикеток, в силу чего информация воспринимается плохо и т.д. (US HHS, OIG, 2003). OIG рекомендовал разработать стандартный образец этикетки ДД, который должен включать сведения о взаимодействии с лекарственными средствами и другими продуктами питания, ситуациях, когда употребление ДД нежелательно, возможных побочных эффектах. Эти рекомендации так и не были имплементированы (New York State Task Force on Life & the Law, 2005).

В ЕС, например, Великобритании, также стремятся к созданию списка утвержденных указаний о влиянии ингредиентов ДД на здоровье, о чем можно прочитать на сайте соответствующей организации (Joint Health Claims Initiative) www.jhci.co.uk. Консультативную и информационную функции, в том числе мониторинг побочных действий, в Англии выполняет FSA. Управление по рекламным стандартам (Advertising Standards Authority) и Управление коммуникаций (Office of Communications — Ofcom) обеспечивают соответствие рекламной информации положениям Британских правил рекламы и промоции при продажах (British Code of Advertising and sales Promotion).

НАДЛЕЖАЩАЯ ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ПРАКТИКА (GMP)

Ни в странах — членах ЕС, ни в США от производителя ДД не требуют соблюдения норм GMP, хотя такое возможно, особенно если компания является производителем и лекарственных средств. DSHEA содержит положения в поддержку разработки GMP для производства ДД на основе аналогичных норм, применяющихся в производстве пищевых продуктов. То есть речь не идет о требованиях GMP лекарственных средств, призванных обеспечить эффективность и безопасность, а о системе правил для предупреждения вариабельности состава ДД, контаминаций, ошибочного включения ингредиентов, нарушений упаковки, маркировки и т.д. Иначе потребовалось бы выполнение еще двух надлежащих практик — GCP и CLP, которые имеют точку приложения только в случае лекарственных средств. В 2003 г. FDA был предложен проект GMP, включивший минимальные стандарты по помещениям и оборудованию, технологическим процессам, контролю качества, финальная версия которого еще не принята (New York State Task Force on Life & the Law, 2005).

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЙ РИСК УПОТРЕБЛЕНИЯ ДД

Принимая решение об употреблении ДД, необходимо отдавать себе отчет, что понятия «натуральный» и «безопасный» не являются синонимами. Кроме того, следует помнить, что влияние многих ингредиентов этих продуктов на организм человека является малоизученным. Большую роль в этом играет необязательность проведения премаркетинговых исследований ДД в большинстве стран. Многие достаточным для решения о безопасности считают длительный (на протяжении веков) опыт употребления того или иного компонента ДД. С таким представлением могут быть связаны несколько заблуждений. Во-первых, содержание активных ингредиентов в разных продуктах может варьировать в очень широких пределах; поэтому сведения об опыте употребления одного из них не могут непосредственно переноситься на другой. Во-вторых, отсроченное возникновение многих побочных эффектов могло препятствовать установлению причинно-следственной связи (к примеру, тяжелые поражения печени могут развиваться спустя несколько месяцев после употребления продуктов из растения кава (Piper methysticum). В-третьих, сведения об употреблении тех или иных разновидностей или частей растений, времени их сбора могут теряться, в связи с чем изменяется химический состав продукта. Так, в Бельгии в начале 1990-х гг. было зафиксировано более 100 случаев почечной недостаточности у людей, употреблявших ДД, в состав которой вместо растения хан фанг джи (stephania tetrandra) ввели другое, под названием гуанг фанг джи (aristolochia fangchi) (Varner J.S., 2001). В-четвертых, способ и продолжительность употребления продуктов в настоящее время и много лет назад могут сильно отличаться. Например, продукты из эфедры (Ephedra) традиционно употребляли кратковременно для облегчения симптомов простуды. Использование их в последнее время с целью уменьшения массы тела на протяжении длительного периода повлекло частое развитие побочных эффектов (Shekelle P.G. et al., 2003).

Другие аспекты, с которыми может быть связана потенциальная небезопасность ДД, таковы (New York State Task Force on Life & the Law, 2005).

1. Ошибочное представление о том, что увеличение количества употребляемого продукта приводит к усилению положительного эффекта; потенциально небезопасны высокие дозы кальция, жирорастворимых витаминов.

2. Замена общепринятых подходов к лечению использованием ДД; в развитых странах врач может лишиться права заниматься врачебной деятельностью, если он отдал предпочтение комплементарной медицине, в том числе ДД, перед лечением с хорошо доказанной эффективностью, если это привело к негативным последствиям для пациента (Sheldon T., 2006).

3. Употребление ДД на фоне применения лекарственных средств; считается, что в США каждый шестой пациент принимает рецептурный препарат во время употребления ДД (Kaufman D.W. et al., 2002), вместе с тем, это может приводить к неблагоприятным фармакокинетическим или фармакодинамическим взаимодействиям. Так, практически все хорошо известные ингредиенты ДД могут влиять на метаболизм и эффективность лекарственных средств.

4. В некоторых ситуациях употребление ДД нежелательно. Например, не рекомендуется употреблять подавляющее большинство этих продуктов, за исключением фолиевой кислоты, в период беременности, поскольку влияние их на плод плохо изучено. Многие компоненты ДД (эхинацея, эфедра, чеснок, гинкго, кава, зверобой, валериана) нельзя использовать перед и после выполнения хирургических операций, поскольку известно их воздействие на свертываемость крови, сердечно-сосудистую, иммунную систему, а также ряд лекарственных взаимодействий.

5. Каждый этап производства ДД потенциально опасен риском контаминации. В составе этих продуктов могут выявлять тяжелые металлы, пестициды, гербициды, микроорганизмы (Ernst E, 2004).

6. Встречаются случаи включения рецептурных лекарственных средств в состав ДД с целью придать им или усилить их эффект. Регулярно о содержании в составе ДД таких компонентов, как кортикостероиды, половые гормоны, сибутрамин, варфарин и пр. сообщают европейские и американские регуляторные органы (EFSA, Агентство по регулированию лекарственных средств и продуктов для здравоохранения Великобритании (UK Medicines and Healthcare products Regulatory Agency — MHRA), FSA, FDA).

7. Компоненты, риск применения которых превышает пользу. В разное время регуляторные органы разных стран (США, Канады, Франции, Швейцарии, Великобритании) запретили или ограничили использование в составе ДД таких компонентов, как йохимбе, аристолохиевая кислота, окопник лекарственный, кава и пр.

Одними из важных отличий в регулировании оборота ДД и лекарственных средств являются требования к системе сбора информации о побочных эффектах. Производители лекарственных препаратов или медицинского оборудования обязаны сообщать в FDA обо всех случаях подозреваемых побочных эффектов посредством системы MedWatch. Относительно нежелательных явлений при употреблении ДД в США, да и в других странах, никто не обязан извещать кого бы то ни было. Согласно результатам исследования, организованного FDA, агентство получает информацию менее чем об 1% случаев побочных эффектов в связи с употреблением ДД (69 Federal register 6817, 2004). Редко с подобной информацией в регуляторные органы обращаются и специалисты здравоохранения, и потребители.

Итак, нужна ли регистрация производителей и дистрибьюторов ДД? Да, считают американские специалисты (New York State Task Force on Life & the Law, 2005). Это поможет внедрить практику обязательного информирования о побочных эффектах в связи с употреблением ДД. Пополнять доказательную базу о результатах употребления нутриентов и других компонентов ДД также нужно. Но может ли государство брать на себя ответственность за качество, безопасность (не говоря уже об «эффективности»!) каждого из этих продуктов? Вопрос адресован, прежде всего, экспертам в данной области. Давайте только не забывать о том, как осторожничают регуляторные органы развитых стран (хотя бы FDA с его утверждениями «доказательства сомнительны…») в отношении оценки характеристик ДД.

Продолжение в следующих номерах

Дарья Полякова

Комментарии

Нет комментариев к этому материалу. Прокомментируйте первым

Добавить свой

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Другие статьи раздела


Последние новости и статьи